ЛитМир - Электронная Библиотека

Морошко молча кивнул головой. После недолгого молчания он согласился с моими доводами.

— Хорошо, Сергей Иванович. Так и сделаем. А теперь давайте собираться, но сначала вы переоденетесь.

Увидев мой удивленный взгляд, он с легкой усмешкой пояснил:

— Вы уже майор госбезопасности. Так что нужно соответствовать своему званию.

— Хорошо, как скажете.

Пройдя в свою комнату, я нашел там на застеленной кровати разложенную новую форму. К ней были приложены нижнее белье, новые хромовые сапоги и ремень с кобурой. Пока я переодевался, рядом со мной стоял мой охранник и внимательно за мной наблюдал.

«Ну конечно, после истории с диктофоном они хотят быть уверенными, что я ничего такого с собой не принесу». Как ни странно, никакого возмущения с моей стороны не было. Все правильно и логично с их стороны.

Переодевшись, я вышел на улицу и сел рядом с Морошко в дожидавшуюся нас легковую машину. Когда выехали за ворота, впереди и сзади нас сопровождали несколько автомобилей, и на небольшом удалении при повороте я увидел грузовик, кузов которого был забит вооруженными бойцами в форме НКВД.

На мой молчаливый вопрос Морошко пояснил, что есть данные о возможной попытке захвата меня немцами.

«История становится все интересней», — угрюмо подумал я, рассматривая проносившиеся мимо пригороды Москвы.

Глава 11

Опять кортеж проскочил через весь город, прямо к зданию на Лубянке. Снова длинные пустые коридоры с многочисленными дверьми. Дежурные, старательно отводящие глаза, и охрана, постоянно следующая впереди и сзади.

Разместившись в просторном кабинете Морошко, занялись непосредственным планированием. Первоочередным делом была связь с моим бункером и получение новой группы паролей на один из зашифрованных дисков с информацией. Получив кодовое слово, которое означает нормальное протекание переговоров, Морошко отправился организовывать передачу шифровки, оставив меня с одним из своих молчаливых подчиненных. Минут через десять на столе уже был чай с печеньем и чуть позже один из охранников из буфета принес бутерброды. Видимо, Морошко задерживался и таким образом старался скрасить мой досуг. Хотя, как мне казалось, они с Берией сейчас слушали запись на диктофоне и вырабатывали политику дальнейшего общения.

Когда бутерброды были съедены и чай допит, вернулся наконец-то хозяин кабинета в сопровождении капитана госбезопасности, держащего в руке папку с документами. Выглядел Морошко деловито, без намека на полученную недавно трепку, значит, Берия одобрил все его действия, и процесс идет в нужном для нас направлении.

— Вот, Сергей Иванович, познакомьтесь, капитан Зерновой, он в курсе того, кем вы являетесь, и специально подготовил для вас несколько шифрованных немецких сообщений, которые необходимо срочно прочитать. Надеюсь, здесь вы сможете помочь, используя вашу аппаратуру.

Мы с капитаном пожали друг другу руки, он бросил на меня заинтересованный взгляд, ведь не каждый день видишь человека из будущего.

— Конечно, Александр Александрович. Что там с шифровкой?

— Через полчаса она уйдет, и надеюсь, ответ мы получим так же быстро.

— Хорошо. А теперь давайте спустимся вниз и реально займемся делом. Кстати, у меня с собой были еще несколько приборов, желательно и их с собой прихватить.

— Это вы про непонятное квадратное устройство, несколько черных блоков и мешок со странным порошком?

— Да. Придем, на месте покажу, что это за устройство, да и бумагу, пачку которой я с собой привез, прихватите. А еще лучше поищите точно такую же, белую, мелованную, без ворсы, это очень важно.

— Хорошо, сейчас дам задание, на крайний случай специально закажем на бумажной фабрике.

Мне понравилась такая оперативность. Видимо, Берия был доволен развитием ситуации и дал карт-бланш Морошко на любые действия. Опять путь в самый подвал, многочисленные посты охраны и заветная небольшая комната.

Пока загружалась операционная система, я стал распаковывать лазерный принтер. Морошко и Зерновой стояли в сторонке, благо размеры кабинета позволяли, и с большим интересом смотрели на мои манипуляции. Установив принтер, достал картридж, осторожно вытащил его из упаковки и, открыв крышку принтера, вставил на положенное место. Подключенный к сетевому фильтру, принтер загудел, прокручивая свою механику.

Когда операционная система загрузилась, распотрошив пачку бумаги, взял небольшую стопочку, листов на двадцать, вложил в приемник принтера. Проведя давно привычные действия, пустил на принтер пробную страницу.

После чего отдал еще теплый лист, вылезший из принтера, своим спутникам и пояснил, что же это за прибор такой я привез с собой.

Морошко и Зерновой с интересом разглядывали высококачественную распечатку. Борисыч не поленился и достал новые картриджи, да и сам принтер был в великолепном состоянии, поэтому никаких дефектов на отпечатке не было.

Демонстративно усевшись за ноутбук, поерзав оптической мышкой по столу, обратился к спутникам:

— Ну что, товарищи командиры, займемся делом?

Те не заставили себя долго ждать. Присели рядом на свободные стулья.

Зерновой достал из папки текст немецкого донесения, которое шифровалось на «Энигме». Оно было не длинным, поэтому потратив минут десять на его ввод в текстовом редакторе, предварительно установив на ноутбуке немецкий язык, запустил скачанную в свое время в Интернете программу для взлома кодов «Энигмы». При этом про себя молился, чтобы оно действительно расшифровало, иначе будет весьма неудобно перед предками. Подбирая в параметрах программы стартовые установки, провозился минут десять, и, как ни странно, программа сработала. На пересчет возможных результатов было затрачено минут пятнадцать, и в итоге получился вполне читаемый текст. Уже скорее по привычке, нежели из желания пофорсить, запустил установленный тут же переводчик и перевел текст шифровки на русский язык. Скопировав текст в Word, по правилам составления служебных документов, поиграв со шрифтами, сделал шапку, где крупным текстом выделил «Народный комиссариат внутренних дел СССР», чуть ниже более мелким шрифтом «Главное управление государственной безопасности», затем прочерки для регистрационных номеров и в конце расшифрованный текст и его перевод на русский язык, и все это распечатал. По тому, как меня не отвлекали вопросами и вообще старались не шуметь, я понял, что мои спутники с огромным интересом наблюдали за моими действиями. Распечатав наконец-то подготовленный документ, я повернулся и передал его Морошко. Тот, подержав его в руках, передал Зерновому, который тут же его спрятал в папку и с готовностью передал мне следующую шифровку.

— Да, Сергей Иванович, только теперь я понял, насколько вы можете быть для нас полезными. Это ведь таким образом можно читать практически всю переписку немцев?

— Ну, не только немцев. Просто мы нашли готовое решение, которое, так сказать, на злобу дня. Но эта аппаратура просто очень быстро считает, а настраивать и писать для нее программы должны специалисты, криптологи и программисты. Думаю, при соответствующем подходе мы сможем читать большинство шифрованных сообщений противника, да и союзников тоже. При нормальном развитии ситуации такой аппаратурой можно оснастить минимум все штабы фронтов и, при желании, армий.

По тому, как у обоих НКВДшников загорелись глаза, я понял, что такая идея им понравилась.

Следующие два часа были потрачены на взлом еще нескольких особо важных шифровок. Стопка распечаток в папке Зернового все увеличивалась, но видя, что я начал уставать, Морошко предложил сделать перерыв и пойти пообедать. Все с ним согласились, обедать в этой комнатушке с аппаратурой явно не лучший вариант. Пока мы поднимались и шли по коридорам, Зерновой, по указанию Морошко, в сопровождении охраны отвернул в сторону, и по вскользь брошенной фразе я понял, что побежал на доклад к Берии, унося заветную папку с дешифровками.

Обед нам принесли прямо в кабинет Морошко. Опять два молчаливых сотрудника поставили на стол подносы с едой и удалились. Но поесть спокойно нам не дали. Снова появился один из сотрудников и положил возле Морошко папку. Тот неторопливо ее открыл, вытащил из нее листок, бегло просмотрел и протянул мне.

26
{"b":"144979","o":1}