ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наши истребители заявили о трех сбитых самолетах противника в разгоревшихся над обоими конвоями воздушных боях. По немецким данным, в этот день было потеряно два Bf-109. Как минимум один из них, Bf-109G-6 (зав. 20509) из 8./ JG5, упал в районе Петсамо-вуоно. Его пилот, унтер-офицер Эмиль Хайн, был взят в плен.

Это явное поражение (а иначе расценивать потерю двух транспортов и повреждение еще одного из семи проводимых в обоих направлениях нельзя), безусловно, испортило немецкому командованию впечатление от успешной проводки предыдущего «восточного» конвоя 15 июня. Причем этот успех немцы отнесли в первую очередь за счет «отличного взаимодействия» кригсмарине и люфтваффе. Впрочем, если непредвзято разобраться, то и для советской стороны итоги боя с этим конвоем были отнюдь не безрезультатными.

Итак, в 00:35 15 июня был обнаружен конвой, идущий из Киркенеса в Петсамо. Наши наблюдатели насчитали два транспорта, восемь боевых кораблей и четыре сторожевых катера. По немецким данным, транспорты «Paloma», «Nerissa» и NW33 сопровождали три малых тральщика и четыре артиллерийские баржи типа AF. С воздуха суда прикрывали истребители, а при подходе к устью залива четыре Не-115 начали ставить дымовые завесы, усиливая уже поставленные кораблями. Пять «Юнкерсов-88» (по нашим данным – только два) пытались нанести удар по батареям 113-го ОАД, но были отогнаны зенитным огнем. Больше неприятностей принес огонь немецкой контрбатарейной артиллерийской группы. На батарее № 221 было повреждено одно орудие, убито четверо и ранено пять краснофлотцев. Впрочем, наши артиллеристы не остались в долгу, добившись попадания в орудие немецкой батареи на мысе Нурменсетти.

Для удара по конвою в этот день вылетали две группы наших самолетов. Первыми в 03:36 над ним появились шесть Ил-2 под прикрытием восьми «яков» 20-го иап. Штурмовики сбросили 18 ФАБ-100, но прямых попаданий не добились. Через две минуты к ним добавились еще 16 «соток» с восьми «киттихауков» 78-го полка, сопровождаемых таким же числом «аэрокобр» из 2-го гвардейского иап. Хотя наши летчики попаданий и на этот раз не зафиксировали, по немецким данным, получил повреждения транспорт «Paloma».

На отходе от конвоя наши истребители отразили атаку «мессершмиттов», доложив о трех сбитых. Наша авиация потерь не понесла. Впрочем, то же самое относительно собственных потерь доложили и немцы.

Войдя в Петсамо-фьорд и встав к причалам Лиинахамари, немецкие моряки не долго наслаждались заслуженным отдыхом. В 20:08 над портом появились 12 «илов» и восемь Р-40, в сопровождении десяти «кобр» и девяти «яков». С пикирования наши самолеты «выгрузили» на транспорты и причалы 18 ФАБ-250 и столько же «соток», а также обстреляли их реактивными снарядами и пушечно-пулеметным огнем. Чуть позже по возникшим очагам пожаров открыла огонь и наша береговая артиллерия.

Военное счастье – дама переменчивая и капризная. Утром она послужила противнику, а вечером переметнулась на нашу сторону. Комбинированный удар летчиков и артиллеристов оказался весьма эффективным. На береговой батарее «Лиинахамари» вышли из строя два орудия. Осколки повредили пароход «Nerissa», буксирный пароход «Lemwerden» и рейдовый катер. Большие разрушения вызвала детонация взрывчатки, складированной на случай оставления порта и подрыва причалов. Сгорели несколько бараков и складов. Потери в людях были относительно невелики: один военнослужащий сухопутных войск был убит и семеро ранено.

Завершающий эпизод «борьбы на подступах» к Петсамо-фьорду относится к 11 октября 1944 года, т. е. уже после начала Петсамо-Киркенесской операции Красной армии. В 09:10 семнадцать Ил-2, под прикрытием 32 истребителей, нанесли удар по последнему немецкому конвою, покинувшему Петсамо. Атакуя как с полого пикирования, так и топмачтовым бомбометанием, штурмовики достигли нескольких прямых попаданий в транспорт «Olsa» (4016 брт). Пароход остался на плаву, был уведен на буксире в Киркенес и уже там сел на грунт. Судно везло груз обмундирования и продовольствия и впоследствии было обследовано водолазной партией аварийно-спасательной службы Северного флота.

Подведем некоторые итоги. Во-первых, несмотря на всю значимость порта Петсамо, внимания этой цели уделялось явно недостаточно. Ни Петсамо, ни Лиинахамари ни разу не стали объектами мощных массированных ударов, подобно тем, что привели к большим потерям противника в соседнем Киркенесе. При этом сам город и порт были настолько близко к линии фронта, что по ним могли работать даже ночные бомбардировщики По-2!

Во-вторых, несмотря на исключительно благоприятные возможности для организации комбинированных ударов разнородными силами (авиацией, береговой артиллерией, торпедными катерами) на подходах к Петсамо-фьорду, такие операции стали по-настоящему организовываться только в середине 1944 года. Однако ни их масштабы, ни частота не соответствовали важности этой задачи.

Ну и в-третьих, результатом всех этих промахов и недоработок стали весьма небольшие потери противника в Петсамо-фьорде от действий нашей морской авиации. Причем, что довольно интересно, фактические потери почти полностью совпали с данными официальных послевоенных отчетных документов, которые приведены в начале статьи. Согласно нашим же подсчетам (без учета потерь на подходах к заливу), в Петсамо-фьорде погиб только один рыболовный катер, а были повреждены три транспорта, буксирный пароход и рейдовый катер. Правда, следует оговориться, что в документах по боевым действиям октября 1944 года имеются пробелы. Так что вполне возможно, что фактические потери противника даже несколько выше, чем считается до сих пор.

Приковать врага к земле!

Действия ВВС Северного флота против аэродромов люфтваффе

Уничтожение авиации противника непосредственно на ее аэродромах является одной из важных составляющих борьбы за господство в воздухе на театре военных действий. Однако успех таких действий, как никаких других, требует хорошей подготовки, в частности тщательной и своевременной разведки объекта удара, а также доведения полученных разведданных (вовремя и в полном объеме) до участвующего в атаке летного состава. Кроме того, для эффективного налета на аэродром требовалось так или иначе нейтрализовать его систему ПВО. Если все вышеперечисленные условия не обеспечивались, то это однозначно всегда было чревато большими своими потерями, при минимальных (или полным отсутствием таковых) у противника.

Вопросы уничтожения самолетов люфтваффе на аэродромах уже неоднократно становились объектом исследования отечественных военных историков. Внесем и мы свою лепту в освещение этой темы, рассказав о борьбе ВВС Северного флота с авиацией противника на земле.

Отметим важное обстоятельство: исследуя войну в воздухе на Севере, мы можем пользоваться одним из наиболее хорошо сохранившихся массивов документов противной стороны. К сожалению, степень отражения в архивах событий на иных участках советско-германского фронта не идет ни в какое сравнение с Заполярьем. Однако даже в этом уникальном случае, ни один из документальных источников по воздушной войне в Заполярье не обладает абсолютной полнотой. Поэтому при работе мы опирались как на отчеты люфтваффе, так и на документы XIX горного корпуса и соответствующих штабов кригсмарине. Довольно ценная информация была получена от финского историка Хану Валтонена, передавшего в наше распоряжение выписки из донесений финского офицера связи при 20-й горной армии вермахта.

Начнем с краткой характеристики объекта ударов – аэродромной сети люфтваффе в Северной Норвегии и Финляндии. Основными целями ВВС Северного флота на протяжении почти всей войны являлись аэродромы Хебуктен и Луостари. Аэродром Хебуктен использовался с самого начала войны. Эта авиабаза располагалась недалеко от столицы норвежской провинции Финнмарк, Киркенеса, в 160 км от нашего основного флотского аэродрома Ваенга. Передовой аэродром Луостари, от которого до Ваенги было всего 105 км, был введен в эксплуатацию ранней весной 1942 года.

11
{"b":"145227","o":1}