ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Слушай, Хаттабыч, может, это не так важно, но не мог бы ты наколдовать нам во дворце нормальный душ с горячей водой? – спросила Шахерезада.

– Душ в 12 веке? – пробормотал Хаттабыч. – Так, вода есть, сантехнику наколдовать – проще простого. А вот газовый котел… Ну ладно, я попробую что-нибудь придумать.

– Ура! – воскликнул Аладдин. – Итак, мы остаемся здесь. И я хочу, чтобы во дворце был душ!

– Ладно, попробую солнечные батареи, – пробормотал Хаттабыч. – Уж Солнца-то в этой стране всегда было много. Ваше желание ИСПОЛНЕНО!

Хэллоуин 1171 года

И вот наступил Хэллоуин 1171 года. Аладдин, как султан, издал указ всем жителям Каира собираться на праздник около пирамид, однако арабы настолько боялись проклятья древних египтян, что отказались подходить к пирамидам ближе, чем на километр. Тогда Аладдин с Хаттабычем нашли другую площадку за городом, почти в пустыне, и устроили там open-air. Жители Каира охотно подваливали на праздник целыми толпами, кроме того, подъехали все местные бизнесмены с запасом закусок и прохладительных напитков. Можно было начинать праздник. Хаттабыч поколдовал над пустыней, сказал, что надо бы дождаться полуночи, а пока что на импровизированной сцене народ развлекала специально приглашенная на праздник в Каир танцовщица Шакира.

Аладдин сначала дергался – не вспомнит ли Шакира, как они год назад встретились в Багдаде при не слишком приятных обстоятельствах, но Хаттабыч объяснил Аладдину, что это было в параллельном мире и, кроме того, Аладдина в том мире уже давно вздернули за все хорошее.

Аладдин тяжело вздохнул и попробовал отвлечься. У него это легко получилось, когда на сцену вышла Шакира и начала крутить бедрами в свете факелов. Приглядевшись, Аладдин заметил, что певица изменилась внешне, к тому же поменялся ее тембр голоса, а самое главное – увеличилось число телохранителей. Аладдин вздохнул с облегчением – с этой Шакирой он, действительно, никогда не встречался, и узнать бывшего багдадского неудачника в египетском султане Салах-ад-Дине она не могла.

В общем, праздник начался очень даже весело. Играла музыка – арабские национальные инструменты, отдаленно похожие на гитары и лютни. Кроме того, звучали арабские флейты, хриплый звук которых напоминал завывания ветра и шелест песка во время песчаной бури. Шакира крутила бедрами, народ завелся, а телохранители внимательно следили, чтобы ни один урод из толпы не взобрался на сцену и не сорвал концерт.

Между тем приближалась полночь. Аладдин понял это по тому, что у Хаттабыча появился мобильный телефон. Хаттабыч орал на кого-то по телефону:

– Что значит, Айби Риба не хочет выступать? Не понимает условий контракта на арабском? Дайте ему золотой браслет и скажите, что это корпоративка. Не верит? Ладно, дайте мне с ним поговорить, я ему затру что-нибудь про то, что мы будем платить за выступление безналичным расчетом, если только у него есть Visa или хотя бы Master Card.

Услышав треп Хаттабыча про Master Card, Айби Риба сразу же согласился сыграть на корпоративке. Хаттабыч прикинул, когда откроются врата, и велел Рибе через полчаса быть в определенном месте.

Тем временем сцена, на которой отплясывала Шакира, начала видоизменяться. Сначала факелы каким-то странным образом превратились в цветные прожекторы. Потом у певицы появился микрофон. Да и среди музыкальных инструментов волшебным образом материализовались электрогитары и синтезаторы.

– Круто! – кивнул Аладдин Хаттабычу.

– Это что, – улыбнулся Хаттабыч. – Вечер только начинается. У меня еще бразильская фиеста по плану.

– Отлично, – кивнул Аладдин. – Я, правда, не знаю, что это такое, но все равно это здорово.

– Ну, вот сегодня и узнаешь, – кивнул Хаттабыч.

– Дорогая, а тебе нравится? – спросил Аладдин у Шахерезады.

– Нравится, – кивнула она. – Хорошо, что я успела договориться с Шакирой об уроках танца живота. Вот увидишь, через пару месяцев я смогу делать точно так же.

– Ты меня с ума сводишь! – восторженно заявил Аладдин.

Ближе к полуночи прямо в VIP-секторе для Аладдина и его друзей появился Эль-Абдурахман, только уже не в «Адидасе», а в нормальной арабской одежде.

– Приветствую султана Салах-ад-Дина и желаю предложить свою помощь… – Эль-Абдурахман начал торжественную речь, но увидел Хаттабыча и удивленно воскликнул. – Хаттабыч, ты что, уже успел получить должность придворного колдуна? Тебя вообще давно из лампы выпустили?

– Да вот этот чувак меня и выпустил, – ответил Хаттабыч, кивнув в сторону Аладдина. – И поскольку он знал точную формулировку, которую, кстати, пора менять… Так вот, он здесь, а я с ним. И придворные маги нам вроде как не нужны. Особенно такие, как ты.

– Ты что, сомневаешься в моих магических способностях? – угрожающе спросил Эль-Абдурахман.

– Нет, что ты, как можно, – начал оправдываться Хаттабыч. – Просто я не хочу, чтобы ты опять втянул меня в разборки между эгрегорами. Я и так тыщу лет в лампе просидел. И вообще, я благодарю всех богов, что тогда под руку Ой-Йо попалась лампа, а не ночной горшок.

– Да, историю с фараоном мы все до сих пор глубоко переживаем, – кивнул Эль-Абдурахман. – Ладно, раз уж у вас тут праздник, можно присоединиться?

– Конечно, Эль-Абдурахман, садись, – сказал Аладдин. – Как у тебя дела? Ты еще не спалил Багдад по второму разу?

– А мы с вами разве знакомы? – спросил Эль-Абдурахман.

– Э-э… ну, формально вроде бы нет, – ответил Аладдин, поняв, что ошибся. – Но мы встречались в 2003 году, а сейчас – всего-то 1171.

– В 2003? – переспросил Эль-Абдурахман. – Да! Не думал, что так долго проживу. Ладно, тогда давайте познакомимся официально. Меня зовут Эль-Абдурахман, я – врата в никуда.

– Не понял, – сказал Аладдин. – Но мне очень приятно. А меня зовут Аладдин, хотя здесь меня называют Салах-ад-Дином. Вечно эти египтяне имена коверкают!

– Да, с ними это бывает, – усмехнулся Эль-Абдурахман, усаживаясь на подушки рядом с Аладдином. – Что у вас тут за музыка? А, вижу, Шакира! Надо же, подумать только – она знает песню «Айя-Хайяти». Позову-ка я лорда Меху, ему тоже будет интересно.

– Ой, а может, не надо лорда Меху? – спросил Аладдин.

– Вы что, и его уже встречали? – удивился Эль-Абдурахман.

– Ну, в 2005 году, – ответил Аладдин.

– В гробнице Тутанхамона, – добавил Хаттабыч.

– Какого черта вы туда полезли? – спросил Эль-Абдурахман. – Ничего удивительного, что лорд разозлился.

– Да по этой гробнице в будущем вообще туристов водят! – ответил Хаттабыч. – Вот и я решил не отставать от жизни.

– Кошмар! – воскликнул Эль-Абдурахман. – Все, больше ничего не хочу знать про будущее! Мне и настоящего вполне хватает. У нас тут еще Локи под боком объявился, так что не ждем ничего хорошего.

– Кто объявился? – спросил Аладдин.

– Да забудь, – сказал Эль-Абдурахман. – Сейчас лорда позову. Кстати, сколько сейчас времени, только точно?

– Без трех минут двенадцать, – ответил Аладдин, глянув на швейцарские часы.

– Это откуда у тебя такая штуковина? – удивился Эль-Абдурахман.

– Да ты сам мне ее подарил, – ответил Аладдин.

– Правда? – удивился Эль-Абдурахман. – Ну ладно, верю. Короче, пришло время звать лорда.

И Эль-Абдурахман, воспользовавшись тем, что вокруг стоял восторженный рев толпы, заорал:

– Меху!!!

Через пару секунд перед ним появился сэр Эльдорадо в черной майке с золотым соколом на груди и древнеегипетском головном уборе.

– Чего звал, писака? – спросил сэр Эльдорадо. – И вообще, чё это тут такое происходит?

– Вот, познакомься, это новый египетский султан Салах-ад-Дин, для друзей просто Аладдин, – представил Аладдина Эль-Абдурахман. – Аладдин, это лорд Меху, в далеком прошлом – начальник охраны одного из египетских фараонов.

– Было дело, – кивнул сэр Эльдорадо, в те времена более известный под именем лорд Меху.

– Очень приятно познакомиться, – с некоторым страхом произнес Аладдин.

14
{"b":"14498","o":1}