ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Дмитрий Жуков, Иван Ковтун

Русские эсэсовцы

Предисловие

Настоящее исследование является не первой работой авторов, посвященной коллаборации наших соотечественников с ведомством Гиммлера [1]. Настоящее издание является плодом дальнейшей работы авторов над темой, связанной со службой русских людей в СС.

Первая часть данной книги посвящена генезису «русского вопроса» в идеологии нацистской партии и организации СС. Особое внимание уделено отношениям представителей право-радикальных кругов российской эмиграции с нацистами в период, предшествующий «Пивному путчу» (то есть до 1923 года). Далее рассматриваются причины изменения характера этих отношений, формы контактов русских эмигрантов с национал-социалистами как до, так и после прихода к власти Гитлера (1933). В этой же части книги последовательно рассматривается роль ведомства Гиммлера в восточной политике нацистов (не обойдены вниманием «Генеральный план Ост», глава о котором была нами значительно расширена, а также методы и содержание эсэсовской пропаганды, посвященной «восточному вопросу»).

Во второй части книги сконцентрирована информация о русских, служивших в подразделениях СД, формированиях вспомогательной полиции, подчинявшихся СС (главным образом в «гражданской» зоне оккупации), а также некоторых специфических, в том числе карательных и разведывательно-диверсионных органах «Черного ордена». Здесь же рассматриваются попытки нацистов использовать в военных и пропагандистских целях представителей русской молодежи (в частности, т. н. «воспитанников СС»).

В третьей части читатель найдет данные о русских в различных соединениях и частях Войск СС. К этой же части работы отнесены различные формы сотрудничества с СС казачества (в первую очередь, рассматривается боевой путь XV казачьего кавалерийского корпуса СС).

В приложения вошли редкие свидетельства, документы и дополняющие исследование источники. Издание дополнено многочисленными фотодокументами.

Такая структура книги, на наш взгляд, способствует более правильному пониманию определяющей роли СС в оформлении русского коллаборационизма. Следует обратить внимание на то, что долгое время вклад ведомства Гиммлера в генезис так называемого «русского освободительного движения» либо замалчивался, либо даже отрицался [2]. Ключевая роль рейхсфюрера СС в карьере генерала Власова, в организации Комитета Освобождения Народов России также, как правило, ревизуется. Поскольку история Вооруженных сил КОНР непосредственно не входит в круг вопросов, рассматриваемых нами в исследовании, здесь мы ограничимся лишь метким замечанием немецкого исследователя А. Хиллгрубера: «Весьма вероятно, что Власовское движение пришло бы к концу после 20 июля 1944 года [то есть после покушения на Гитлера, так как в операции были задействованы очень многие германские офицеры, симпатизирующие Власову и поддерживающие русский коллаборационизм. — Примеч. авт.], не перейди сама его идея и организация к этому времени в руки СС» [3]:

Известная часть работы отведена полемике с некоторыми политически ангажированными авторами и публицистами, целью которых является не поиск исторической правды, а мифологизация и фальсификация летописи Отечества. Для этих авторов характерно почти полное игнорирование советских источников (прежде всего, мемуаров партизан и чекистов, а также работ местных исследователей-краеведов). Таким образом, советская сторона — непосредственный противник русских эсэсовцев на оккупированных территориях России и Белоруссии — оказывается прикрытой завесой неопределенности: перед читателем возникает какой-то коллективный звероподобный «партизан-бандит», «недочеловек», всячески стремившийся нарушить возрождение «новой мирной жизни». Кроме того, такая метода дает возможность — особенно в произведениях публицистического характера — легко спекулировать на неосведомленности части аудитории.

Весьма сходная картина, следует напомнить, была отчасти характерна и для советской историографии о войне, где реальный враг был заслонен от читателя собирательным образом коллективного зла.

К сожалению, в сегодняшней России вновь начала проявляться тенденция сводить историческую науку всего лишь к средству воспитания. Особым образом препарированные исторические факты должны, по мнению многих, излагаться таким образом, чтобы «давать пример молодежи», «учить», «растить патриотов», «возбуждать ненависть к потенциальному противнику» и т. п. Так, подлинная история (которая, как давно было подмечено, «никого ничему не учит») неизбежно превращается в идеологический суррогат, в миф, в фальшивку и фикцию.

Наблюдая за полемикой вокруг наших работ в Интернете, мы констатировали, что в значительном числе случаев наши оппоненты почему-то пытались усмотреть в сделанных нами выводах какой-то «идеологический подтекст». Забавно, при этом, что кто-то называет авторов «красноперыми соловушками», а кто-то — записывает в «ревизионисты». Очевидно, природная ограниченность иных критиков просто не позволяет предположить, что существует объективный научный поиск, независимый анализ источников и литературы, исследование проблемы без оглядок на догмы и клише.

Реакция этих зашоренных людей, как правило, весьма предсказуема. Сталкиваясь на страницах наших книг с какими-то фактами или версиями, не укладывающимися в их собственную картину мира, они не пытаются вступить в корректную полемику, а просто изрыгают в адрес авторов потоки площадной брани и обвинений в некомпетентности.

Приведем лишь один пример. В истории бригады Каминского (позднее — 29-й дивизии Войск СС) имели место боевые столкновения с частями Красной армии. Весной 1943 года, на Брянщине, формирования РОНА вместе со своими немецкими и венгерскими союзниками обороняли, в частности, районный центр Севск. Авторы впервые в отечественной и зарубежной историографии объективно реконструировали эти события, используя источники, представлявшие разные стороны.

Исходным пунктом настоящей истерики, развернувшейся на некоторых сайтах и в «живых журналах», стал факт опровержения нами ряда устоявшихся мифов, сложившихся вокруг Севских боев. Мы оспаривали, к примеру, то, что «каминцы» участвовали в обороне Севска в конце августа 1943 года (ибо были к тому времени эвакуированы на Запад), а также то, что командир 4-го полка майор Рейтенбах погиб именно в Севске и именно в указанное время (по нашей версии, он погиб под Севском весной).

Источником этих мифов стала работа бывшего гитлеровского разведчика — сотрудника абвера Свена Стеенберга (Sven Steenberg, иногда в России его почему-то транскрибируют как «Штеенберг»), посвященная генералу Власову и впервые опубликованная в 1968 году [4](также была издана на русском языке в австралийском Мельбурне в 1974 году в переводе И. Сабуровой [5]и московским издательством «Эксмо» в 2005 году в переводе А. Колина [6]). Не будучи профессиональным историком, автор на основе личных воспоминаний и писем бывших военнослужащих вермахта и СС, «власовцев» и «каминцев», изложил свою точку зрения на некоторые аспекты советского коллаборационизма [7]. Несколько страниц своей книги он посвятил и бригаде Каминского. В силу публицистического характера работы автор допустил в своем труде огромное количество ошибок и неточностей.

В частности, он пишет: «Осенью 1943 года 4-й полк бригады Каминского должен был удерживать город Севск, чтобы обеспечить общее немецкое наступление. После внезапного танкового прорыва советские части взяли в окружение и уничтожили целиком весь полк. Приканчивались и раненные, а командир полка был привязан к танку и его протащили по улицам города, пока он не умер» [8]. Добавим, что почти дословно этот эпизод приводит в «Архипелаге ГУЛАГ» А.И. Солженицын, активно пользовавшийся работой Стеенберга при написании главного труда своей жизни [9].

вернуться

1

Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русские эсэсовцы в бою. Солдаты или каратели? М., 2009. 320 е.; Жуков Д.А., Ковтун И.И. 1-я Русская бригада СС «Дружина». М., 2009. 368 е.; Жуков Д.А., Ковтун И.И. 29-я гренадерская дивизия СС «Каминский». М.: «Вече», 2009. 304 е.; Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русская вспомогательная полиция. М., 2009. 68 е.; Жуков Д.А., Ковтун И.И. Русская полиция. М., 2010. 304 с.

вернуться

2

См., например, статью М. Боброва о «Дружине» Гиль-Родионова и бригаде Каминского, приведенную в приложении к третьей части данной книги.

вернуться

3

Хиллгрубер А. Предисловие / Фрелих С. Генерал Власов. Русские и немцы между Гитлером и Сталиным. Кельн, 1990. С. 8. Также интересно свидетельство некоего члена власовского Комитета Освобождения Народов России, который за подписью «д-р N» после войны опубликовал свои воспоминания: «Немногие из нас могли себе даже представить, что мы каким-то непонятным путем оказались чуть ли не на работе в СС». См.: Д-р N. По поводу т. н. «Власовского движения» / «Возрождение» (Париж). 1950. № 7. С. 108.

вернуться

4

Steenberg S. Wlassov. Verrater oder Patriot? Koln, 1968.

вернуться

5

Стеенберг С. Власов / Перевод с немецкого И. Сабуровой. Мельбурн, 1974. 256 с.

вернуться

6

Стеенберг С. Генерал Власов / Перевод с английского А. Колина. М., 2005. 320 с.

вернуться

7

В предисловии Стеенберг выражает благодарность, в частности, бывшему начальнику контрразведки РОНА Ф. Капкаеву и бывшему начальнику подразделения абвера в Локте А. Грюнбауму.

вернуться

8

Цит. по: Стеенберг С. Указ. соч. С. 92. Как видим, автор не называет имени казненного командира. Однако известно, что командира 4-го полка майора Рейтенбаха непосредственно в Севске не было. Он действительно погиб в ходе событий, но несколько на ином направлении. Вероятнее всего, печальная участь постигла одного из его командиров батальонов (10-го — П. Константинова или 14-го — Н. Косырева), либо начальника штаба 4-го полка — А. Демина.

вернуться

9

Ср.: «Осенью один полк стойко защищал Севск — и в этой защите уничтожен целиком: советские войска добивали и раненых, а командира полка привязали к танку и протащили насмерть». См.: Солженицын А.И. Архипелаг ГУЛАГ. М., 2010. С. 168.

1
{"b":"145159","o":1}