ЛитМир - Электронная Библиотека

И эта история с бомбардировкой Могилева. Откуда они за сутки до принятия решения могли знать точное время? Точный прогноз или знание будущего? Мы рассматривали и такие варианты, поэтому я интересовался результатом поездки Зиверса. Но, к сожалению, все эти шаманы, кроме расплывчатых формулировок с сотней возможных трактовок, ничего дать не могут. Ни один прорицатель не выдаст вам фотокопию документа с личной подписью фюрера.

Мы даже рассматривали вариант, что русские сумели построить машину времени и получают информацию из будущего. Один из наших офицеров, начитавшись английского писателя Герберта Уэллса его «Машины времени», предложил такой вариант, указывая на необычную маркировку русских гильз. Но это, скорее всего, объясняется русским разгильдяйством. Каждый патронный завод маркирует патроны как им угодно.

Гейдрих шел рядом и молчал. То, что сообщил ему Канарис, заставляло задуматься. Какой бы шеф абвера ни был, но дураком его назвать никто не мог.

— Вы думаете, что это реально и русские могли нечто подобное изобрести?

Конечно, Гейдрих все слова Канариса перепроверит, прежде чем идти с докладом к Гиммлеру. Но сейчас он твердо знал, что шеф абвера не врет. Наконец-то он решился вслух высказать мысль, которую боялись высказать оба.

— Вы думаете, что заговор имеет глубокие корни, предполагая, что русские оперативно получают информацию даже на тактическом уровне.

— Для нас это было бы лучшим вариантом. Это объясняет все. Ту же историю с налетом на Могилев можно объяснить тем, что человек, который планировал налет, специально ориентировался на время, указанное русским, или кто-то ему подсказал.

— Но если русские обладают такой информацией, то почему они отступают?

— Вы сами знаете, что русские оказались просто не готовы к войне. Даже заговорщики переоценили их силы.

— Это не объясняет неуловимую базу под Могилевом.

— А ее скорее всего там и нет. Сейчас мы рассматриваем вариант, что русские используют специальный дирижабль, который летает только по ночам, а днем маскируется в специальном укрытии невдалеке в лесу. Поэтому-то следы отступающих русских и пропадают. Их просто затягивают наверх. Тем более следы лестниц мы обнаружили. Зачем, спрашивается, в лесу русским лазить по лестницам? Пока другого объяснения «Могилевского феномена» мы не смогли найти. Я понимаю, что натянуто, но другого рационального объяснения всех известных нам фактов нет.

— Но почему они все еще остаются под Могилевом?

— Вот этот вопрос нам и предстоит узнать. Возможно, у них там действительно база, но в другом месте и глубоко в лесу.

— Хорошо, адмирал, все рассказанное вами вполне логично объясняет многие факты. Допустим, русские смогли разработать новое оружие и снабдить им элитное подразделение. Результат — уничтожение командира дивизии СС «Рейх» Пауля Хауссера. Возможно все эти события результат большого заговора против Германии. Но зачем вы это все рассказываете мне?

— Рейнхард, судя по уровню секретности информации, ушедшей к русским, заговорщики близки к фюреру. Это не мой круг. В войсках моя контрразведка тщательно разбирает все случаи так называемого «прозрения» русских. Но мне не хватает сил и времени. Я чувствую, что трагедия может произойти в любой момент. Поэтому нам на время нужно забыть наши прежние распри и работать вместе.

Гейдрих взял небольшую паузу, обдумывая все, что ему сказал Канарис. Это очень серьезно. Тем не менее факты сами говорят за себя. Никаких шаманов, никаких машин времени. Только заговор против новой Германии. Его как главу Главного управления имперской безопасности это не могло не волновать, и то, что Канарис пошел с этим сначала к нему, а не сразу к фюреру, говорит о многом. Старый лис действительно боится, что времени осталось мало. Возможно, он даже не доверяет своим, раз решил дублировать процесс расследования силами имперской безопасности. Наконец-то приняв решение, Гейдрих продолжил разговор.

— Вы думаете, специальное подразделение НКВД как раз занимается контактами с нашими заговорщиками?

— Да. И капитан Зимин и его боевики использовались в качестве курьеров. А для обеспечения этой операции русские использовали свои самые последние изобретения в области вооружений и радиотехники, в которых они, скорее всего, добились серьезных результатов.

— Скорее всего вы правы, — сказал задумчиво Гейдрих.

— Ключ к расследованию — этот русский капитан, который обеспечивал транспортировку документов и силовое прикрытие контактов с заговорщиками. Поэтому-то он и остался на захваченной нами территории. И страшно подумать, какой груз он в этот раз отвез в Москву своему руководству.

— У нас нет возможности его достать. В Москве, насколько я знаю, на таком уровне есть только у вас агентура.

— Да. И за последнюю неделю она практически вся ориентирована на сбор информации по Зимину и специальному подразделению НКВД. Если я ошибаюсь, и русские раскроют в этом случае всю нашу сеть, которую строили годами, это будет грандиозным провалом, поэтому я и хотел заручиться вашей поддержкой. Возможно, понадобится проводить операцию по захвату курьера. Как говорит моя интуиция, он скоро должен будет снова появиться в районе Могилева. Иначе до этого странного подразделения НКВД нам не добраться.

— Адмирал, спасибо за информацию. Наша беседа была очень информативна. Вы сами понимаете, что такие решения без согласия Гиммлера я не могу принимать. Для координации наших действий давайте встретимся сегодня около восьми вечера у рейхсфюрера. Я думаю, он очень заинтересуется вашими предположениями.

На этом такой трудный и весьма важный разговор для глав спецслужб Третьего рейха был закончен.

Глава 10

После вчерашнего разговора с Берией меня опять, в сопровождении охраны, отвезли на загородную дачу, и я был предоставлен сам себе до утра, хотя с большим удовольствием посидел бы за ноутбуком, посмотрел какой-нибудь фильм, ну на крайний случай разложил бы пасьянс. Но ноутбук уже был для меня недосягаем.

Анализируя весь разговор с Берией, я понял, что допустил множество ошибок, хотя, учитывая фигуру наркома и его репутацию, можно сказать, что часть своей миссии я выполнил неплохо. В переговоры вступил, свою позицию дружественной независимости я выдерживал до конца. Но вот шутка с диктофоном была явным перебором. На мгновение мне показалось, что Берия на меня с кулаками набросится и тогда придется просто ему дать в нос. Но, к счастью, он сдержался. И, если интуиция мне не изменяет, завтра ожидается судьбоносный визит к вождю мирового пролетариата товарищу Сталину. Значит, надо лучше выспаться и отдохнуть. Думаю, встреча будет назначена на завтра на вечер, а до этого будут консультации со специалистами по техническим направлениям, допущенным до реальной информации по Страннику.

Прекрасно выспавшись и приняв ванну, после завтрака пошел опять пройтись по парку, наслаждаясь тишиной и чистым воздухом, которых в наше время и до войны было не так уж и много. Опять мысли о жене и ребенке не давали покоя. Нынешняя, полная опасностей и постоянного напряжения жизнь выматывала и не давала возможности как следует провести время со своей семьей. Действительно, за всеми приключениями, перемещениями во времени, боями с немцами и бандитами как-то отодвинул семью на второй план. А ведь реально-то я сражаюсь за их будущее. И грош цена будет всем моим достижениям, если я не смогу им обеспечить нормальные, безопасные условия жизни, причем с отцом и мужем. Да и Маринка, жена Витьки, моего погибшего друга, тоже уже не чужой человек, и ее воспринимаю как сестру, о которой тоже нужно заботиться. А ведь и у нее есть дети.

За такими философскими размышлениями меня застал Морошко. Мы немного прошлись вместе, после чего он опять начал свои шпионские штучки, с доброй миной на лице капать на мозги.

— Сергей Иванович, вы меня вчера удивили своей позицией. Честно сказать, я думал, что все пройдет несколько иначе, да и товарища Берию вы заставили понервничать.

23
{"b":"144979","o":1}