ЛитМир - Электронная Библиотека

— Или это большая ловушка для нас. Возможно, что все это наживка, на которую русские нас хотят подловить.

— А план «Барбаросса» с личной подписью фюрера? Ведь русские где-то его смогли достать, не сами же они его написали. А судя по имеющейся информации, у них абсолютно достоверная копия.

— Только это и заставляет меня вести активные поиски на грани провала. Скажи, Клаус, тебе такое слово, как «Энигма», знакомо?

Клаус сразу же подобрался.

— В связи с чем это слово употреблялось, в каком контексте?

Ему не удалось сдержать эмоции, и Карл понял, что затронул еще одну очень важную тему.

— В связи с шифрованием донесений. С приездом Зимина у русских в большом количестве появились тексты расшифрованных сообщений вермахта и кригсмарине. А это уже наводит на размышления. По словам моего человека, в подвале на Лубянке находилось некое устройство, которое охранялось взводом осназа. Именно оттуда и появилось большое количество расшифрованных сообщений.

— Устройство еще там?

— Нет, вчера было вывезено в неизвестном направлении вместе с Зиминым. То место, где его раньше держали, я уже примерно знаю, но русские подстраховались и все поменяли.

— Как быстро можно будет узнать?

— Пока не знаю. Всех водителей поменяли, как и все автомобили. По этому направлению русские предпринимают очень серьезные меры предосторожности, и это настораживает.

— О том, что вы сказали, нужно немедленно известить Берлин.

— Не боитесь, что русские прочитают ваше сообщение? Судя по всему, это у них неплохо получается.

— Скорее всего, к ним в руки попал аппарат «Энигма». Это система армейской шифрованной связи и к нашим с вами шифрам не имеет никакого отношения. И еще, Карл, я хотел бы пообщаться с вашим человеком.

— Это исключено. У русских есть информация о наличии в управлении нашего агента, и любые незапланированные контакты моего человека могут привести к провалу.

— Хорошо. Вы правы. Но нам нужна информация о Зимине или о том, кто скрывается на данный момент под этой фамилией, причем срочно.

— Клаус, я ничего не могу обещать. Ситуация очень опасная. И вы сюда прибыли с особыми полномочиями не для дружеской беседы. Вам нужен Зимин?

— Да. Причем живой и здоровый, и желательно в Берлине. На близлежащих аэродромах ждут сигнала несколько диверсионных групп, которые как раз и ориентированы на выполнение этой задачи. Для усиления или отвлечения внимания выделен батальон парашютистов.

Хозяин квартиры снова задумался. Ситуация выходит из-под контроля. Руководство абвера пошло ва-банк, пытаясь получить информацию по русским секретам. Да, испуг, что касается «Энигмы». Судя по всему, это какая-то новая система шифрования вермахта и кригсмарине, а русские уже и тут получили козырь, читая переписку противника. Чтоб в этом всем разобраться, им нужен основной фигурант или тот, кто прячется под этим именем в данный момент. И не исключен вариант, что вместо Зимина в Москве сейчас находится кто-то из высокопоставленных чинов рейха, кто имеет полномочия для переговоров с Берией и Сталиным.

Карл поежился. От всей этой истории несло могильным холодом. Он всем своим обострившимся за многие годы нелегальной работы чутьем ощущал, что в этом деле замешаны такие силы, что ему лучше поостеречься и не лезть. Учитывая уровень обеспечения секретности, то любой неверный шаг, оговорка и необычный интерес в данном направлении русскими будет перепроверяться с особым усердием. И это будет однозначным провалом. Но отказаться он уже не может. Вот перед ним сидит головорез из Берлина, задача которого проконтролировать исполнение задания руководства абвера. Недаром он дал понять, что знает о семье Карла здесь в России и какие он особые чувства питает к своим детям, несмотря на то, что они наполовину русские.

— СС тоже замешано в этом деле?

Клаус чуть усмехнулся.

— Да. Это совместная операция абвера и СС, одобренная на самом верху. Часть групп силовой поддержки сформирована из штурмовиков СС. Так что, Карл, вы должны понять, какое внимание данному вопросу уделено Берлином.

Карл попробовал ухватиться за любую соломинку, чтоб затянуть дело и по возможности от него отказаться.

— А если СС замешаны в этом деле и их задача проконтролировать, чтоб в ваши руки не попал ни Зимин, ни действительно реальные данные о заговорщиках в Берлине?

— Мы рассматривали этот вопрос, но в данной ситуации мы в одной лодке. Утечка стратегической информации к русским это недоработка имперской безопасности. И за такое и Гиммлер и Гейдрих могут лишиться головы. В их интересах как можно быстрее найти заговорщиков и локализовать источник утечки информации.

Глубоко вздохнув, Карл согласно покачал головой.

— Хорошо, я сделаю все что могу. Но по моему разумению, с этим Зиминым не все так просто. Как бы это не была ловушка. По мне, так это красная тряпка, на которую руководство бросилось с упрямством бешеного быка. Но приказ есть приказ.

— Конечно, Карл, но постарайтесь не затягивать. Дело очень серьезно. В случае удачи возможна ваша эвакуация вместе с семьей в Германию. Да, еще. Нужны документы на группу в пять-восемь человек для беспрепятственного проникновения в Москву.

— Это почти нереально, но я попробую.

— Хорошо. Вы не против, если я у вас переночую?

— Я постелю вам в комнате дочери.

На следующие сутки руководству абвера была отправлена шифрограмма следующего содержания:

« Шершень-Улью.

Вышел на контакт с Моряком. Объект в Москве. Охрана максимально усилена. Место содержания несколько раз менялось. Имел неоднократные встречи с Берией, Сталиным, что не соответствует предполагаемому статусу Объекта. Внешние данные Объекта держатся в секрете. По информации Моряка, Объект доставил в Москву неизвестное устройство, вид и характеристики строго охраняются. В руках противника появились многочисленные расшифровки донесений стратегического уровня. В разговорах несколько раз упоминалась „Энигма“. По совокупным фактам можно сделать вывод, что под видом Объекта в Москву переправлено высокопоставленное лицо Германии для проведения сепаратных переговоров. В качестве оплаты заговорщиками передана противнику шифровальная машина „Энигма“. Местоположение объекта и его внешние данные уточняются. Жду дальнейших указаний.

Шершень».

Какой переполох в руководстве СС и абвера произвела эта телеграмма, Клаус догадывался и прекрасно понимал, что после передачи таких данных ему дадут полную свободу действий по захвату Зимина или того, кто на данный момент скрывается под этим именем.

Днем позже была получена ответная шифрограмма.

« Улей-Шершню.

Сфотографировать и идентифицировать Объект. Узнать место содержания. Произвести захват Объекта, при необходимости возможен отвлекающий удар силами люфтваффе. При невозможности захвата Объект уничтожить.

Улей».

Глава 14

На этот раз дорога к Кремлю, посты охраны и негласный обыск мной воспринимались не настолько нервно, как в первый раз.

В приемной не стали задерживать и провели непосредственно в кабинет Сталина. Сейчас вождь был один, и, по моему разумению, сегодня разговор должен быть более интересным.

— Здравия желаю, товарищ Сталин.

— Добрый вечер, Сергей Иванович, проходите, присаживайтесь, разговор у нас будет долгий, да и вы сегодня не сидели без дела, как мне доложили.

«Вот ведь жук, в одной фразе дал понять, что будет меня сегодня строить, и при этом круглосуточно не спускает с меня глаз и получает постоянные доклады о моей деятельности», — подумал я про себя.

Когда я разместился, Сталин, чуть выдержав паузу, достал мой диктофон, демонстративно включил его, хитро посматривая на меня, и задал первый вопрос.

— Сергей Иванович, вы вчера достаточно подробно высказались насчет своих целей и задач, которые ставите перед собой. Но мы пока видели только эмоции и прожекты. В нынешней ситуации ваше присутствие здесь несет больше угрозу, нежели пользу. Вы и ваши люди постоянно и неоправданно рискуете, ввязываясь в совершенно ненужные боевые столкновения с противником. А что будет, если кто-то из будущего попадет в плен к немцам?

33
{"b":"144979","o":1}