ЛитМир - Электронная Библиотека

Теперь дело пошло веселее, в тачку положили бочку с бензином, остатки продуктов, боеприпасов, форму и обувь связали в тюки и привязали к стальной трубе, которую два человека закинули на плечо и сразу двинулись в сторону портала. Остальные разливали бензин по емкостям и готовили его для переноски. За такими работами прошла вся ночь, и когда стало светать, в кузове машины осталось всего две полупустые бочки с горючим.

Даже полупустые бочки, содержимое которых было перенесено в канистрах, были на третьей и четвертой ходке подвязаны к стальной трубе и тоже унесены в бункер.

Но и с рассветом работы по переноске трофеев не закончились, пара человек была снята с работ и использована в качестве дополнительной охраны.

Когда солнце взошло и начало уже немного припекать, Артемьев снял последние растяжки, заминировал прикрытые нарубленным лапником автомобили и поставил невдалеке табличку «Осторожно, мины», вдруг кто-то из местных забредет. На дороге, ведущей на вырубку, поставил фугас нажимного действия, рассчитанный на вес грузового автомобиля, местные жители вряд ли будут разъезжать на таком транспорте. А вот грузовик с пехотой или бронетранспортер вполне ожидаемо подорвутся.

На этом первая активная акция с участием Артемьева в качестве командира была завершена с большой прибылью для обитателей бункера.

То, что немцы начнут активные поисковые мероприятия по поводу двух пропавших машин, никто не сомневался, но вера в свою безнаказанность сыграла с обитателями бункера злую шутку. Ночью в селе услышали шум двигателей проезжающих автомашин, но не придали этому значения, при наведении переправы немецкие инженеры часто гоняли автотранспорт на просеку — для заготовки леса.

К обеду этого же дня староста деревни, обязанный снабжать продуктами немецкое подразделение, задействованное на охране переправы, был остановлен патрулем. Узнав, что у немцев пропали два автомобиля, он без задней мысли сказал, что слышал, как вчера вечером какие-то машины проехали к просеке на заготовку леса, но так и не возвратились. После получения такой информации немцы отконвоировали старосту в комендатуру, где уже с ним разговаривал следователь местного отделения гестапо, которое, согласно специальному распоряжению, уделяло особое внимание любым случаям пропаж автотранспорта, солдат, офицеров в этом районе в рамках поиска особой группы русских диверсантов.

Основные розыскные мероприятия проводились абвером и СД на другом берегу Днепра, но дальновидные руководители поисковой операции не оставили своим вниманием и этот район, разумно полагая, что русские могут переправиться через реку и уйти в другом направлении.

Поэтому, получив такую информацию, шарфюрер СС Карл Мосс, прикомандированный к комендатуре, решил не терять времени даром и провести расследование по горячим следам, не забыв при этом проинформировать свое непосредственное начальство телефонограммой.

Через час колонна из двух мотоциклов в передовом дозоре, двух грузовиков, набитых солдатами из комендантского взвода, и легкового автомобиля с самим комендантом, пожелавшим поучаствовать в облаве на русских диверсантов, и Карла Мосса, въехала в село.

Разумно предположив, что кто-то из местных жителей может быть связан с противником, Мосс предварительно отдал команду части солдат спешиться и окружить село. К его удивлению, никто не попытался убежать в лес и предупредить диверсантов. Но для следователя гестапо это ничего не говорило. Просто русские были уверены, что немцы ничего не подозревают.

Проведя ускоренный обыск в селе, немцы снова погрузились на грузовики и, ведомые старостой, проехали в сторону просеки, пустив вперед для разведки мотоциклистов.

Разведка, проскочив место закладки фугаса, без особых трудностей обнаружила замаскированные автомобили, но при этом табличка с надписью про мины также не осталась незамеченной, поэтому, оставив один экипаж для наблюдения, второй рванул обратно к колонне с известием о находке.

В это время навстречу неприятностям двигался отряд обитателей бункера из будущего, которым не давали покоя две бочки с бензином, оставленные в одной из машин. По заведенной традиции впереди двигались снайперы Малой и Миронов, которые, выдвинувшись вперед, выполняли функции разведки.

Солнце как раз светило со стороны дороги, по которой подъезжали немцы, поэтому остановившихся в кустарнике немецких мотоциклистов разглядели в тот момент, когда они открыли огонь из пулемета по выходящим из леса людям.

Имеющие опыт многочисленных стычек бойцы попадали на землю и, расползаясь в разные стороны, сразу открыли ответный огонь. Пулемет еще несколько раз огрызнулся и затих. Пулеметчик, получив сразу три пули в грудь, свесился с люльки мотоцикла. Два его товарища, лежали тут же в кустах и отстреливались из винтовок. Но фактор внезапности был потерян, и снайперский огонь русских быстро заставил их замолчать.

На звук стрельбы из леса выскочил второй мотоцикл и, не успев затормозить, выехал на открытое пространство и сразу стал великолепной мишенью. Тут внезапность была уже на стороне обороняющихся. Хлопки снайперских винтовок были заглушены характерным грохотом пулемета Калашникова. На бой это не походило, три мотоциклиста были убиты практически в одну секунду. Но из леса раздалось надсадное урчание двигателей грузовиков, которое заглушилось громким взрывом фугаса, заложенного прямо перед въездом на просеку, как раз ради такого случая.

Сильный взрыв разорвал машину на части вместе с полутора десятками немецких солдат. Кусок борта ударил в кабину второго грузовика, идущего следом, убив водителя и пассажира. Ударной волной сорвало трубочный каркас с тентом, разметав и покалечив десяток солдат, а сам автомобиль развернуло и бросило на бок. Единственные, кто отделался незначительными повреждениями, это были водитель и пассажиры легковой машины, которая, на счастье офицеров, не сильно спешила за мощными грузовиками к месту боя.

Развернуться на узкой проселочной дороге возможности не было, поэтому бросив машину, немцы в панике убежали в сторону села и не могли видеть, как группа бойцов, одетых в необычные камуфляжи, отступала в глубину леса, унося два неподвижных тела.

Глава 9

Начинался вечер, и глава СС Генрих Гиммлер как всегда разбирал накопившиеся за день документы, требующие его непосредственного рассмотрения. После беглого просмотра доклада по действиям айнзатцгрупп на территории СССР ему на глаза попало донесение о работе смешанной следственной группы СД и абвера по событиям, произошедшим в окрестностях Могилева, повлекшим за собой гибель обергруппенфюрера СС Пауля Хауссера.

Рейхсфюрер откинулся на спинку стула и еще раз перечитал донесение. История с гибелью командира 2-й моторизованной дивизии СС до сих пор не давала покоя, и реальных результатов в расследовании пока не было, несмотря на кропотливую работу региональных следователей СД и специалистов абвера. Тем не менее таинственная база русских не была найдена до сих пор, но при этом регулярно выходила на связь с Москвой. Привлечение дополнительных сил в виде подразделений айнзатцгруппы «В» во главе с Артуром Небе и специальной роты полка «Брандербург-800» также не дало результатов. Лесной массив неоднократно прочесывался, были найдены многочисленные следы пребывания русских, но место расположения самого убежища так и не обнаружили. Помимо следов немцы часто натыкались на изобретательно расставленные минные ловушки, которые с раздражающей периодичностью появлялись и доставляли много неприятностей поисковым группам. Проверка местного населения подтверждала отсутствие контактов персонала русской базы с мирными жителями.

Но проблема требовала решения. Вроде как блестяще начавшаяся военная кампания стала пробуксовывать, срывая все планы и руша надежду на быструю победу. Все возрастающее сопротивление русских, появление у них новых образцов боевой техники и применение совершенно иных тактических схем заставляло задуматься. Уже сейчас дальновидные люди понимали, что с русской кампанией не все так гладко.

20
{"b":"144979","o":1}