ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Швейцарский историк Юрг Майстер пишет о трех средних и трех малых немецких судах, погибших на авиационных минах в 1943 году. Проведенные нами исследования дают несколько иные результаты. К полностью подтвержденным мы считаем возможным отнести следующие потери: транспорт «Bungsberg» (1504 брт, погиб в Таллине 25 марта), СКА Ore35 (погиб у о. Аэгна 27 мая), БДБ F193 (повреждена 21 октября у Таллина). Буксир «Simson» (341 брт), вероятно, погиб на авиационных минах 14 апреля севернее о. Аэгна. Кроме того, были повреждены два финских судна: 13 сентября плавбаза «Sisu» и 10 января 1944 года пароход «Dione» (570 брт). Последний, хотя и в 1944 году, но подорвался на мине постановки предыдущего года. Любопытно, что место подрыва «Dione» было до этого протралено на 14 галсов.

Новый 1944 год начался для самолетов-миноносцев Балтики 14 февраля, когда в порту Таллина A-20G поставили две неконтактные АМД-500, только что принятые на вооружение. Постепенно район постановок смещался к западу, вслед за продвижением Красной армии. 86 мин поставили в Рижском заливе, у Либавы и Виндавы – еще 159. Странным выглядит усиленное минирование Таллинской бухты (112 мин в июле – сентябре). Не удивительно, что после освобождения Эстонии от немцев сложная минная обстановка не позволила в полной мере практически до конца войны использовать эту важнейшую базу. Старые АМГ почти не использовались, большинство из 650 выставленных за 1944 год мин были неконтактные (в том числе впервые примененные в сентябре отечественные АМД-1000 и английские А.МкV).

Существуют противоречивые данные об эффективности минных постановок в этом году. Юрг Майстер относит на счет советских авиационных мин целых 9 боевых кораблей и 12 транспортов. Другой известный западногерманский историк, Юрген Ровер, приводит значительно более скромные цифры: два транспорта тоннажем 8034 брт в октябре и два в ноябре (3410 брт).

Мы пока не располагаем возможностью дать полностью подтвержденную документами информацию о потерях флота Германии на минах в 1944–1945 годах. Известно, что 19 июля в устье Западной Двины погибла на мине землечерпалка. Кроме того, в районе Либавы погибли транспорты «Schiffbek» (2159 брт, 7 ноября) и «Gerda Vith» (1312 брт, 29 ноября), а еще два были повреждены при подрыве на минах: «Warte» (4921 брт, 1 ноября) и «Memelland» (6236 брт, 27 ноября). Думаем, мы не очень погрешим против истины, если предположим, что всего на минах, выставленных ВВС КБФ, подорвалось семь-восемь судов.

В последнюю военную кампанию на Балтике авиация выставила 288 исключительно неконтактных мин. Кроме побережья Курляндии мины ставились в районе Данцигской бухты и Мемеля. Для сравнения укажем, что английская авиация поставила за январь – март 1945 года преимущественно в Померанской бухте свыше трех тысяч мин (морская авиация всех наших флотов за всю войну – около 2400 мин). Благодаря такому массированию немецкая противоминная оборона оказалась не в силах обеспечить проводку даже отдельных крупных судов и особо важных конвоев. Наши же успехи оказались значительно скромнее. Документально подтверждены гибель транспорта «Henry Lutgens» (1141 брт) 29 января у Виндавы, тральщиков М3137 12 марта и М3138 23 марта, транспорта «Steinburg» (1319 брт) 17 января – все у Либавы. Однако следует отметить, что отсутствие многих немецких документов за последние месяцы войны, а также невозможность определения конкретного носителя при постановках в районе Данцигской бухты, вряд ли позволят нам когда-либо получить достоверную картину эффективности использования мин авиацией в 1945 году.

Существует еще один нюанс, почему-то не отмеченный историками. С одной стороны, применение неконтактных мин, безусловно, явилось шагом вперед в развитии минного оружия в нашем ВМФ. Но с другой стороны, то, что в отечественных минах применялись только индукционные взрыватели, позволило противнику использовать против них высокопроизводительное средство борьбы – самолеты-тральщики Ju-52MS. И еще неизвестно, что в тех условиях было опаснее: неконтактная АМД, для уничтожения которой было достаточно пролететь над ней, пусть и десять раз, или «старая, добрая» АМГ-1, которую надо было обнаружить и подсечь в каждой конкретной точке. Нельзя сказать, что командование ВМФ не понимало этого, но мины АМД-2-500 и АМД-2-1000 с двухканальным взрывателем (индукционно-акустическим) до конца войны так и не были приняты на вооружение.

Черноморский флот

Постановки на Черноморском театре военных действий начались почти сразу же после начала войны. 30 июня 1941 года четыре ДБ-3 2-го МТАП выставили мины АМГ-1 у Тульчи. Затем мины ставились в Георгиевском гирле Дуная, у мысов Мидия и Тузла. Всего было израсходовано 15 мин АМГ, и вряд ли можно было ожидать существенного результата от этих постановок. Правда, в июле в Тульчинском рукаве погиб румынский буксир «Helidon», но, вероятнее всего, эта потеря на счету бронекатеров Дунайской флотилии.

В следующем году постановки с воздуха возобновились в конце мая, когда за две ночи у северного побережья Азовского моря самолеты 5-го МТАП выставили 25 мин АМГ. Затем мины ставились у Севастополя, Мариуполя, Геническа, Камыш-Буруна, Феодосии и Керчи. Всего в 1942 году было поставлено 46 мин, в том числе английские неконтактные. В июне – августе в районе Мариуполя отмечено несколько подрывов на неконтактных минах, но с большей вероятностью эти плавсредства погибли на постановках надводных кораблей Азовской флотилии. Скорее всего, на счет авиации нужно отнести гибель 6 сентября у Геническа двух катеров Хорватского морского легиона, хотя сами немцы утверждают, что они стали жертвой собственного заграждения. Не исключено также, что поврежденный 28 марта 1943 года у приемного буя Севастополя буксир «Forsch» подорвался на мине A.МкIV, выставленной группой самолетов 36-го МТАП 5 июля предыдущего года.

Теперь перейдем к событиям 1943 года. До этого минно-заградительные операции ВВС Черноморского флота были похожи на действия других флотов: незначительные масштабы с минимальными успехами. 1943-й принес разительные перемены, и черноморцы превзошли по эффективности все усилия, предпринятые советским ВМФ в этой области за два предыдущих года войны.

Первый удар по коммуникациям врага был нанесен в феврале – марте. К этому моменту 17-я немецкая армия была отрезана на Таманском полуострове – и 380-тысячная группировка требовала ежесуточно 1000 тонн различных грузов. Основной линией снабжения стал Керченский пролив. Именно здесь весной 1943 года были сконцентрированы усилия миноносной авиации ЧФ. За февраль – май в проливе было поставлено 78 мин (примерно поровну якорных АМГ-1 и донных A.МкIV). Основные потери противник понес до середины марта (на это время приходится и пик постановок), когда подорвались три быстроходные десантные баржи, два парома типа «Ziebel» и саперный десантный катер (именно на судах такого типа осуществлялся основной объем перевозок). Немцы были вынуждены отказаться от свободного плавания в проливе, перейти к движению конвоев из 2–4 БДБ под охраной электромагнитных тральщиков. В проливе были задействованы самолеты-тральщики Ju-52MS из 3-й эскадрильи 1-й группы самолетов-тральщиков (3 Staffel, Minensuchgruppe 1), базировавшейся в Варне (на 28 февраля три машины). Часть БДБ использовалась в качестве подвижных постов противоминной обороны. Однако, несмотря на это, корабли гибли даже на тщательно контролируемых фарватерах (например, БДБ F136).

Всего можно с уверенностью говорить о семи кораблях и судах, подорвавшихся на авиационных минах в Керченском проливе. Еще один лихтер предположительно также стал жертвой постановок с воздуха.

В мае советская авиация перенесла свои усилия в другой район, приступив к минированию Дуная. Постепенно минная опасность распространилась на почти 500-километровый участок важнейшей коммуникации противника. Хотя на борьбе с минами были сосредоточены усилия румынской речной флотилии, германских прорывателей минных заграждений и самолетов Ju-52MS, ликвидировать угрозу до конца года так и не удалось – движение по реке несколько раз прерывалось на срок до двух недель. К декабрю на Дунае погибло семь и было повреждено два судна.

2
{"b":"145227","o":1}