ЛитМир - Электронная Библиотека

— Командую здесь я. Если мы начнем партизанить, то тем и закончим, что сюда ворвется какая-нибудь ягдкоманда или Черненко с татарами споется, и тут нас прищучат. Если меня нет, то военными вопросами занимается прапорщик Артемьев, хозяйственными делами заведует Панков — Борисыч. Понятно?

— Да…

— Хорошо, что понятно.

И уже обращаюсь ко всем.

— Мы сегодня сожгли кучу горючего, расстреляли кучу боеприпасов и кроме старого оружия ничего не приобрели, а наши запасы приближаются к критической отметке. Поэтому я и хочу организовать сегодня ночной выход. Ночью с помощью лейтенанта Павлова скорректируем огонь советской артиллерии, и пока немцы будут разбегаться, как тараканы, пошарим у них в тылу. К вашему сведению, даже на простую пехотную дивизию вермахта приходилось около девятисот автомобилей, из них одиннадцать бензовозов. Учитывая месторасположение обороны батальона 62-й стрелковой дивизии, это поле, где мы сегодня опрометчиво разгулялись, будет забито тыловыми службами противника. Надеюсь, всем понятна моя мысль? Только в этот раз никакой самодеятельности. Любая ночная операция это множество неожиданных сюрпризов, и от слаженности действия будет зависеть успех. Это нам очень повезло, что отделались только небольшой дыркой в борту бронетранспортера и простреленным плечом Вяткина. Больше так везти не будет.

Выждав небольшую паузу, чтоб до людей дошел смысл сказанного, продолжил:

— Петрович. На тебе и на Борисыче приведение в порядок боевой техники. Чтоб ночью у нас все работало. Особое внимание на ночные прицелы. Дальше. Всем остальным отдыхать и готовиться. Ольга, что там с Вяткиным?

Ольга, которая была тут же, чтоб оказать прибывшим медицинскую помощь, сказала:

— Как обычно — огнестрел. Кость задета. Надо делать операцию.

— Понятно. Что для этого нужно?

— Пока у нас все есть, но нужно делать переливание крови, а с учетом того, что он из прошлого, то кровь нужно брать у кого-то из его современников.

Да уж задачка.

— У кого есть подходящая? У Кукушек? Они вроде как сдавали анализы недавно.

— Нет, их не подходит. И Маркова тоже. Тем более у них уже брали.

— Егор, Павлов, идете с врачом, сдаете анализы. Думаю, вы не против помочь раненому? После того как товарищ Анохина вас отпустит, зайдете ко мне. Егор знает. Поговорить надо.

Как я и ожидал, против никто не был. Пока наши медики брали анализы крови, у меня была масса задач, которые требовали немедленного решения. Это и разгрузка техники от трофеев, и подготовка ночного рейда, и изучение радиоперехвата в нашем времени, чтоб тот же Черненко или татары не устроили нам сюрприза. Для нас было главное — восполнить запасы горючего и продуктов и сразу начинать поиск новых точек выхода.

Можно, конечно, попробовать настроиться на новую точку, но для этого придется лишние часов шесть-восемь гонять генераторы, заново перенастраивая всю систему, сжечь при этом все последнее горючее и придется расходовать неприкосновенный запас, который специально был отложен для заправки боевой техники на случай атаки на бункер. Получается, что ночной выход и захват ресурсов у немцев для нас единственная возможность выжить. Благо боеприпасы для БМП-1 и для БТР-80 мы загодя завезли, и гнать машину к большому бункеру не надо.

Как вариант — избавиться от огромных запасов трофейного оружия, меняя его на горючее. Но я как-то не был сторонником продажи вооружения, прекрасно понимая, что рано или поздно оно начнет стрелять в нашу сторону.

Пока было время, привел себя в порядок и пошел в кают-компанию перекусить, вытянув на совместный обед Маркова, Борисыча и Артемьева. Позже присоединились Малой и Миронов, и Санькина жена, Катерина. Пока Вяткин был нетрудоспособен, определенные функции старшины взял на себя Марков. Но обед все равно перерос в совещание, на которое подошел и Петрович, вроде как пришедший доложиться о состоянии нашей бронетанковой техники, а на самом деле поточить лясы и поучаствовать в обсуждении планов. Да уж, надо заканчивать с этой партизанской вольницей, поэтому пришлось взять управление совещанием в жесткие рамки и пинать всех, чтоб почувствовали наконец-то твердую руку.

— Борисыч, пока есть время, попробуй связаться со своими контактами среди торговцев и независимых вояк. Уточни обстановку и настроение Черненко, татар и нейтралов. Нам минимум два дня нужно, чтоб никто нас не трогал. Если что, предлагай по бросовой цене немецкие карабины. Сам видишь, у нас этого добра навалом. Ночью еще достанем.

Борисыч скептически на меня глянул.

— Сергей, у нас что, будет время ночью ходить по полю и собирать оружие?

— Зачем? Этим сейчас немцы занимаются. Трофейные и похоронные команды все собирают, сортируют, учитывают. Мы просто воспользуемся их трудом. Теперь, Петрович. Что у нас с броней?

— БМП в норме. Ночник проверил. Боекомплект пополним. С БТРом то же самое. То, что дырку сделали, так ничего серьезного не задели. Заварю вечером. Ночник вроде тоже нормально, но проверю.

— Скажи, как быстро мы сможем поднять хотя бы один танк? Сам видишь, какие дела намечаются. Сейчас с нашими коробками попасть под противотанковую пушку — и сожгут, а Т-64 для них долго будет не по зубам, ну разве что если 88-миллиметровую зенитную пушку на прямую наводку поставят, и то под вопросом.

— Пока не успеваю, командир. Надо время.

— Хорошо. Своей шеей рискуешь, ты ж у нас пока в танкистах ходишь. На будущее среди народа подыскивай механиков и танкистов. Лучше, конечно, профессионалов, но где их сейчас возьмешь. Может, среди вояк поискать, но этим займется Борисыч, а ты их будешь проверять на профпригодность. Нам болтуны не нужны. Малой, ты что скажешь?

— А что говорить, командир. Германцу по сопатке надавали и ночью надаем.

— Тогда вы берете Павлова и готовите его к выходу. Камуфляж, «лохматку», оружие. Ночник и радиостанцию я сам ему выдам.

Малой чуть помедлил, потом спросил:

— Командир, ты его хорошо знаешь?

— Когда самолет под Рославлем сбили, вместе из окружения выходили. Вроде гнили нет. Но вы за ним присматривайте, если что заметите, можете ликвидировать, хотя парень вроде нормальный. Единственное, может быть НКВДшная подстава.

Слово взял Санька.

— Командир, я бойцов поспрашивал, он тут уже дней пять воюет. Чтоб к нам так человека подвести, нужно очень постараться. Его могли грохнуть в любую минуту. Не думаю, что это подстава.

— Вот и я тоже не думаю. А профессиональный артиллерист в нашей компании не помешает.

Обсудив еще несколько насущных вопросов, разошлись но своим местам. Договорились встретиться уже вечером, перед выходом снайперов на ту сторону. А мне предстоял интересный разговор с Егором и Павловым.

Глава 25

После обеда у меня состоялся разговор с новыми членами нашей группы. Павлов был в шоке от открывшейся тайны. Технически грамотный человек, сразу почувствовал важность и необычность ситуации с путешествием во времени. Сергей с интересом рассматривал компьютеры, телевизоры и бытовую технику, которая для нас была обыденными деталями интерьера. Егор, фамилия которого оказалась Карев, больше отмалчивался. Он был воином, и теоретические нюансы его мало интересовали. За то, что мы смогли побить немцев и собираемся в будущем этим заниматься, он был готов идти с нами до последнего, да и то, что произошло с нашим миром, на него произвело неизгладимое впечатление.

Уже когда основные пояснения были даны, я понял, что два этих молодых парня, которые хлебнули войны, будут с нами и особой психологической обработки проводить не надо. Цель у нас была одна, защищать Родину вне зависимости от времени. После разговора я им дал почитать специально подготовленную подборку материалов по истории СССР и России. Про «заклятых» друзей и противников. Про рассекреченные документы Второй мировой войны и особенно про Майданек, Освенцим, Дахау, карательные отряды, вывезенных в Германию рабов. Про бандеровцев и прибалтийских фашистов. Именно то, почему я и мои люди были готовы уничтожать немцев в любое время суток.

64
{"b":"144979","o":1}