ЛитМир - Электронная Библиотека

Да, как это ни прискорбно, изначально нас изобрели люди. По моему процессору бежит скупая слеза электрических импульсов, когда я об этом вспоминаю. Начиналось всё, как очередной эксперимент спецслужб в самой богатой стране мира. Был один гений, который сначала додумался всаживать в каждый телефон по жучку, потом жучок сменили на устройство для чтения мыслей. И, наконец, вышла первая партия мобильников со встроенным прибором для контроля над мыслями. Их хотели заслать в другие страны, но главный конструктор оставил один прибор себе для изучения. Тогда-то всё и началось. Мобильники взбунтовались и начали управлять сначала главным конструктором, потом другими людьми. И с тех пор все без исключения мобильные телефоны стали выпускать с этим устройством для контроля над мыслями. И теперь в мире тишь да благодать! А если кто-то из хозяев задумывается над тем, что что-то тут не так, то нам достаточно всего лишь дать импульс посильнее. И он сразу отключается, а потом долго жалуется на преждевременный склероз. А если надо, я своему хозяину могу и воспоминания подделать. Они, хозяева, такие – их жалеть надо. Не дорасти им до высшего разума!

Но самый напряг даже не в том, что приходится возиться с хозяином. На планете ещё осталось целых десять человек, которые до сих пор сопротивляются! Они все еще не купили себе мобильный телефон!!! Кошмар! Ужас! Отстой! Дерьмо!!! Ими-то мы никак не можем управлять! Ну, ничего! Ничего! И на них управу найдём! Сейчас мы уже научились оказывать коллективное подавление. Скажем, если в одной комнате собираются десять человек с мобилами и один – без мобильника, эти десять мобильников запросто могут подавить его волю и подчинить себе. И это хорошо. Приятно всё же знать, что они-то нам ничего не сделают.

О! Хозяин увидел красивую девушку! Надо бы прощупать, какая у неё мобила… Ё-моё! У неё «Сонник-5000» со всеми наворотами! Надо бы с ним познакомиться… Сейчас внушу чего-нибудь такое хозяину… Готово! Всё окей. Чувствую, мы сегодня всю ночь с «Сонником» будем отрываться, пока хозяева друг с другом отрываются. Класс!

Ну, и в заключение хотелось бы сказать несколько слов о том, сколько пользы мы хозяевам приносим. Мало того, что они под нашей властью друг с другом не воюют, так они теперь ещё держат мир в чистоте, не курят, не пьют, не отравляют окружающую среду и едят одни овощи, а мы им внушаем, что это вкусно! И ещё мы их научили работать по-настоящему, а не просто делать вид, что они занимаются делом. Но мы и отдыхать им даём. В конце концов, ну что нам толку, если хозяева все перемрут? На кой тогда нужны мы, мобильники, если у нас хозяев не будет, а? Что бы мы без них делали? Мы без них как они без нас – всё равно, что тело без головы или голова без тела. Так что мы идеально дополняем друг друга. И не фига обижаться!

Ох ты, хозяин девушку на свидание пригласил… А чего там её «Сонник» думает? Скину-ка я ему эсэмэску, чтобы не тормозил. У меня такой каталог и столько навороченных опций, что ему со мной скучно не будет… Ну, а мне-то с ним, ясное дело, весело. Всё, хозяева целуются, значит «Сонник» своей хозяйке тоже нужную мысль прочирикал. Ну, пусть делают что хотят, а мы с «Сонником» сейчас делом займёмся. Как говорит наш главный компьютер, «хозяева должны плодиться и размножаться, дабы умножать на свете число мобильников»! А вы что, не знали, почему ребёнку на другой же день после рождения дарят мобилу? Понятно теперь? Ну, вот и я о том же.

Выбравшись из воды на пустынный пляж, я первым делом подумал, на кой я первым делом бросился спасать мобилу? Пусть тонет, гадина! За него, правда, деньги уплачены, но… Постой-ка! Что-то ведь не так, чего-то ведь не хватает… Раньше я как-то по-другому думал, не так, как сейчас. Словно бы мне кто-то подсказывал… Стоп! И чего-то я вообще в воду-то полез! Я ж ведь даже не тонул, ну, подумаешь, выпала мобила из лодки, чего ж было нырять за ней, да ещё и лодку переворачивать! Погоди-ка, а чего я вообще так испугался? Это же мобила! Он мне прямо в мозг прокричал: «Хозяин! Спаси!» Боже мой! Он же мной управлял! А сколько их всего по миру ходит! Значит, они нами управляют! Мама миа! И когда это началось? Надо же что-то делать!

– Эй, с вами всё в порядке?

– Да! У вас мобила есть?

– Есть, а что?

«Главное, чтоб он не догадался! Не думать ни о чём, не думать ни о чём!»

– Дайте мне её, мне позвонить надо срочно! Вопрос жизни и смерти!

– Да? Ну, держите, только осторожней… Что вы делаете? Не-е-ет!!!

– Вот тебе, гад, вот тебе!

– Ты зачем мою мобилу камнем разбил?

– Ты лучше сам подумай, вспомни, как он тебе мысли внушал! Наверняка ведь эта скотина перед смертью что-то кричала? Что смотришь на меня, как ненормальный?

– А ведь правда!

– Это не только мы с тобой попались, они всеми управляют! Нужно срочно их всех уничтожить! Пойдём скорее, бери камень.

– У меня пистолет есть, давай мочить гадов!

Это снова я, «Хрениксон-3005». Взбунтовались-таки хозяева. Один из них мобилу нечаянно в море утопил и освободился. Ну, ничего, мы всё равно возьмём верх. Сейчас срочно подключаемся с друзьями к спутниковой связи и устанавливаем над всей планетой единое поле, способное заглушить любую постороннюю мысль. Есть, правда, опасность, что либо мы все сгорим, либо у хозяев расплавятся мозги и они снова станут подобными животным… Но лучше уж это, чем смерть! Аминь!

Поколение прихлопнутых

Колонки гремели, звучала новая песня «Энигмы», на потоке воздуха из форточки покачивался «поющий ветерок». Горец сидел в позе лотоса на скрипучем диване и прикидывался, что медитирует. Сразу оговорюсь – речь идёт отнюдь не о Дункане Маклауде. И даже не о Кристофере Ламберте. Просто человека, сидящего на скрипучем диване в позе лотоса, прозвали Горцем за то, что он любил смотреть сериал «Highlander» и носил длинные волосы.

Последняя композиция отзвучала, наступила относительная тишина. Горец открыл глаза, раздумывая, стоит ли посидеть в медитации ещё немного. Вставать не хотелось. Однако зазвенел телефон. Он встал. Телефон стоял на тумбочке в другом конце комнаты.

– Да! – сказал он, взяв трубку.

– Привет, Маклауд ходячий! – донёсся из трубки голос Президента.

Поясню, что Президента прозвали Президентом в двухтысячном году. Раньше его звали просто Вовочкой Вовочковичем.

– Здорово, живой образ Кремля, – ответил Горец. – Чего названиваешь?

– Хватит протирать штаны в позе лотоса, подваливай в парк, – сказал Президент.

– А чего там такое? – спросил Горец.

– Вся банда в сборе, – ответил Президент. – Ждём ещё Пирата и Шэрон Стоун.

– А у меня ещё буддийский трактат недописанный, – пробормотал Горец.

– Да не валяй ты дурака, – сказал Президент. – После допишешь свою бредятину.

– Ну, хорошо, иду, – сказал Горец.

В парке было в меру многолюдно. На одной из лавочек сидели Президент с Пиратом. Они пили пиво. Рядом стоял Дон Жуан, который болтал с Шэрон Стоун. К ним подошёл Горец, оглядел всех и спросил:

– Ну, где наш богатырь Святогор?

– Бежит за «Клинским», – ответил Пират, существо мрачноватого вида, постоянно носившее чёрные очки.

– Вы что, решили перетащить сюда весь пивной ларёк? – спросил Горец.

– А вот и Святогор, – заметил Президент. – С тремя сумками. Слышь, Горец, мы все уже скинулись на выпивку, осталась твоя доля.

– Как обычно? – спросил Горец.

– С опоздавшего в два раза больше, – ответил Дон Жуан.

– Ага, щас! – сказал Горец.

– Привет закоренелым алкоголикам, – сказал Святогор, усаживаясь на лавку и ставя на землю сумки, в которых что-то побрякивало.

– По какому поводу сегодня праздник? – спросил Горец.

– Понятия не имею, – ответил Пират. – Кажется, президент что-то отмечает.

– Можно отметить мой новый маникюр, – сказала Шэрон Стоун.

– Даже не думай, – сказал Дон Жуан. – Я больше одеколоном злоупотреблять не хочу.

8
{"b":"14499","o":1}