ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроме Дуная объектами постановок стали Днепр (в ноябре в Днепровском лимане впервые применили донные АМД-500) и устье Днестра. На этих заграждениях противник понес остальные потери в этом году – четыре единицы в Днепро-Бугском лимане и танкер MT-II в Днестровском.

Всего на 282 минах постановки 1943 года подорвалось 22 боевых корабля и транспортных судна (см. таблицу ниже), что составляет, без учета буксира «Forsch», лишь 12,8 мины на подрыв.

Столь высокую эффективность нельзя объяснить слабостью военно-морского флота противника на Черном море. Технические средства борьбы с минами были те же, что, например, и на Балтике. Здесь, вероятно, сыграл свою роль правильный выбор мест постановок: на реках и в узкостях. Это, с одной стороны, облегчало определение места при постановках, с другой – искусственно увеличивало плотность заграждения, повышая вероятность подрыва.

Интересный факт: авиационные мины нанесли урон не только кригсмарине, но и люфтваффе. 13 мая, проводя траление севернее Керчи, при подрыве вытраленной донной мины погиб самолет-тральщик Ju-52MS (зав. номер 3399), а 3 июля на взлете или рулежке в Севастополе подорвался на мине гидросамолет BV-138C-1 (зав. номер 310069, DM+DI) из 3./SAGr 125. Так что, наверное, справедливо будет считать эффективность постановок 1943 года еще выше.

Советские ВВС против кригсмарине - i_001.png
Советские ВВС против кригсмарине - i_002.png

Сокращения: БДБ – быстроходная десантная баржа, б/п – буксирный пароход, п/х – пароход, тн – танкер.

В 1944 году самолеты ЧФ поставили еще больше мин – 357, преимущественно АМД-500. Большинство мин было выставлено у Констанцы (172), например, в ночь на 15 марта полным составом мины ставил 5-й ГМТАП, и в дельте Дуная. В апреле 28 мин было сброшено в районе Севастополя. Однако потери были существенно ниже, чем в предыдущем году. Нам известны только четыре достоверных случая подрыва на авиационных минах: 17 апреля – лихтер «Dordogne» (1485 брт) и 18 июня – противолодочный корабль UJ316, оба в районе Сулины, 21 июня – буксир в Килийском гирле и 30 августа баржа на Нижнем Дунае. Надо отметить, что в этом году советская авиация ставила мины только в районе дельты Дуная, не распространяя постановки на остальную часть реки.

Таким образом, за 1941–1944 годы ВВС ЧФ выставили на коммуникациях противника 700 мин, на которых подорвались 25–29 судов и кораблей. Эффективность применения минного оружия была довольно высока и составила примерно 26 мин на подрыв, против 111 мин на Севере и около 80 на Балтике.

Лучший ас Балтийского флота. Железнодорожная артиллерия КБФ против люфтваффе

Несмотря на название, речь пойдет вовсе не о героических летчиках-истребителях Балтики. Более того, перефразируя Твардовского, – это «не зенитчики и не летчики, хоть герои не хуже их». Но не будем дальше интриговать читателей: мы расскажем о малоизвестной странице боевой деятельности морской железнодорожной артиллерии Краснознаменного Балтийского флота в период битвы за Ленинград.

В начале тридцатых годов прошлого столетия на вооружение береговой обороны возрождающегося Красного флота стали поступать железнодорожные артиллерийские установки. Первоначально для их создания использовался задел еще царских времен. В частности, на железнодорожные транспортеры были установлены 356-мм орудия, заказанные для линейных крейсеров типа «Измаил». Затем стали использоваться пушки уже советского производства, в том числе 180-мм орудия Б-1-П. Транспортеры с такими артиллерийскими системами получили название ТМ-1-180. Применение в береговой обороне подвижных железнодорожных установок давало ощутимые преимущества по сравнению со стационарными батареями. В полной мере достоинства железнодорожных транспортеров проявились в период обороны Ленинграда. Развитая сеть ленинградского железнодорожного узла позволяла успешно маневрировать не только огнем (как, например, артиллерия Кронштадской крепости), но и колесами. В отличие от стационарных батарей транспортеры могли менять огневые позиции, которые зачастую выбирались в непосредственной близости от переднего края, иногда на расстоянии до 2,5 километров, их было легче маскировать. При необходимости можно было сосредоточить массированный огонь крупнокалиберной артиллерии на нужном направлении. Подвижность транспортеров повышала их живучесть, не позволяя вражеской артиллерии пристреляться по обнаруженному орудию.

В начале 1942 года вся железнодорожная артиллерия КБФ была сведена в 101-ю морскую железнодорожную артиллерийскую бригаду под командованием генерал-майора И.Н. Дмитриева. Самыми мощными и дальнобойными в ее составе были три батареи 180-мм (№ 12, 18 и 19) и одна 356-мм калибра (№ 11). Если последняя использовалась относительно редко, то 180-миллиметровки играли роль «длинной руки» ленинградской артиллерии. Основной задачей 101-й бригады была контрбатарейная борьба с группировкой осадной артиллерии, сосредоточенной противником под Ленинградом. Однако большая дальность стрельбы артиллерийских транспортеров ТМ-1-180, достигавшая 37 километров, позволяла наносить удары и по объектам в сравнительно глубоком немецком тылу. Среди таких целей наибольшее внимание уделялось городу Гатчина (Красногвардейск). Здесь кроме крупной железнодорожной станции находился передовой немецкий аэродром, на который в течение всей блокады базировались части 1-го воздушного флота люфтваффе. В основном гатчинский аэродром использовали истребители из JG54 «Grunherz», которые первыми испытали на себе удары артиллеристов 101-й бригады.

Для обстрелов Гатчины чаще всего привлекались 18-я и 19-я железнодорожные батареи, причем роль «первой скрипки» обычно играла 19-я батарея под командованием капитана В.Н. Мяснянкина. Для уменьшения противодействия противника одновременно со стрельбой 180-мм транспортера несколько батарей меньшего калибра вели огонь по ближайшим позициям немецкой артиллерии. Именно так был организован удар по гатчинскому аэродрому 10 июня 1942 года. В 2 час. 05 мин. один транспортер 19-й батареи открыл огонь по цели. Еще три железнодорожные батареи навязали огневую дуэль вражеским орудиям, пытавшимся противодействовать стрельбе. По данным воздушной разведки результаты огневого налета были отличными. Все снаряды упали в районе цели, а три из них попали непосредственно в ангары. Действительно, по немецким данным, в этот день 1-я эскадрилья 54-й истребительной эскадры потеряла три машины. Были уничтожены связной Klemm 35 (заводской номер 3060) и Bf-109F-4 (заводской номер 7631). Еще один «мессершмитт» с «зеленым сердцем» (заводской номер 13182) был тяжело поврежден и уже не подлежал восстановлению.

Архивные материалы противника отмечают в 1942 году еще два случая успешного обстрела аэродрома Гатчины советской артиллерией. 24 февраля был поврежден Bf-109F-2 из 1-й и 7 сентября – Bf-109G-2 из 3-й эскадрильи JG54. В первом случае имеющиеся в нашем распоряжении материалы не подтверждают факта обстрела аэродрома железнодорожной артиллерией КБФ. Впрочем, возможно, это связано с качеством используемого источника[1]. Не обстреливался аэродром и 7 сентября. Однако в этот день 19-я батарея вела огонь по станции Гатчина-Балтийская, которая находится рядом с аэродромом. В данном случае, вероятно, помог известный закон рассеивания. Видимо, отклонившийся снаряд упал в районе аэродрома и повредил истребитель.

Естественно, что при обстрелах страдала не только техника, но и личный состав подразделений люфтваффе. Так, 5 сентября 1942 года при артобстреле был убит один зенитчик 766-го легкого резервного зенитного дивизиона, а через десять дней, 14 сентября, при аналогичных обстоятельствах понес потери 361-й резервный зенитный дивизион. На этот раз снова один человек погиб, а еще четверо были ранены.

вернуться

1

Для описаний действий советской стороны нами привлекалась «Хроника Великой Отечественной войны на Балтийском море и Ладожском озере». Первые выпуски ее, посвященные периоду до 15 мая 1942 года, значительно отличаются по полноте освещения событий в худшую сторону от последующих томов.

3
{"b":"145227","o":1}