ЛитМир - Электронная Библиотека

Берия, увидев такую реакцию с моей стороны, доброжелательно кивнул и пожал мне руку.

— Ну, здравствуйте, Сергей Иванович. Вот хотел лично посмотреть, что вы такого интересного можете показать сегодня. Товарищ Морошко слишком красочно и эмоционально все обрисовал.

Потом обратил внимание на Зернового. Тот доложил о проделанной работе и о расшифрованных сообщениях. Берия взял у него распечатки, бегло пробежал глазами и, кивнув, отправил Зернового регистрировать полученные распечатки в секретное делопроизводство.

Когда капитан вышел, снова присели и я начал заново показывать Берии всю доступную информацию с зашифрованного раздела жесткого диска. Мы просматривали файлы, иногда останавливаясь на интересных моментах, некоторые документы по просьбе наркома распечатывал и складывал в отдельную стопку. Но все равно объем информации был огромный, и ни времени, ни возможностей охватить все не было. Это понимали все.

Берия молча встал, взял в руки стопку распечаток, быстро их пролистал и задумчиво посмотрел сначала на ноутбук с принтером, а затем взгляд перевел на меня.

— И что мне с вами, Сергей Иванович, делать? Столько тут всего наворотили. Да человека, который и не знает сотой доли того, что тут напечатано, уже нужно особо охранять, а вы с таким грузом с боями через линию фронта вышли. Везучий вы. И как мне все это применить?

— Ну, тут я могу высказать свои соображения. Если вы не против.

— Конечно, говорите.

— Создадите, допустим, при наркомате особое хозяйственное управление, которое будет заниматься контролем за распределением народных средств, так называемую экономическую безопасность. А реально большинство проектов стратегического значения без их ведома не должно утверждаться. Сотрудники этого управления на основании информации из будущего и будут давать окончательную оценку о целесообразности траты народных средств и ресурсов в том или ином направлении. И если никто не додумается, кого нужно подталкивать, давать подсказки, при этом не афишируя свое участие.

Берия молча выслушал меня, но виду не подал, что его заинтересовало мое предложение. Хотя глазки заблестели.

— Неплохая идея, Сергей Иванович, мы подумаем над вашим предложением. Только, думаю, на сегодня ваша работа здесь закончена. Вечером с вами хотел бы побеседовать товарищ Сталин.

— Конечно. Лаврентий Павлович, когда назначена встреча? Просто хотелось бы навестить семью погибшего пилота Иволгина. Я ему перед смертью обещал, некрасиво будет нарушать свое слово, а времени у меня и так очень мало, да и Москву посмотреть хотелось бы.

— Слово, данное боевому товарищу перед смертью, надо держать. У вас есть время. Думаю, товарищ Морошко сможет помочь вам организовать этот визит. Не скрою, для меня приятно слышать, что вы, наши потомки, еще помните такие вещи.

Потом, повернув голову к Морошко, коротко бросил:

— Александр Александрович, организуйте.

После чего, взяв стопку распечаток, вышел из кабинета.

Глава 12

Как я и предполагал, к вдове Иволгина мы, конечно, не поехали. Морошко мотивировал это отсутствием времени на поиск ее адреса, а по мне, так он не успевал подготовить саму вдову к моему визиту, либо организовать фальшивую. Ну не получится так не получится, поеду чуть попозже, сегодня намечен визит к Сталину.

Поэтому на просьбу продолжить работу с расшифровкой немецких сообщений я отреагировал положительно и еще часа три очень продуктивно проработал, раскрывая тайну немецкой секретной переписки, показывая и рассказывая Зерновому все нюансы работы на ноутбуке. Даже дал ему возможность расшифровать радиограмму, хотя то, как он держал мышку и с неуверенностью ею водил, вызывало у меня здоровый пессимизм относительно подготовки местных операторов ЭВМ. Уже когда за мной зашел Морошко, понял, насколько увлекся и как устала спина от сидения столько времени на неудобном стуле.

Закончив расшифровку очередного немецкого сообщения, вывел с помощью лазерного принтера на бумагу, выключил ноутбук и принтер. На предложение прихватить ноутбук с собой на встречу с товарищем Сталиным Морошко отреагировал без энтузиазма, видимо, эта тема уже поднималась, и решение было принято. Поэтому компьютер оставили на старом месте.

Закрыв и опечатав кабинет, мы с Морошко поднялись наверх, но пошли не в его служебные апартаменты, а сразу к выходу, где нас уже ждал автомобиль и несколько машин с охраной. Только теперь за окнами проносилась ночная Москва. Встречных машин почти не было, поэтому движение протекало без каких-либо происшествий.

И вот наконец-то Кремль. Я на Красной площади был один раз и то в далеком детстве, проездом, поэтому сейчас с большим интересом рассматривал все вокруг. Но насладиться окружающим пейзажем мне не дали. Машины с охраной остановились недалеко от ворот, а мы проскочили через услужливо открывшиеся ворота. Там нас встретили и проводили дальше по коридорам. На очередном посту охраны пришлось сдать все имеющееся оружие. Я и Морошко сдали свои ТТ, но при этом один из охранников цепко рассматривал меня на предмет возможных средств ликвидации вождя. Но, к счастью, придраться было не к чему, нас повели дальше к кабинету Сталина. Морошко остался ждать в приемной, а меня проводили в кабинет, где встретили Берия и Сталин, который как радушный хозяин поднялся со своего места и сделал шаг навстречу, показывая таким образом свое расположение.

Я успел мельком осмотреть кабинет и про себя отметил, насколько он похож и одновременно не похож на фотографии, которые я изучал перед вылетом в Москву. Обшитые деревом стены, рабочий стол хозяина кабинета, покрытый зеленым сукном, с архаичным письменным прибором и настольной лампой, длинный стол для совещаний с привычным графином с водой и стаканами. Практически все это видел на фотографиях, но сейчас воспринималось совершенно иначе. Запах табака, дубовых деревянных панелей создавал совершенно невероятную картину реальности всего происходящего. Если до нынешнего момента все приключения в этом времени я воспринимал несколько отстраненно, больше разумом, а не душой, то теперь, именно в этот момент, полностью ощутил реальность происходящего.

Как положено, сделал шаг вперед, руки по швам, и громко поздоровался:

— Здравия желаю, товарищ Сталин.

Все-таки он главнокомандующий, а я как был капитаном морской пехоты, так и остался, несмотря на новые шпалы в петлицах. Хозяин кабинета одобрительно кивнул, видимо, он ожидал другого поведения, внимательно оглядывая меня с ног до головы. Как мне показалось, он просто пытался найти у меня какие-либо отличия от людей его времени, но не найдя таковых, решил разыграть партию строгого, но добродушного начальника с нужным и заслуженным подчиненным.

— Здравствуйте, Сергей Иванович. Или вас можно называть другим именем?

— Зачем? Это мои настоящие имя и отчество.

— Хорошо, присаживайтесь, давно хотел с вами пообщаться, да и товарищ Берия очень неплохо о вас отзывался.

Сталин вернулся на свое место, Берия сел напротив меня, и получалось так, что я сидел к обоим лицом, и постоянно приходилось отвлекаться, наблюдая за реакцией Берии на наш разговор. В общем, два на одного, тем более два признанных монстра политики, которых мне явно не получится переиграть. Но хотя бы сыграть с минимальным проигрышем нужно постараться. Я молчал, давая возможность Сталину самому начать разговор, Берия в присутствии своего начальника отмалчивался.

— Сергей Иванович, мне интересно было встретиться с вами лично и посмотреть на наших потомков. Судя по тому, что вы весьма предусмотрительно поведали только узкому кругу людей, — он кивнул в сторону Берии, — в будущем произошли не самые лучшие перемены. И советский народ деградировал, дело Ленина было забыто и оболгано. Но смотря на вас и ваши дела, я убеждаюсь, что не все потеряно.

Он выдержал некоторую театральную паузу.

— И знаете, что меня больше всего убедило, что с вами можно и нужно иметь дело? Не эти сведения.

28
{"b":"144979","o":1}