ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лию охватили смешанные чувства, но, прежде чем она успела их проанализировать, Джейд добавил:

– И очень счастлива в браке. Лия покраснела. Несколько секунд она находилась во власти ревности, и Джейд это понял.

– Ей повезло, – проронила Лия.

– У них трое чудесных ребятишек. Джейд был сам не рад, что заговорил о детях. Наблюдая за тем, как солнце высекает голубые искры из ее иссиня-черных волос, золотит кончики ресниц, он пытался побороть нарастающее желание. Невольно Джейд попытался представить, унаследует ли дочь Лии ее мягкие губы, нежную кожу… Обуздав непрошеную реакцию своего тела, он с напускной небрежностью поинтересовался:

– Я пошел чертами лица в отца, а цветом кожи – в мать. А ты на кого похожа?

– Ни на кого. Мама в шутку называла меня подкидышем.

Джейд подавил вспышку гнева, вызванную, казалось бы, невинной шуткой.

– Это еще почему?

– Мама не имела в виду ничего дурного, просто в семейном альбоме я казалась посторонней.

– Ты ведь, кажется, говорила, что твои родители были очень дружной парой?

– Да, были.

– Когда муж и жена поглощены друг другом, ребенок может почувствовать себя третьим лишним.

Лия бросила на него быстрый, немного удивленный взгляд и снова опустила ресницы. Вероятно, именно доброта Джейда, в которой, казалось, не было ничего личного, развязала ей язык.

– Они меня любили, но ты прав, иногда я действительно чувствовала себя третьей лишней.

– А когда твои родители погибли, тебе поначалу пришлось жить с женщиной, которая даже не скрывала, что считает тебя обузой.

Лия снова пожала плечами, и этот жест вдруг подействовал на Джейда неожиданно сильно. В нем, как в каждом ее движении, чувствовалась та плавная грация, которая таит в себе обещание наслаждения, не просто секса, а хорошего, великолепного, божественного секса. Его тело ожило и заявило о себе с пугающей настойчивостью.

– Чувствовала ли я себя покинутой? – медленно проговорила Лия. – Да конечно. Сейчас-то я понимаю, что родители не виноваты в том, что я осталась сиротой, но дети иногда не желают слушать разумных доводов. – Лия подняла на него взгляд, в ее синих глазах вдруг блеснули насмешливые огоньки. – Недавно я прочла в одном умном журнале…

Лия стала подробно пересказывать статью о подростковом эгоцентризме. Джейд понял, что она нарочно уводит разговор в сторону, он чуть ли не наяву видел, как она снова, кирпичик за кирпичиком, возводит вокруг себя стену. Но теперь он знал, что в его силах ее разрушить.

Дождавшись, когда Лия перескажет статью, он небрежно, как бы мимоходом заметил:

– Кстати, о детях. Не исключено, что ты беременна. Прошлой ночью я и не думал предохраняться.

Прозрачная кожа Лии стала пунцовой.

– Это невозможно… – пробормотала она. – У меня сейчас безопасный период.

Джейд кивнул, удивляясь, что испытал мгновенное разочарование. Возраст, приятель, подумал он с едкой самоиронией, не терпится завести наследника. Но и ирония не помогала, образ Лии, беременной его ребенком, накрепко запечатлелся в сознании.

Время шло. Когда солнце опустилось ниже и зонтик перестал заслонять от его лучей, Джейд настоял, чтобы переставить кресла в тень жасминового куста. Вдыхая сладковатый аромат, Лия и не заметила, как задремала.

Проснувшись, она увидела, что Джейд по-прежнему рядом. У него на коленях лежала стопка каких-то документов, которые он сосредоточенно изучал. Солнце почти не проникало сквозь густую листву жасмина, но Джейд, казалось, светился изнутри каким-то золотистым светом. Наблюдая за ним сквозь ресницы, Лия подумала, как же он хорош, красив суровой мужской красотой, и сила характера, которая сквозит в каждой его черточке, в каждом движении, только подчеркивает эту красоту.

Ей вдруг захотелось потянуться и по-кошачьи замурлыкать. Инстинкт, древний, как сам женский род, посылал по ее нервам сигналы, не подвластные разуму. Стараясь не обращать на них внимания, Лия села и выпрямилась. Джейд тут же перестал читать, посмотрел на нее и улыбнулся, а потом вдруг встал и поцеловал ее – быстро, но крепко, даже властно.

Забыв обо всем, Лия откликнулась с несдерживаемой страстью. Джейд стал осыпать поцелуями ее шею, сдвинул в сторону бретельку топа, прижался губами к нежной выпуклости груди.

Лия ждала знакомого страха, но страх не приходил.

– Прикоснись ко мне, – прошептал Джейд, касаясь губами ее груди.

Лию охватил жар, тело стало мягким, как воск, но в это время она заметила боковым зрением какое-то движение у двери. Она резко отпрянула от Джейда.

– Вот вы где! – радостно воскликнула Софи Маршалл, улыбаясь обоим.

– У мамы есть еще один дар: появляться в самый неподходящий момент, – насмешливо шепнул Джейд, вставая.

Остаток дня Лия пыталась расслабиться, но без особого успеха. Поэтому сразу после обеда она извинилась и ушла в свою комнату.

Остановившись на пороге, Лия оглядела спальню. Утром она не успела убрать постель, но Мэри сделала это за нее, заодно наведя порядок в ванной. Одежда, которую Лия надевала на пожар, исчезла, по-видимому, Мэри забрала ее в стирку. В комнате ничто не напоминало о событиях минувшей ночи. В некотором смысле жизнь богатых людей похожа на волшебную сказку.

Двигаясь медленно, как в полусне, Лия разделась, приняла душ, воспользовавшись душистым и наверняка очень дорогим мылом, вытерлась пушистым полотенцем и надела тонкую футболку. Впервые в жизни она жалела, что у нее нет шелковой ночной рубашки – синей, под цвет глаз, или молочно-белой, как ее кожа.

Выйдя из ванной, Лия прошла на террасу, села в кресло и закрыла глаза, стараясь ни о чем не думать. Почему-то она не сомневалась, что с минуты на минуту появится Джейд. И действительно, когда она открыла глаза, чтобы посмотреть на звезды, то увидела Джейда. Он бесшумно шел по траве, уверенная властность сквозила в каждом шаге. Джейд поднялся на террасу и остановился перед Лией.

– Чего ты хочешь? – мягко спросил он.

– Я хочу тебя.

Голос Лии прозвучал хрипло.

– Ты хоть понимаешь, что говоришь?

– Да.

Лия еще никогда ни в чем не была так уверена. Ею владел первобытный инстинкт, она хотела забыться, окунувшись с головой в омут чувства, бескрайнего, как океан. Но не только. Ей хотелось, чтобы в душе остались драгоценные воспоминания, которые помогут ей пережить долгие годы одиночества, а это случится неизбежно, когда Джейд женится на женщине, равной ему по положению в обществе. Но больше всего Лие был нужен сам Джейд, и это желание поглотило и вытеснило из сознания все остальное.

Кошмар, который ей довелось пережить в доме Шерил, заморозил ее чувственность на годы, но это не мешало Лие фантазировать. Удивительно, но в этих фантазиях она ничего не боялась, вероятно, потому, что со дня ее приезда к Дороти Джейд установил между собой и Лией жесткую дистанцию. Она мечтала, чтобы Джейд посмотрел на нее таким же взглядом, каким смотрел на белокурых красоток, которых привозил с собой на уик-энды, прикоснулся к ней так же, как прикасался к ним… Сам того не подозревая, Джейд проник за защитные сооружения Лии – о существовании которых даже не догадывался – задолго до того, как впервые поцеловал ее. А прошлой ночью он, как сказочный рыцарь, убил ради нее самого страшного дракона.

– Лия? – тихо позвал Джейд. – Только учти, я не позволю использовать меня в качестве утешителя, чтобы только не думать о прошлом. – Лию поразило, что его голос прозвучал грубовато, почти угрожающе. Но его следующие слова поразили ее еще больше. Удерживая ее взгляд силой своего взгляда, Джейд сказал:

– Прошлая ночь была из ряда вон выходящей, но сегодня мы оба сознаем, что делаем. Ты понимаешь, что значит заниматься любовью? Это тебе не киношные поцелуи и совсем не похоже на то, как мать гладит ребенка по головке перед сном. Секс – не утешитель, это примитивная, неукротимая сила, которая меняет жизни, а может и сломать. Ты уверена, что хочешь именно этого?

Лия затрепетала, она не смогла бы описать свои ощущения словами, но твердо знала, что готова дать Джейду все, что он пожелает. Она неуверенно подняла руку и провела пальцем по его щеке.

26
{"b":"14495","o":1}