ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Желаете фиников, господин? – спросил слуга.

Султан Аладдин, вспомнив про свою работу на финиковой плантации под Багдадом, снова начал впадать в праведный гнев.

– Никаких фиников! – вскричал Аладдин. – Того, кто принесет мне хоть один фиг, то есть, в смысле, финик!.. Так вот, я лично посажу на кол того, кто мне это принесет!

– Слушаюсь, господин! – и слуга, не переставая кланяться, вышел, пятясь и открывая дверь задницей.

– А ты тут и без инструкций неплохо управляешься, – улыбнулся Хаттабыч. – Ладно, пока нас никто не слышит, обрисую ситуацию. Ты – султан Египта. Только они тут немного твое имя коверкают, по-египетски оно звучит как «Салах-ад-Дин».

– Переживу, – кивнул Аладдин. – Еще что?

– В твоем подчинении весьма внушительная территория, можешь устроить перепись населения, если хочешь знать все в подробностях, – продолжал Хаттабыч. – Я твой министр финансов и, поскольку я собираюсь слегка побаловаться на бирже, можешь считать, что экономика в твоем государстве вполне стабильная. Я тут собираюсь поднять курс местной валюты, надо только сначала узнать, что у нас за валюта.

– А золото у нас есть? – спросила Шахерезада.

– Украшения вон в той тумбочке, слитки в хранилище, хранилище – в подвале, – ответил Хаттабыч.

Шахерезада, открыв тумбочку, завизжала от восторга и начала навешивать на себя золотые украшения.

Аладдин спросил:

– А где тогда подходящая одежда? Народ может неправильно понять, если я появлюсь на публике в этих штанах.

– В соседней комнате вроде как твой гардероб, – ответил Хаттабыч.

– Пойду переоденусь, – пробормотал Аладдин.

Когда он вернулся в спальню в нормальном для арабского шейха одеянии, держа в руках штаны «Reebok», вернулся слуга с подносом, полным сладостей.

– Молодец, – кивнул Аладдин слуге. – Быстро работаешь. Вот, держи в награду штаны с царского… плеча.

– Штаны, которые носил сам великий султан Салах-ад-Дин! – воскликнул слуга. – Спасибо вам огромное, господин! Я побегу, похвастаюсь перед остальными охламонами.

– А много у нас охламонов? – спросил Аладдин.

– Много, – ответил слуга. – Точно никто не считал.

– Может, сокращение штатов провести? – пробормотал Аладдин.

– Не советую, – пробормотал Хаттабыч. – Один египетский фараон уже на этом прокололся. Лучше я буду экономику укреплять. Понимаешь, Аладдин, мудрый правитель позволяет народу воровать, но в разумных пределах. Если позволять народу воровать без этих пределов, будет беспредел. А если вообще не позволять народу воровать, будет голодный бунт. Усек?

– Усек, – кивнул Аладдин. – Ладно, сокращения штатов не будет. А ты, – обратился Аладдин к слуге. – Иди, хвастайся перед моими охламонами. Ладно, Хаттабыч, еще чего хорошего скажешь?

– Ну… – пробормотал Хаттабыч. – Да я уже на биржу убегаю…

Попятившись к двери, Хаттабыч напоследок заявил:

– Ну, у тебя еще сегодня военный совет. Не скучай.

И Хаттабыч быстренько выбежал за дверь.

– Стоять! – крикнул Аладдин. – Какой еще военный совет?

– Дорогой, да забей! – сказала Шахерезада. – Попробуй пирожные – просто офигительные!

Снова про власть и ответственность

– Да быть этого не может! – воскликнул Аладдин на военном совете. – Не могли северные варвары захватить столько! Насколько я помню, их владения ограничивались всего-навсего…

Хаттабыч громко крякнул. Аладдин осекся и посмотрел на него. Хаттабыч сказал по-английски, чтобы никто не понял:

– Do you remember, what I’ve said you about the power and responsibility?

Аладдин понял, что Хаттабыч снова завернул про власть и ответственность. Действительно, куда уж проще: захотел быть султаном – получай войско северных варваров под боком. Все логично. И просто до ужаса.

– Ага, понятно, – кивнул Аладдин. – Действительно, мои познания в географии оставляют желать лучшего. Что ж, господа, не могли бы вы прояснить мне ситуацию – напомните мне, как и когда северные варвары умудрились столько захватить.

И Аладдину пришлось выслушать всю историю крестовых походов, правда, в арабском варианте, то есть без христианской идеологической чуши.

– Кошмар! – возмущался Аладдин, вернувшись в свои покои вместе с Шахерезадой и Хаттабычем. – Я, конечно, знал, что у султанов тоже свои проблемы. Но не подозревал, что все будет настолько плохо. Хаттабыч, что посоветуешь?

– Ну, дорогой мой Аладдин, тут может быть только два пути, – ответил Хаттабыч. – Либо ты загадываешь новое желание и принимаешь за него всю ответственность. Либо мы пока что оставляем все, как есть. Но открою тебе один секрет, Аладдин. Я уже говорил тебе: чего бы ты ни пожелал, проблем тебе избежать не удастся. Но с любыми проблемами человек может справиться. Это маленький секрет: судьба никогда не подбрасывает человеку проблем, с которыми он справиться не в состоянии. То есть, если ты оказался здесь и сейчас, значит, у тебя есть возможность справиться с этими северными варварами. Или ты можешь уйти в другую версию реальности – благодаря мне, такая возможность у тебя тоже есть. Выбор за тобой, Аладдин. Но, куда бы ты ни удрал, везде тебя будут поджидать испытания. И с любым из этих испытаний ты теоретически можешь справиться. Вот так.

Аладдин надолго задумался – это выражалось в том, что он застыл, глядя в пол и почесывая затылок. Наконец, он поднял глаза и спросил Шахерезаду:

– Ну, дорогая, что ты думаешь?

– Знаешь, милый, я толком не поняла, что там творится с северными варварами, но погляди вокруг, – ответила Шахерезада. – Ты теперь султан, мы живем в обалденном дворце с видом на пирамиды, у меня столько шмоток и косметики из 21 века, что мне хватит до конца жизни. Если бы кто-нибудь сказал мне раньше, что я буду так жить, я бы ни за что не поверила! Знаешь, Аладдин, ты, конечно, наделал много ляпов, но одна вещь у тебя получилась – ты сделал меня счастливой.

– Ура! – воскликнул Аладдин. – Значит, я не совсем лузер. Я уже почти готов остаться султаном. Хаттабыч, что скажешь?

– Во-первых, перестань вставлять в свою речь английские словечки, – вздохнул Хаттабыч. – Хотя знание языка, наверное, поможет тебе вести переговоры с Ричардом Львиное Сердце.

– С кем? – удивился Аладдин.

– Забей, – ответил Хаттабыч. – Так вот, кроме того, если ты будешь сражаться с северными варварами, ты наверняка станешь героем всего арабского мира.

– Здорово! – воскликнул Аладдин.

– Да, и кроме всего прочего, магическая линия, к которой я принадлежу, весьма заинтересована в том, чтобы европейцам жилось как можно хуже. Лорд Меху, которого мы встретили в гробнице Тутанхамона, и Эль-Абдурахман, который работает на лорда Меху, сильно настроены против европейцев и их идиотской религии. Я толком не знаю всех причин, по которым они занимают эту позицию, но поскольку выгода лорда Меху и Эль-Абдурахмана тоже вроде как в моих интересах… Одним словом, Аладдин, если ты останешься в Египте и будешь громить крестоносцев, это будет выгодно всем. Да и процветанию Египта вся эта бодяга весьма поспособствует, а то за последнее время эту великую страну что-то опустили ниже плинтуса. Так что мой тебе совет – оставляй все, как есть!

– Но ты ведь по-прежнему будешь выполнять мои желания? – спросил Аладдин. – Ну, если мне там «Кока-колы» захочется или еще мелочь какую-то?

– Могу даже дискотеку устроить, – улыбнулся Хаттабыч. – У нас тут скоро Хэллоуин, а в этот день принято развлекаться.

– Чего? – не понял Аладдин.

– Хэллоуин – это день, когда открываются межпространственные врата, исчезают границы между мирами, – объяснил Хаттабыч. – То есть, на Хэллоуин мы очень даже можем вызвать из будущего целую дискотеку. И даже с хорошими ди-джеями. Да и вообще, можем хоть самого Майкла Джексона заказать. Или Стинга.

– Ура! – воскликнул Аладдин. – А когда этот Хэллоуин?

– 31 октября, почти через месяц, – ответил Хаттабыч. – Так что ты еще успеешь соскучиться по будущему.

13
{"b":"14498","o":1}