ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– А он отлично там смотрелся, пока был президентом, – задумчиво произнёс Доминик.

– Ты бы ему это сказал. И мама тоже была рада, что уезжает оттуда. Вся эта муть с обязанностями первой леди не позволяла ей заниматься своей медициной, а уж после того, что случилось с Кайлом и Кэти, она просто возненавидела эту жизнь. Знаете эту старую пословицу, что самое опасное место в мире – расстояние, которое отделяет мать от её детей? А ведь это чистая правда, парни. Я только один раз видел, что она вышла из себя – с папой это случалось гораздо чаще, – это когда кто-то сказал ей, что из-за официальных обязанностей ей придётся пропустить спектакль в детском саду – а ведь в нём участвовал Кайл. Да она была в самом настоящем бешенстве. В общем, няньки помогли, а журналюги буквально измордовали её за это: мол, не американское поведение, где же дух нации и все такое прочее! Я точно скажу: если бы кто-нибудь из них заснял папу, стоящим у писсуара, то в газетах завопили бы, что он мочится неправильно.

– Так ведь у всех критиков есть только одна задача: показать всему миру, насколько они умнее того, кого критикуют.

– У нас в Бюро таких называют законниками или Отделом проверки служебного соответствия, – сообщил Доминик своим соседям по столу. – Перед тем, как принять на работу, им хирургически удаляют чувство юмора.

– В морской пехоте тоже есть свои репортёры, и я готов держать пари, что ни один из них никогда не бывал в учебном лагере. – По крайней мере, те парни, которые служат в Генеральной инспекции, вряд ли заканчивали что-нибудь, кроме базовой школы[64].

– Я думаю, что нам не стоит слишком сильно переживать, – сказал Доминик, поднимая свой бокал. – Нас-то никто критиковать не будет.

– За жизнь! – хихикнув, добавил Джек. «Проклятье, – подумал он, – интересно, чёрт возьми, что скажет папа, когда узнает обо мне?»

Глава 16

И топот догоняющих коней

Для подавляющего большинства людей воскресенье является днём отдыха. Кампус в этом отношении не служил исключением – там оставались только сотрудники службы безопасности. Джерри Хенли полагал, что, возможно, бог неслучайно «почил в день седьмый от всех дел» и что добавление ещё одного дня к рабочей неделе даёт куда меньше, нежели необходимость повысить ежедневную производительность труда на 16,67 процента. Отсутствие выходных также утомляет мозг, не позволяя ему переключаться на размышления на вольную тему, а то и вовсе прибегнуть к такой роскоши, как ничегонеделание.

Но сегодня, конечно, всё шло не так, как обычно. Сегодня им предстояло впервые заняться планированием реальных «чёрных» операций. Кампус действовал всего лишь девятнадцать с небольшим месяцев, и это время было главным образом потрачено на создание «крыши» в виде финансового и арбитражного бизнеса. Начальники отделов мотались в Нью-Йорк и обратно на поездах «Акела-экспресс», для общения со своими коллегами с «белой» стороны мира, и, хотя в то время казалось, что все происходит невероятно медленно, при ретроспективном взгляде становилось ясно, что на самом деле создать репутацию в сообществе распорядителей финансов им удалось невероятно быстро. Естественно, они почти никогда не показывали миру реальные результаты своей деятельности, к которой относились и спекуляция валютой, и несколько операций с акциями очень тщательно выбранных компаний, и даже иной раз внутренняя торговля акциями в компаниях, которые даже и не подозревали о том, что у них такое может случиться. Сохранение строжайшей тайны было едва ли не основной целью, но, поскольку Кампусу предстояло существовать в полной независимости от государства, его деятельность должна была приносить реальный и ощутимый доход. Во время Второй мировой войны американцы заполнили свои учреждения, образовавшие систему проведения «чёрных» операций, юристами, тогда как британцы предпочли использовать для этих дел банкиров. И те, и другие, как показала практика, очень даже неплохо умели обманывать людей... и убивать их. «Это, вероятно, зависело от их взглядов на мир», – думал Хенли, попивая кофе.

Он посмотрел на присутствовавших. Среди них были начальник отдела стратегического планирования Джерри Раундс и Сэм Грейнджер, возглавлявший оперативный отдел. Задолго до окончания строительства этого здания он и эти двое думали о несовершенстве мира и о том, как получше скруглить некоторые из его самых острых углов. Был здесь и Рик Белл, его главный аналитик, проводивший время за сортировкой информации, полученной от АНБ и ЦРУ, и старающийся найти осмысленные сочетания в потоке бессвязных сведений, порождаемом тридцатью пятью тысячами аналитиков из Лэнгли, Форт-Мида и других таких мест. Как и большинство своих коллег – верховных аналитиков, – он любил иногда позабавиться и в полевых условиях, что здесь было вполне возможно, так как Кампус был слишком малочисленным для того, чтобы тут мог сложиться непререкаемый порядок, ограничивающий свою собственную бюрократию. И он, и сам Хенли изрядно тревожились, что такое положение может рано или поздно измениться, и пользовались любым случаем, чтобы удостовериться в том, что империя в их государстве ещё не начала складываться.

Насколько им было известно – а знали они немало, – их учреждение было единственным в своём роде во всём мире. И оно было создано таким образом, что все следы его существования можно было устранить в течение двух или трех месяцев. Поскольку «Хенли Ассошиэйтс» не обращалась к внешним инвесторам, компания практически сливалась с пейзажем, на фоне которого проходила общественная жизнь, и ни один радар не дал пока что указаний на то, что засёк их махинации. Во всяком случае, сообщество, к которому они принадлежали, ни словом, ни делом не намекнуло на это. В поле, где все занимались одним и тем же, было легко не привлекать к себе внимания, и никто там ни к кому не придирался – разве что, если кто-то кого-то особенно сильно ужалит. А Кампус не жалил. По крайней мере, в денежных делах.

– Итак, – начал Хенли, – можно ли сказать, что мы действительно готовы?

– Да, – первым ответил Раундс, хотя босс глядел на Грейнджера. Сэм коротко кивнул, улыбнулся и лишь после этого официально провозгласил:

– Мы готовы. Два наших мальчика заслужили рыцарские шпоры таким образом, какой нам и во сне не представлялся.

– Да, они их действительно заслужили, – согласился Белл. – А третий мальчик, Райан, прекрасно вычислил первую цель – этого милягу Сали. Пятничные события вызвали изрядный шум в сети, что помогло выявить немалую «группу поддержки». В неё входит много любителей, но даже если мы по ошибке прихлопнем кого-нибудь из них, особой беды не случится. У меня есть четыре первых кандидатуры – в порядке разработки. А у вас, Сэм, уже готов план того, как вы будете с ними разбираться?

Вместо Грейнджера ответил Дэвис:

– Мы намерены провести разведку боем. После того, как устраним одного или двоих, сможем увидеть реакцию, если таковая вообще последует, оценим результаты и скорректируем наши предварительные разработки. Я согласен, что мистер Сали с виду годится, чтобы оказаться первой целью. Но есть один вопрос: его устранение должно быть тайным или явным?

– Поясни! – потребовал Хенли.

– Если его найдут мёртвым на улице – это одно дело. Если он сбежит с папиными деньгами и оставит записку, что, мол, решил завязать со своими делами и пожить спокойно – совсем другое, – взял инициативу в свои руки Сэм.

– Похищение? Это опасно. – Лондонская полиция славилась своими успехами в расследовании похищений – ни одно из таких преступлений не оставалось нераскрытым. Ввязываться в такую игру было очень опасно, тем более в первой же реальной операции.

– Что ж, мы можем нанять актёра, одеть его соответствующим образом, доставить из Лондона в нью-йоркский аэропорт Кеннеди, после чего он, естественно, исчезнет. Получится, что мы избавимся от тела и сохраним себе деньги. Какие суммы находятся в его распоряжении, а, Рик?

вернуться

64

Базовая школа – училище по подготовке вторых лейтенантов (низшее офицерское звание в вооружённых силах США).

88
{"b":"14494","o":1}