ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она вскочила с дивана. Вот это серьезная мысль. Вот это не по-детски нарисовалось. Выходит, ты не хотел со мной заняться... нет, надо как-то помягче... ты не хотел сделать меня своей, чтоб я не мучилась, если стану послезавтра вдовой? Так? Так. Та-ак... Чтоб я легче с кем-нибудь еще утешилась? Да за кого ты меня, сволочь, принимаешь?!

– Гад какой! – крикнула Тэйки невидимому генералу, и Катя посмотрела на нее с тревогой.

Нет, не туда мысли пошли. Какую-то важную вещь она потеряла. Очень важную. Да. Ой... Мы ведь шкурой-то своей рискуем регулярно, раз в неделю, ну, раз в декаду... И этого бояться нечего, этого никто не боится, просто мы так живем. А Даня испугался. Стало быть... стало быть... работенка у него гибельная. Вчистую гибельная работенка. Данька, выходит, не чаешь ты вернуться? Выходит, шансов-то у тебя на самом донышке? И ты решил меня пожалеть. Решил за обоих выбрать, как нам жить. Это ты зря, парень, но... неужели так мало шансов?

Тэйки принялась вышагивать по комнате, все быстрее и быстрее.

Но почему тогда ты, зараза, не припряг нас всех? «Личное дело, – говорил, – личное дело!» Мы тебе кто – не родные? С улицы приперлись супчику попросить? Мать-перемать, Данька, да как ты смеешь? Или ты нас уже и за силу не считаешь? Так, балласт, мусор, толку от бабенок никакого... Нет, не мог ты так подумать. Верней всего, просто не хочешь нас пихать в самую мясорубку. Ну да ладно. Мы и сами с усами. У тебя свои планы, а у нас – свои. Почему бы нам не решить дело тебе наперекор? Все время исправно подчиняемся, а вот разок плюнем на твои приказы. Ведь дело-то не командное, а личное твое дело, так? Ну и у нас личное дело – помочь тебе, обалдую. Наше с Катькой личное дело. И Немо, если согласится. Имеем полное право. И если надо, спасем тебя, из самой мясорубки вытащим, может быть. Только вот как тебя, заразу, догнать? Ты ж нам маршрута своего, шельмец, не оставил... Надо с Катькой поговорить. Может, она чего-нибудь знает. Правда, не захочет она тебя ослушаться, знал, кого старшенькой заместо себя оставить. Мол, сидите тихо и не высовывайтесь... она и рада. Ну да как-нибудь разговорим нашу мадамку. Чай, не железная.

Тэйки посмотрела на часы. С тех пор, как уехал Гэтээс, прошло часа два. Нагнать еще мо...

– Тэйки... Извини, но мне надо с тобой серьезно поговорить. Только пойми меня правильно.

– А? О чем ты вообще?

– Сядь, пожалуйста. У меня голова закружилась от твоих стремительных перемещений.

Тэйки хотела ответить что-нибудь язвенное, но потом передумала и просто села на пол.

– А-а-а... видишь ли, по-моему, для ребят было бы логично попросить нас о помощи. Конечно, они считают этот рейд своим частным делом, но ведь мы им не чужие...

– Не с улицы приперлись супчику попросить... – растерянно пролепетала Тэйки.

– Совершенно верно. Я сначала подумала, что они, в том числе этот умник...

– Даня?

– Нет, Гвоздь... одним, словом, они не воспринимают нас как серьезную поддержку...

– ...мол, мусор, балласт, никакого толку от бабенок... – подыграла ей Тэйки.

– Да ты просто мысли мои читаешь! – обрадованно воскликнула Катя. – Но потом пришла к выводу: он не способен на столь низкий образ мыслей.

– Даня?

– Нет, Гвоздь. Просто они...

– ...не хотят пихать нас в самую мясорубку?

– В общем и целом... да.

Они посмотрели друг на друга ошарашенно. Катя кинула пробный шар:

– Но ведь у нас могут быть и собственные планы?

– Тем более, дело-то личное, а не команды, да? Эт-то меня смущает.

– И если понадобится помочь... – с нарастающим восторгом произнесла Катя.

– Спасти кретинов! – воодушевилась Тэйки.

– ...то мы на это готовы!

– И вы, недоумки, нам еще спасибо скажете!

В полном экстазе они взялись за руки. Катя воскликнула:

– Он еще так слаб!

– Даня?

– Нет, Гвоздь.

– Он был недавно ранен!

– Когда?

– Помнишь, я его перевязала?

– Гвоздя?

– Нет, Даню.

– Знаешь, Тэйки, Даня иногда говорит: «Этот мир держится на слове, и слово должно быть прочнее стали!» Я сказала Гвоздю, что стану о нем заботиться, и я от своего слова не отступлюсь.

– Подруга, надо собрать оружие, припасы, подготовить тягач...

– И уговорить Немо, милая моя Тэйки. Как хорошо, что ты меня понимаешь, а я-то думала, что ты не захочешь ослушаться Даню.

– Проехали, Катя. Давай-ка, займись «Бобром», а я пойду распиливать мозги Немо.

Они отправились в гараж. Там стоял «Бобер», и там же обитал Немо, не захотевший жить вместе со всеми, дабы не демонстрировать странности своего получеловеческого бытия. Только они зашли, как Немо обратился к ним с вопросом:

– Извините, возможно, мои слова прозвучат слишком дерзко, но не кажется ли вам, что мы можем помочь Дане и Гвоздю в их частном деле? Почему вы смеетесь? Ах, да...

* * *

Минул час, и «спасательный отряд» покинул убежище. Катя прокомментировала их шансы на успех:

– Я знаю дорогу хуже, чем Даня, у ребят фора во времени, да и маневренность у «Бобра» послабее... Зато ночью мы можем меньше спать. Тогда догоним.

– Катя, да как мы вообще их найдем? Я не врубаюсь. Ты знаешь маршрут?

– Нет. Но неделю назад я прикрепила маячок на днище Гэтээса...

Глава 8

Подземный лабиринт

Беня – чернявый, маленький, бойкий, оказался невыносимо болтливым типом. Прежде всего, он интересовался ценами: сколько стоит на Юге ручной пулемет Калашникова образца 2028 года в хорошем состоянии? А сколько по такой цене к нему полагается боезапаса? А добавочные рожки? А если ту же цену перевсти из бензина в соляру? Та-ак... И это будет какой пулемет – складской, старый, еще эрэфовский, или барахло нынешней сборки с завода Секретного войска? Поня-атненько. И, в сущности, приемлеменько. А, допустим, курс перевода патронов в соляру, он как, постоянно держится, не шатается, или по ситуации? А как с подвозом каменного угля? Зима на носу, с отоплением проблемы начнутся... Нда-да, проблемочки... Не берите в голову, парни, я вас тут гружу чисто по делу. Старина Беня живет от торговлишки, не будет торговлишки, и старина Беня загнется. Ноги волчину кормят, надо быстро передвигаться и браться за разные дела, серьезные и не очень, лишь бы было, чего снять... Так как с углем-то? Ах канал с Донецка? На что меняем? Электроника? Сильные магические бирюльки? Поня-атненько... А вот, скажем, одежда из хорошей ярославской кожи кого-нибудь заинтересует? Штанишки там, курточки... Или, например, часы из Углича? С такими, реально, наворотами часы, что мама не горюй... Нормальные цены даю, никто таких цен не даст. За опт – скидочки. Гибкенькие скидочки, всегда можно договориться.

Ни на минуту не сбавляя резвости словоизвержения, Беня ухитрялся, тем не менее, служить генералу лоцманом в каменном море.

Часа два Даня его терпел и даже интересовался кое-какими предложениями Бени. Гвоздь игнорировал болтовню спутников. Он все еще витал в сладостном дурмане разговора с таким же грамотеем, как и он сам. А когда дурман рассеялся, мастер столь же хладнокровно не смотрел в сторону Бени и не слушал его слов, поскольку пытался одним глазом шарить по экранам, а другим – по драгоценным страницам «Хроники Братцевского замка».

Даню разговор на торговые темя занимал чем дальше, тем меньше. Его реплики понемногу сокращались, а на исходе второго часа он замолчал, предоставив Бене право работать языком за двоих. И когда тот заметил, что диалог превратился в монолог, растерялся и примолк, Даня задал Гвоздю неожиданный вопрос:

– Послушай, старик, я думаю, генерал Федоров был неправ где-то по очень большому счету. Твое мнение?

Добрых полминуты мастер выплывал, точно подводная лодка, из глубин древнейшей истории Братцевского княжества, а потом недоуменно ответил:

– По поводу чего, Даня?

– Ну, понятно, чего по поводу. Надо им было защищать замок, то есть, в смысле, форт... или лучше послали бы его на хрен?

52
{"b":"14501","o":1}