ЛитМир - Электронная Библиотека

Санька, до этого кивающий головой, спросил:

— Командир, а кто пойдет?

— Идем я и Малой. Группа усиления, командир Артемьев, заместитель Вяткин, дальше Миронов, возьмете новичка, экипируете его, проинструктируете. Пусть в себя приходит и делом занимается. Дальше. Обеспечение безопасности бункера. За пультом — Светлана, силовая группа — Екатерина Артемьева, Борисыч. Для внешнего периметра привезешь пару человек с Перевального, только проверенных.

Естественно, Саньке это не понравилось.

— Командир, может, я с тобой?

— Артемьев, прекратить пререкания. Практику ведения боевых действий с использованием БТР-80, кроме меня, имеете только вы. Поэтому командовать будете тоже вы. Все. Пока мы будем работать в лесу, можете на поляне произвести выборочное секторное минирование.

А вот Борисыч сразу стал задавать конструктивные вопросы.

— Какой порядок работы портала будет?

— Десять минут — выход группы. Потом выключение. В работе малый портал. Плановое включение каждые четыре часа. Если будет необходимость экстренного включения, мы подадим сигнал бедствия, выловите приемником через Могилевское окно. Еще вопросы есть? Ну что ж, дальше все в рабочем порядке.

На этом совещание закончилось, и каждый занялся своим делом. Завтра предстоял новый выход и новые открытия.

Глава 22

Уже в процессе подготовки к выходу решили все-таки изменить порядок высадки. Возле точки остаются Артемьев, Миронов и Вяткин, развернув систему радиоподавления и организовав некоторое подобие огневых точек, на случай нежданных гостей, а мы с Малым проводим разведку. В случае экстренной ситуации и нам понадобится срочная помощь, Артемьев дает сигнал, и включается большой портал и из него спускают БТР, на котором он прорывается к нам и производит эвакуацию.

Вот и вечер, в боксе стоит заправленный и полностью укомплектованный боеприпасами бронетранспортер. Составной пандус для спуска техники на другую сторону готов и две лебедки для затаскивания техники установлены, закреплены и проверены. Даже проработан механизм затаскивания трофейной техники в портал.

Торжественная минута, опять задрожала земля от работы дизелей и автомобильных двигателей, подающих питание на аппаратуру, и пятеро человек, экипированных и вооруженных для разведывательного выхода, шагнули в портал. Миронов и Вяткин еле тащили тяжелый аккумулятор, который должен будет питать радиопередатчик системы радиоподавления. Санька нес на себе передатчик, ноутбук и обычный для него вещмешок с взрывоопасными игрушками, на которые он был большим мастером. Спустившись по веревке, мы с Малым уже привычно отбежали от места высадки и заняли оборону. Не обнаружив ничего неожиданного, начали делать круги по спирали, в поиске следов пребывания ненужных свидетелей. Убедившись, что ничего нам не угрожает, дал отмашку на переход остальной группы. Вернувшись обратно, стал принимать грузы, передаваемые через портал. Это и пулемет ПКМ с запасными лентами и РПГ-7 с двойным боекомплектом выстрелов, и АГС-17 с тройным боекомплектом, и куча других вещей, необходимых для нашей защиты. Затем спустили аккумулятор, и потом пошли люди. Через пять минут выключился портал, и мы приступили к организации временной базы. Причем работали не все, несмотря на нашу экипировку, приборов ночного видения на всех не хватало. Но уже ближе к полуночи вроде как разместились, и наконец-то мы с Малым двинулись через поляну в сторону поля. Скорее всего, недалеко и до населенного пункта.

Мимо мелькали деревья, и легкое шелестение травы под нашими ногами заглушалось шумом близкой канонады. Несмотря на ночное время суток, бои не прекращались, и артиллерия не умолкала ни на секунду.

Медленно продвигаясь, стараясь идти по кромке леса, вышли к дороге, которая вела к какому-то населенному пункту. В нашу задачу на сегодня входило точное определение места выхода и все. Но никто не забывал, что у нас уже начались проблемы с горючим и продуктами, поэтому если появится возможность безнаказанно разжиться нужными нам ресурсами, то никто не собирался останавливаться.

Малой шел первым, метров на двадцать уйдя вперед, и периодически связывался по радио.

— Феникс, это Кукушка-Один. Слышу на дороге движение.

— Понял, дождись меня, вместе глянем. Как подойду, моргнешь инфракрасным фонариком.

— Понял.

Через минуты две я в приборе ночного видения увидел моргание специального фонарика, свечение которого человеческий глаз не в состоянии увидеть.

Мы осторожно стали пробираться к дороге. Все явственнее был слышен равномерный топот ног, звяканье железа и фырканье лошадей. Притаившись в кустах, мы прекрасно видели небольшую колонну красноармейцев. То, что люди вымотаны, видно невооруженным взглядом. Понуро опущенные головы, несколько телег, набитые ранеными, лошадь, тянущая упряжку с «сорокопяткой». Картина отступающей части. Сам факт того, что отходят ночью, организованно, говорит о сохранении некоторого подобия порядка при отступлении. В наши планы не входило выскакивать, как болванчики из табакерки, и быть застреленными, поэтому пришлось дождаться, когда колонна пройдет, и тогда двигаться дальше параллельно дороге.

Такая предусмотрительность оправдала себя, чуть позже мы наткнулись на арьергард отступающей части, который, видимо, должен был задержать немцев, если те попробуют организовать преследование. Известив Артемьева, что в их сторону направляется воинская часть, мы двинулись дальше.

В этой полосе наступали части 2-й полевой армии вермахта. В отличие от моторизованных дивизий, насыщенность техникой у них была поменьше, что сказывалось на скорости продвижения. По моему мнению, в такой ситуации разжиться горючим будет не так просто, но попытаться стоит. Через час такого марша мы наконец-то вышли к населенному пункту, возле которого явственно были видны следы боя и пустые окопы, оставленные ранее виденными нами красноармейцами.

Но свято место пусто не бывает. В деревне уже хозяйничали немцы. Несколько грузовиков, развернутая батарея зенитных автоматических пушек и примерно рота немцев, которые, выставив охранение, расположились на ночлег. Тут на связь вышел Артемьев.

— Феникс, это Бычок.

— На связи.

— Твои знакомые тут недалеко окопы роют, не рядом, конечно, но если мы начнем уходить, то могут заметить всю нашу акробатику.

— Уйди дальше в лес. Маскируйтесь и не дергайтесь. Мы тут немцами любуемся. Попробую уточнить, что за деревня, сколько немцев и что у них в закромах.

Пробираясь по лесу, приближались к деревне. Малой периодически прикладывал ВСС и через прицел рассматривал расположение часовых и секретов. Таким образом мы разглядели несколько секретов и две пулеметные позиции, которые весьма грамотно прикрывали расположившихся на ночлег немцев. Да и зенитная артиллерия была расставлена таким образом, что не оставила бы нападающим никаких шансов. Уже после более внимательного изучения рассмотрели еще несколько полевых пушек, возле которых периодически прохаживались часовые, и я не сомневался, что расчеты спят где-то рядом и по первой команде откроют огонь.

По зрелому размышлению, вдвоем нам сюда лезть никак нельзя, да и вдесятером тоже, и БТР не помог бы. Не добившись никаких результатов, принимаю решение уходить. Рисковать зря это не подвиг, это дурость, у нас другие задачи, более глобальные, нежели грохнуть несколько спящих немцев.

Тут в наушниках прошелестел голос Малого:

— Командир. Просто так уйдем? В метрах ста от нас секрет и недалеко от него пулеметная позиция. Может, по-тихому их грохнем и пару сюрпризов оставим, нам ничего не грозит, а они утром побегают, хоть на полчаса, но задержатся.

— Нет. Сам знаешь, у них смена будет часа через два. Все равно раньше времени найдут и крик поднимут.

— Но нам-то что с этого. Командир, пойми, не могу смотреть, как эти гады нашу землю топчут. А тут оружие бесшумное. Штук пять их гнид зачистим, до Берлина потом проще идти будет.

56
{"b":"144979","o":1}