ЛитМир - Электронная Библиотека

Деревенька была не такая уж и большая, поэтому серьезного уличного боя не получилось. Большинство домов было и так разрушено, поэтому наш удар был достаточно результативен. Ворвавшись в деревню, расстреливали мечущихся немцев, сразу давили любые попытки организованного сопротивления. Тем более со стороны леса подошла пехота, которая изначально обстреливала немцев и отвлекала внимание.

Наш БТР вырвался к крайнему дому, когда из окна по нам в упор ударил пулемет. Пули противно грохотали по корпусу бронетранспортера. Маркову не нужно было объяснять и, повернув башню, почти в упор ударил из КПВТ по деревянному дому. Стрельба сразу затихла. Пока была возможность, я в сопровождении Зелоева, прихватив свой ПП-2000, ворвались в дом. Но там уже противника не было. Две смежные комнаты оказались заваленными изуродованными телами немцев. Стена, обращенная к стоящему на улице БТРу, была практически выломана тяжелыми пулями КПВТ. Света не было, поэтому пришлось воспользоваться фонариком, чтоб не поскользнуться в залившей весь пол крови.

— Да, ну и насвинячили. Прямо мясокомбинат какой-то.

Зелоев согласно что-то пробурчал.

Луч фонаря остановился на теле пожилого мужчины с оторванной левой рукой, высветив генеральские аксельбанты и лампасы на штанах. Я видел его открытые глаза, но мгновением позже они закрылись. Осторожно ступая по полу, подошел к нему, но сразу было видно, что это труп.

— Зелоев. Двух бойцов сюда. Это штаб дивизии. Собрать все документы, труп генерала забрать с собой. Будет чем вам похвастаться в штабе корпуса. Генерала завалили.

— Так без вас бы ничего и…

— Зелоев, нас здесь не было. Тут воевала только ваша 62-я стрелковая дивизия. Понятно?

— Так точно, товарищ майор госбезопасности.

— Вот и выполняйте.

Пока тот бегал за бойцами, я вытащил из руки генерала хромированный вальтер и спрятал в карман разгрузки.

«Пригодится в хозяйстве», — подумал я.

Минут через двадцать деревня была зачищена, и бойцы быстро загружали в десантные отсеки бронетранспортера и боевой машины пехоты трофеи и раненых. Когда места не осталось, сваливали прямо на броню, привязывая к корпусу ремнями и веревками. Благо захваченного транспорта хватало, и обратно никто не возвращался пешком. Особое внимание уделялось продуктам и боеприпасам. Как в любом вышестоящем штабе, тут мы смогли разжиться французским вином, деликатесными консервами и натуральным кофе, которое не видели уже давно.

На рассвете наша небольшая конно-механизированная группа покинула деревню Каблуки, где был разгромлен штаб 131-й пехотной дивизии вермахта. Возле поворота в сторону портала стояли несколько машин и подвод, загруженных бочками с горючим. В экстренном темпе пришлось буксировать к точке перехода оставшиеся машины, затягивать их в наше время. На погрузку мы потратили больше трех часов. Чтоб не вызывать особого ажиотажа, пришлось устроить дымовую завесу и скрыть все наши манипуляции от занявших окопы двух батальонов пехоты. Зелоев для верности выставил оцепление из своих бойцов, и когда к утру немцы сориентировались в обстановке и резервом корпуса, двумя пехотными полками попытались сбить русских с позиции, все наши трофеи, даже сверх того пять уцелевших автоматических зенитных пушек, были затащены в портал.

В одиннадцать часов дня, когда третья атака немцев, с нашей помощью, была отбита, позиция подверглась налету вражеской авиации. Судя по количеству и составу самолетов с крестами, разозлились на нас очень сильно, и как бы не бросили против двух контратаковавших батальонов чуть ли не весь армейский резерв. Дав разрешение на отвод наших войск с этой позиции и тепло попрощавшись с в общем-то с неплохим человеком, капитаном Зелоевым, раскидав дымовые шашки, по пандусу загнали технику в портал. Дождавшись, когда последняя группа, которая прикрывала отход, зашла в наше время, отключили установку. Это вызвало облегченный вздох многих людей, которые воевали в том времени и кто обеспечивали здесь связь и бесперебойную работу системы. На этом наша экспедиция за ресурсами была закончена.

Глава 27

Если в том времени у нас дела закончились, то в этом только начинались. Вся прилежащая к порталу улица оказалась забита трофейной техникой, которую нужно было срочно разгрузить и складировать, не оставляя под открытым небом. Для начала выгнали из гаража с установкой бронетранспортер и боевую машину пехоту, которые сразу загнали на позиции, для отражения возможной атаки. После этого, распределив дежурную смену, стали обратно поочередно в гаражи загонять трофейные немецкие грузовики. В первую очередь разгружали продукты, которых оказалось немало. Тут, конечно, пришлось попотеть. На улице, под радиоактивным небом осталось более трех десятков машин, загруженных необходимыми для выживания материалами, и подвергать их опасности заражения не хотелось. Ведь никто и не подозревал, что удастся столько всего натаскать. Поэтому и пришлось технику выгонять на улицу. Еще большей проблемой будет — куда эту технику девать. Нам она не очень-то была нужна. Пару грузовиков для маскировки и передвижения по оккупированной немцами территории можно было оставить, а все остальное желательно передать Красной Армии в качестве подарка. Там и так недостаток в технике, а тридцать машин может и роли не сыграют, но хоть немного помогут. Тут опять встает проблема безопасного портала, выходящего на контролируемой советскими войсками территории.

Схематичный план действий на ближайшее время был разработан: обработка и складирование трофеев. Укрепление обороны обоих бункеров и поиск и стабилизация новой точки выхода в прошлое.

В связи с тем что количество здоровых мужчин, способных участвовать в разгрузке трофеев, было недостаточным, пришлось и мне подключаться к процессу переноски грузов, несмотря на мои командирские привилегии. Несколько человек отрядили для боевого охранения, но они периодически менялись с участвовавшими в погрузочных работах, чтоб хоть как-то обеспечить безопасность бункера и не затягивать работы на поверхности.

Вот с такими мыслями я, кряхтя, тащил на себе мешок с мукой, спускаясь по ступенькам в бункер, где уже складировал на специальную тачку, с помощью которой увозили продукты в дальнюю галерею, используемую в качестве склада продуктов длительного хранения. Туда же транспортировались многочисленные ящики с консервами, галетами, сигаретами и многим другим, что несказанно радовало обитателей бункера, с недавних пор озабоченных проблемами быстрого и невосполнимого расхода продуктов.

Несмотря на всю авральную организацию работ, мы явно не справлялись, поэтому пришлось часть немецких грузовиков, загруженных оружием, боеприпасами, загнать в близлежащие дома и заминировать. Сейчас главным было рассортировать и укрыть продукты и горючее. Оружие, конечно, важно, но оно не сильно пострадает, если побудет даже в радиоактивной атмосфере пару дней.

Основная работа по перегрузке продуктов была закончена уже глубокой ночью. Борисыча и сына Петровича, Артема, мы не сильно нагружали, и они заступили на дежурство, разместившись в БТРе и БМП, выдвинутых на позиции для защиты подступов к бункеру. А все остальные, кто участвовал в боях в прошлом и тягал коробки, мешки, катал бочки с горючим, просто повалились, кто где успел заснуть. Были еще наши женщины, которые не сомкнули глаз, дежуря за мониторами системы видеонаблюдения.

Проснувшись по привычке около шести утра, не стал поднимать людей, дав им дополнительных пару часов сна. Последние пара дней и ночей были у нас очень насыщенными. Пока была возможность, я запустил сервера и занялся расчетами новой точки перехода, исходя из полученной информации. Изменив несколько параметров в уравнениях, запустил программу по оптимизации энергетических показателей установки, но добиться времени стабильной работы более получаса так и не получилось. Хотя некоторую закономерность удалось зафиксировать, и на основании ее вычислил несколько групп параметров настройки установки, которые, по идее, должны были дать стабильные точки выхода. Я так увлекся решением уравнений, что не заметил, как пролетели три часа, и отвлекся только на приход моей супруги, зовущей в кают-компанию, где уже собрались остальные члены нашего небольшого коллектива на завтрак и ждут только меня.

70
{"b":"144979","o":1}