ЛитМир - Электронная Библиотека

Я краем глаза наблюдал за Берией и представлял, о чем он сейчас думает. Надо срочно его и Морошко отвлечь от плохих мыслей о своей персоне.

— Единственная проблема состоит в том, что представленная информация по истории, которая не знала нашего вмешательства. С того момента, когда я передал вам первый пакет, все стало меняться. Но ценность информации в том, что она показывает общие тенденции развития человечества, стратегические и тактические ошибки в будущем, которые можно избежать.

Но мои собеседники уже сидели и блестели глазами. Берия снова порывисто поднялся.

— Хорошо, когда сеанс связи?

Он уже обратился к Морошко, который сразу с готовностью доложил:

— Каждый четный час суток. У нас до очередного сеанса связи еще полчаса.

Берия посмотрел на часы, согласился и уже другим тоном, скорее даже дружественно-деловым, продолжил:

— А сейчас покажите, что вы привезли.

— Всё наше электрооборудование рассчитано на определенное электрическое питание, поэтому нужен защищенный кабинет с таким электрическим напряжением, которое я просил обеспечить.

Берия глянул на Морошко, но тот спокойно ответил:

— Все давно готово.

Берия опять обратился ко мне.

— Вам много времени нужно для установки?

— Несколько минут и текст ответной телеграммы после отправки сигнала «Кентавр-26».

— Хорошо. Александр Александрович, подготовьте и отправьте шифрограмму к друзьям нашего гостя.

И дождавшись, когда Морошко выйдет, продолжил:

— А мы с вами, Сергей Иванович, давайте еще побеседуем о нашем будущем. Ваш разговор Морошко мне передал, и то, что вы неравнодушны к будущему Советского Союза, я понимаю. Но хотелось бы услышать от вас лично.

Пока Морошко организовывал передачу радиограммы и ожидал ответа, мы с Лаврентием Павловичем под тут же появившийся коньяк стали разговаривать о войне, точнее он меня расспрашивал об интересующих его темах, а я напрягал мозги, пытаясь для него что-то вспоминать.

Минут через десять, когда разговор зашел про гибель Ватутина, Берия изменился в лице, немой вопрос застыл у него в глазах. Я понял, любому человеку страшно знать эту дату. Пришлось ответить:

— Не стоит, Лаврентий Павлович. История пошла по другому пути, и у вас есть шанс прожить намного больше.

«Что я несу», — думал я. Хотя надо встряхнуть, чтоб не думал о себе слишком много.

Он смотрел пронзительно, прищурив глаза. Но я, как сфинкс, продолжал сохранять спокойствие, показывая, что в своем мнении непреклонен.

— Лаврентий Павлович, это будет не скоро, но есть мнение, и его многие поддерживают, что за всю историю России вы были одним из лучших управленцев и организаторов. Давайте об этом поговорим чуть позже, когда вы будете реально мне доверять, и я смогу аргументированно вам все пояснить. Тем более, если бы я смотрел на ярлыки, то давно бы уже на задних лапках, виляя хвостиком, заигрывал с подлыми и хитрыми англичанами или американцами. А так я у вас в кабинете, значит, свой выбор уже сделал.

По мере моего повествования Берия немного успокоился. Ненадолго задумался. Не каждый день вываливают на человека такую информацию.

— Хорошо, поговорим позже.

Глава 7

Пока мы сидели у Берии в кабинете и ждали результатов сеанса радиосвязи, переговорили на многие темы. Его интересовало буквально все. И когда победим, как будут себя вести союзники, кто из генералов проявит себя, а кто будет наказан. Это была не просто беседа, реально я себя чувствовал, как на допросе у матерого следователя. Я не врал, но старался давать краткие ответы, не вдаваясь в объяснения, хотя Лаврентий Павлович умел задавать вопросы. Поэтому к концу разговора, когда зашел довольный Морошко с папкой, в которой, скорее всего, была шифрограмма, полученная с нашей базы, я успел рассказать про Мехлиса, Власова, который великолепно воевал под Москвой, но впоследствии стал предателем, про Карбышева, который попал в плен, но так и не сдался.

Удовлетворившись моими объяснениями и самим разговором, Берия дал команду проследовать в специально выделенное помещение.

Мы спускались в подвал здания. Морошко шел за нами, но чуть задержался, дав команду одному из сопровождающих принести мои вещи. Процессия выглядела великолепно. Вперед вырвался догнавший нас Морошко, показывая путь, за ним Берия и потом я, а уже за нами три бойца охраны.

Спустившись в подвал, остановились у неприметной двери, которую охранял лейтенант госбезопасности с автоматом. Такие предосторожности в здании на Лубянке говорили об очень высокой степени секретности и уважения к моей персоне. Зайдя в небольшую комнату, Берия оглядел стол и три стула, за ним вошел я. Но пока не принесли груз, было время поговорить, и Лаврентий Павлович решил его использовать с пользой. Посмотрев на Морошко, он почти сквозь зубы выдавил: «Выйди». Тот сразу понял, вышел, оставив нас вдвоем. Я уже догадывался, что он сейчас спросит.

— Кто и когда?

— Хрущев, Маленков, Жуков. Сразу после смерти.

Я не стал уточнять после смерти кого, он и так понял.

— Хрущев потом и от них избавится. Маленкова выведут из состава ЦК и отправят командовать какой-то фабрикой на периферии. Жуков до смерти под домашним арестом просидит на даче.

У Берии недобро загорелись глаза.

— Я думаю, Лаврентий Павлович, товарищ Сталин поддержит ваши идеи. Ведь именно Хрущев первым заговорит о культе личности Сталина и назовет его мясником.

Я стоял и думал, как я отношусь и к Берии и к Сталину. Сейчас я, по сути дела, подписал смертный приговор тому же Хрущеву, а когда начнут разбираться в реальных обстоятельствах, то и еще многим. Но я был спокоен, нормальный человеческий эгоизм сейчас двигал мной. Просто хотел, чтоб мои Светка с ребенком гуляли по тому парку и наслаждались чистым воздухом. А в этой банке с пауками шла своя возня, и я просто помог парочке из них и все. Подло? Может быть. Но это политика и здесь все измеряется другими категориями.

Берия уже успокоился, а я внимательно лазил под столом и искал розетку. Но она, конечно, не подходила к моему евроразъему на ноутбуке. Поэтому когда принесли тюк с вещами, я достал маленький цифровой тестер и сперва измерил переменное напряжение. Берия и Морошко с большим интересом смотрели на прибор. Затем, достав простой сетевой фильтр-удлинитель, разборными кусачками срезал вилку и зачистил провода. На немой вопрос Морошко ответил, что вилка не подойдет, придется на первое время все делать на скрутках.

Вставив провода в розетку, щелкнул кнопкой на удлинителе, и она привычно загорелась красным цветом. Затем началось самое интересное. Размотав сверток, достал оттуда упакованную в целлофан сумку с ноутбуком. Священнодействие продолжалось. Аккуратно достал сам ноутбук, открыл крышку и запустил загрузку. Сначала, сверившись с шифровкой, набрал один пароль на включение стартовой загрузки, потом пароль на зашифрованный жесткий диск и после того, как на экране появилась знакомая картинка загрузки операционной системы, достал из сумки блок питания для ноутбука и «мышку».

Все это происходило при внимательном наблюдении и Берии и Морошко.

Когда система загрузилась, я уже сидел за компьютером и, повернув голову, задал вопрос.

— На этом расшифрованном блоке информации есть данные по Т-34, все, что смогли собрать, технические данные, хронология модернизаций и воспоминания тех, кто его производил и кто на нем воевал, вплоть до конца войны. Также есть документальный сериал «Броня России», о развитии всей бронетанковой техники вплоть до конца века. Вам было бы интересно посмотреть, чтоб знать, куда двигаться и каких прожектеров не слушать, а к кому лучше прислушаться.

Для начала запустил фильм и, чуть откинувшись на стуле, стал наблюдать за тем, как Берия и Морошко буквально прилипли глазами к экрану ноутбука.

Интересно было бы посмотреть на себя со стороны. Конечно, зрелище еще то. Сижу в подвале НКВД в форме, ненавистной демократам, за мной на стульях примостились Берия и его сотрудник и я им показываю историю создания и модернизации советских танков и бронемашин. Фильм был сам по себе познавательный и снят очень профессионально, так что нарком и Морошко с большим интересом уже больше часа смотрели не отрываясь.

16
{"b":"144979","o":1}