ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он молча догнал ее. Тропинка сузилась, и теперь Джейд шел совсем близко к Лие, почти вплотную. Его рука то и дело касалась ее руки, и от каждого прикосновения Лию словно пронзало током.

– Чем ты занималась последние несколько лет? – поинтересовался он, как будто ничего особенного не произошло. Потому что и в самом деле ничего не произошло.

– Поступила секретаршей в одну ньюкаслскую фирму.

– Секретаршей? – Джейд нахмурился. – Но ведь ты, если мне не изменяет память, окончила университет и знаешь пять иностранных языков? По-моему, такие специалисты сейчас нарасхват.

Сам Джейд окончил два факультета – юридический и экономический. Лия пожала плечами.

– Я обнаружила, что не могу предложить потенциальным работодателям ничего особенного, поэтому окончила трехмесячные курсы секретарей и была рада, когда удалось получить место в хорошей фирме.

– И ты до сих пор работаешь секретарем?

– Нет. Я продвинулась на две ступеньки по карьерной лестнице. – И не собираюсь на этом останавливаться, могла бы добавить она, но не стала.

Проницательный взгляд Джейда подсказал Лие, что он прочел ее мысли. – Тебе нравится твоя работа?

– Очень. У фирмы много иностранных партнеров, так что я имею возможность попрактиковаться в языках, а заодно по ходу дела осваиваю и профессию менеджера.

Тропинка привела их к калитке. Деревья здесь росли реже, и сквозь их листву пробивался солнечный свет. Джейд открыл калитку и пропустил Лию вперед.

Оказавшись на залитой светом лужайке, Лия со спокойной совестью надела темные очки. Внушительный особняк словно сошел с фотографии в дорогом журнале, да и мужчина, идущий рядом с Лией, вполне вписывался в картину: он был красивее любых моделей, которых ей доводилось видеть в журналах.

– Надо было мне надеть шляпу, – пробормотала Лия.

– Да уж. Твоя молочно-белая кожа наверняка быстро обгорает.

Но даже жаркие лучи солнца не обжигают так, как твой взгляд, подумала Лия.

– На таком солнце кто угодно быстро обгорит, – ответила она.

Впрочем, Джейд, унаследовавший от матери-гречанки смуглую кожу и черные волосы, вероятно, может не бояться солнца. Быстро, не давая ему времени смутить ее еще одним взглядом, Лия добавила:

– Перед выходом на солнце я мажусь солнцезащитным кремом.

– Правильно, такую нежную кожу, как твоя, нужно холить и лелеять.

Ироничные и одновременно ласкающие нотки в голосе Джейда мешали воспринять его слова как комплимент.

– О любой коже нужно заботиться, – буркнула Лия.

– Конечно, но о твоей – особенно, как об уникальном творении природы.

– Благодарю.

Может, он надеется смягчить меня лестью и заигрыванием настолько, что я соглашусь продать «Санта-Розу»? – предположила Лия. Хотя, похоже, он говорит искренне. Но Джейд все равно может воспользоваться своим обаянием в корыстных целях, так что надо держать ушки на макушке.

Вскоре они оказались на затененной террасе, где стояла приятная прохлада. Босоножки Лии громко зацокали по мраморным плитам пола.

Джейд провел ее через раздвижные стеклянные двери в дом.

Лия не забыла атмосферу непринужденной элегантности и комфорта, царившую в особняке Маршаллов. Неохотно, с ощущением, что лишает себя тактического преимущества, она сняла темные очки и, не давая себе времени барахтаться в ощущении незащищенности, быстро сказала:

– Тебе не удастся уговорить меня продать «Санта-Розу». – Она посмотрела на изысканный букет в не менее изысканной вазе и чуть мягче добавила:

– Думаю, я сэкономлю твое время, если скажу об этом сразу.

– Это не мой стиль вести дела, – возразил Джейд. В его голосе сквозил такой ледяной холод, что кожа Лии покрылась мурашками.

– Я не имела в виду…

– Тогда что ты имела в виду?

Лия повернулась к нему лицом и с вызовом вздернула подбородок.

– И сыграть на моей жадности тебе тоже не удастся. Зачем предлагать мне несколько тысяч долларов за опцион на продажу «Санта-Розы», когда я ясно дала понять, что не собираюсь ее продавать?

На короткое мгновение в глазах Джейда мелькнуло нечто, похожее на уважение.

– Расценок на опционы не существует, продавец и покупатель определяют цену сами.

– Но обычно берется символическая плата, один доллар. Ты что, нарочно меня испытывал? Неважно, сколько денег ты готов выбросить на ветер за опцион, мое решение не изменится, я не продам «Санта-Розу». – Улыбка, заигравшая на губах Джейда, подтолкнула Лию заявить с глупой бравадой:

– Как бы ты ни пытался меня запугать или очаровать.

Улыбка исчезла, но Лия не успела порадоваться своей маленькой победе. Джейд подошел к ней, в его походке ощущалась опасная грация хищника. Сердце Лии ушло в пятки, но она не шелохнулась, не желая показывать свой страх.

– Вот это, – Джейд погладил подушечкой большого пальца бешено бьющуюся жилку на шее Лии, – не имеет никакого отношения к бумаге, которую ты согласилась подписать. – Он мягко обхватил рукой ее шею и стал поглаживать кончиками пальцев чувствительную кожу на затылке, несомненно осознавая, какое действие возымеет на Лию эта небрежная ласка. – И то, что с нашей последней встречи твои глаза стали еще синее, а губы мягче, тоже никак не связано с бизнесом.

Лия, как завороженная смотревшая в его серые глаза, отливающие стальным блеском, вдруг поняла, что кажущаяся расслабленность на самом деле стоит Джейду огромных усилий воли. Напряжение, исподволь нараставшее в ней, вдруг превратилось в огромной высоты волну, грозящую поглотить все и вся.

– Да, бизнес тут ни при чем, – бесстрастно повторил Джейд. В его глубоком голосе послышались резковатые нотки. – Ты очень привлекательна, Лия, я заметил это еще в тот год, когда тебе исполнилось шестнадцать. Но я не запугиваю женщин, не тащу их в постель силой и не прибегаю ко лжи, чтобы убедить их принять определенные деловые решения. Разве я тебя сейчас к чему-нибудь принуждаю?

– Нет. – Лия ужаснулась: даже это короткое слово несло отпечаток подавляемой страсти, неистового желания.

Джейд, продолжающий медленно поглаживать ее кожу кончиками пальцев, почувствовал, как жилка на шее забилась быстрее. Лия задрожала. Он посмотрел ей в глаза и сказал со странным напряжением:

– Ты можешь уйти, если хочешь. Лия подняла отяжелевшие веки.

– Не хочу.

Серые глаза победно блеснули.

– Вот и хорошо.

Джейд медленно коснулся губами губ Лии. Его поцелуй подобно землетрясению пошатнул самые основы ее мира, чувства захлестнули Лию, и она больше не знала, что хорошо, а что плохо, что нормально, а что ненормально. Ошеломленная силой собственного отклика на прикосновение ищущего, требовательного рта Джейда, она вообще перестала думать и отдалась наслаждению, которое дарил его поцелуй. Казалось, на некоторое время Лия воспарила, а когда снова вернулась на землю, то обнаружила себя в объятиях Джейда и явственно ощутила признаки его возбуждения. Лия попыталась отстраниться, но Джейд поднял голову и хрипло сказал:

– Слишком поздно.

– Нет, не поздно, – пробормотала Лия, ломая тонкий ледок страха. – Кажется, я сошла с ума. Отпусти, Джейд!

Он немедленно убрал руки и холодно процедил:

– Итак, ничего не изменилось. Целовать тебя можно, но дальше – ни-ни. Почему, Лия?

Она отвернулась и дрожащей рукой поправила волосы.

– Я не позволю, чтобы это повторилось!

– Кошмар, правда? – сверкнув зубами, насмешливо согласился Джейд. – Похоже, это тот случай, когда слепое влечение разрушает людские жизни и сметает с лица земли целые государства. – Его глаза блеснули. – Может, ты потому так сильно на меня действуешь, что я несколько лет имел возможность наблюдать, как ты растешь. А потом в одно отнюдь не прекрасное лето я пытался проникнуть сквозь твою защиту, но ты всякий раз захлопывала раковину перед моим носом. Почему?

Лия еще не оправилась от потрясения. Беспомощно моргая, она пыталась собрать остатки выдержки и здравого смысла.

– Послушай, Джейд, давай твои документы. Я подпишу их, мы распрощаемся и забудем о том, что произошло.

6
{"b":"14495","o":1}