ЛитМир - Электронная Библиотека

Сталин задумчиво смотрел на меня, переваривая сказанное. А вот Берия заметно успокоился, видимо, думал, что я солью что-то, прошедшее мимо него.

— Спасибо, Сергей Иванович, очень интересно было с вами пообщаться. Действительно, товарищ Берия прав, у вас свой взгляд на многие вопросы, но тем не менее вы сумели некоторые обыденные вещи даже мне показать в новом свете. Думаю, это не последняя наша встреча. Вы нам дали много пищи для размышления и интересные предложения, которые мы должны обдумать. Давайте завтра снова встретимся, обсудим еще несколько вопросов.

Мы с Берией почти синхронно встали и двинулись в сторону двери. Там в кабинете дожидался Морошко, и судя по его лицу, в явном нетерпении. Он тоже понимал, что за дверями происходила судьбоносная для страны встреча. Берия коротко попрощался и вернулся в кабинет Сталина, видимо, обсуждать наш разговор, а я опять спускался коридорами, в сопровождении Морошко и двух человек из ведомства генерала Власика. На одном из постов нам вернули сданное оружие, и снова погрузившись в нашу машину, мы выскочили за ворота Кремля. Там к нам пристроились машины охраны, и на приличной скорости кортеж двинулся к безымянной даче, на которой я проживал все это время.

Глава 13

Утро прошло уже по привычной схеме: подъем, утренний моцион, завтрак и прогулка, на которой ко мне присоединялся Морошко. На этот раз никаких стратегических вопросов в разговоре не поднималось. Александр Александрович просто меня поставил в известность, что в пригороде Москвы оборудован специальный дом для работы со мной и с информацией, которая будет передана с нашей стороны.

А пока на сегодня до обеда была запланирована уже привычная работа в здании на Лубянке, а затем переезд на новое место. По словам Морошко, новое здание уже подготовлено и остался только мой переезд, а вечером меня снова ждет товарищ Сталин.

До обеда с Зерновым занимались расшифровками немецких донесений и с Александром Александровичем делали выборку по возможным действиям немецкого командования. Но, как я понял, уже формировался специальный штат аналитиков, который будет работать в рамках нового управления, и часть документации, чтоб не терять время, я просто выводил на бумагу, стопку которой Морошко мне торжественно презентовал утром. Конечно, каждый лист был пронумерован, я бы удивился, если было бы иначе.

После обеда уже стали собирать вещи. Тут мне принесли мой сверток с камуфляжем, оружием, бронежилетом и остальным снаряжением. Упаковав ноутбук и аксессуары в сумку, в сопровождении охраны, помогающей нести наши вещи, снова вышли во внутренний двор, где нас ожидали машины. На этот раз все вещи я взял с собой в салон, хотя Морошко попытался протестовать, но наличие под рукой своего оружия как-то успокаивало.

Кортеж опять несся по улицам столицы. Теперь это происходило днем, и я наконец-то смог нормально рассмотреть Москву 1941-го во всех подробностях. Явственно чувствовалась чуждость этого города, который жил своей жизнью. Машин почти не было, а те, что редко попадались навстречу, были в основном военного назначения. Несколько раз видел армейские патрули. Город не создавал впечатления прифронтового, как это было заметно в кинохронике, но там была запечатлена столица в момент самых яростных боев на подступах и все трассы перегораживали противотанковые ежи, а тут пока этого не замечалось.

За такими мыслями я не заметил, что выехали в пригород. По дороге Морошко завел разговор о моем снаряжении, и мы с большим удовольствием разговорились на предмет моего автомата, пистолета и бронежилета, который я даже достал из скатки и стал демонстрировать, подняв его перед собой, хлопая кулаком в нагрудную пластину. В этот момент машина стала притормаживать, и весь кортеж остановили на каком-то контрольно-пропускном пункте.

Судя по форме и знакам различия, на КПП дежурили простые армейцы, хотя то, как они держались и были вооружены, сразу привлекло мое внимание. Практически все были с автоматическим оружием, и только наметанным глазом смог рассмотреть две пулеметные позиции, с которых контролировался участок дороги, ведущий в эту сторону.

Когда все формальности были соблюдены и кортеж миновал контрольно-пропускной пункт, к своему удивлению, рассмотрел батарею противотанковых «сорокопяток», которые в комплекте с пулеметными точками превращали рядовое КПП в узел обороны.

Такие меры предосторожности не могли меня не радовать. В условиях, когда в центральном аппарате госбезопасности работает немецкий агент, нельзя сказать точно, что известно противнику. Поэтому советское руководство решило подстраховаться, и тут я был с ними вполне солидарен и не сомневался, что и подход к организации системы ПВО в этом районе будет не менее основательным. Попробовал расспросить Морошко о мерах, принятых для противодействия диверсионным группам противника, но мой сопровождающий мягко ушел от прямых ответов. Я его прекрасно понимаю, пока есть вероятность, что я могу попасть в руки к противнику, многое мне рассказывать и показывать не будут, несмотря на мой особый статус. Хотя мыслишка, что мою скромную персону могут использовать в качестве наживки для немецкой агентуры, несколько раз проскакивала.

Наконец-то добрались до усадьбы, где меня разместили в отдельном крыле. Условия были почти те же, что и раньше. Отдельная комната, рядом санузел, в коридоре небольшой столик и стул возле входа и постоянный дежурный охранник. Судя по проложенным коммуникациям, мебели, состоянию стекол и двора, объект уже давно используется для нужд госбезопасности. Вполне возможно, что был какой-то центр радиоперехвата, а сейчас перепрофилировали для нужд вновь создаваемого хозуправления.

В специально подготовленной комнате уже привычно развернул ноутбук, принтер и стал это все подключать к электросети. Минут через двадцать пришел Морошко с майором госбезопасности. Он был представлен как Копылов Артем Игоревич. Мы познакомились, как положено, пожали друг другу руки. Из беседы с новым знакомым я понял, что это будет координатор моей работы в этой усадьбе, в его задачу будет входить подбор специалистов для встреч, адаптацию полученной информации, оперативное сопровождение. Общее руководство по контакту с потомками остается на Морошко. Такая мера с разделением руководства была вынужденная, в связи с увеличением объема полученных от меня стратегических данных и необходимостью их срочной и полной обработки и анализа. И это с учетом того, что я привез только крохи, так сказать, выборку на злобу дня, а когда пойдет настоящая работа, то они тут будут зашиваться, пытаясь переработать все, что мы им передадим.

Судя по оговоркам, они забуксовали на мемуарах Гудериана и Жукова, пытаясь выудить там нужную информацию с учетом попыток авторов оправдать себя. Народу нужны комментарии критиков и специалистов к этим произведениям. «А это уже будет за отдельную плату», — улыбнулся я про себя.

До вечера мы опять занимались выборкой и распечаткой необходимой информации. На отправленное очередное сообщение в мой бункер был получен ответ в виде нового кода для еще одного зашифрованного раздела жесткого диска и приписка, что оба «трехсотых» в норме, что не могло не радовать.

На этом разделе лежала информация по полупроводниковой технике, подборка учебников по теории и основам схемотехники, технологии производства. Правда, при подготовке данной информации ограничились документацией, описывающей развитие электроники вплоть до биполярного транзистора. Интегральные микросхемы решили пока не демонстрировать, учитывая общий технологический уровень Советского Союза. Правда, я честно признался в этом Копылову, аргументированно объяснив все особенности этой темы. Ближе к вечеру появился старый знакомый Зерновой с очередной пачкой немецких шифрограмм, и опять пришлось погружаться в мир криптографии.

Уже вечером, после ужина, меня ненавязчиво попросили прерваться, напомнив, что сегодня предстоит еще одна встреча с товарищем Сталиным. Мне дали возможность привести себя в порядок, и снова кортеж машин несется к Москве, правда я в машине один. Морошко не смог ко мне присоединиться, поэтому со мной в салоне на заднем сиденье примостился немногословный Копылов. Странно, сколько таких немногословных сотрудников госбезопасности прошло перед моими глазами за последнее время. Я уже как-то их начал воспринимать как обычное явление.

31
{"b":"144979","o":1}