ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Господствующие круги Германии, которые в 1939 г., по существу, начали войну, опираясь на свои собственные ограниченные экономические ресурсы и на еще не полностью развернутые вооруженные силы, сомневались, в состоянии ли они будут в тот период выдержать вооруженное столкновение с СССР. Поэтому в предварительном покорении значительной части Европы они видели одновременно и важное условие, обеспечивающее им экономические, военные и военно-стратегические предпосылки для нападения на Советский Союз. В этом смысле они форсировали также давно уже проводимую ими антисоветскую политику блоков. Этот расчет вскоре после начала войны подтвердил и сам Гитлер. В своем выступлении перед военными руководителями 23 ноября 1939 г., разъясняя и обосновывая фашистские цели войны, он признал, что долго колебался, наносить ли удар сначала на востоке, а потом на западе, или наоборот. Известно его заявление: «Мы можем лишь тогда выступить против России, когда развяжем себе руки на западе» [53]. Поэтому поддерживаемое в буржуазных кругах утверждение о том, будто Гитлер принял решение о нападении на Советский Союз лишь в июне 1940 г. или сразу же после визита Молотова в ноябре этого же года, означает двойное искажение исторических фактов. Это решение возникло за много лет до этого, как результат сговора самих реакционных и могущественных кругов немецкого финансового капитала и военщины с нацистской кликой. Решение, принятое в 1940 г., подтверждало, что отныне, когда фашистской Германии на остальной части Европейского континента не противостоял ни один серьезный противник, которого следовало бы бояться, настал решающий час нападения на Советский Союз.

Это означало одновременно и начало непосредственной подготовки к этому нападению.

II. Вермахт и его органы управления при подготовке программы оккупации Советского Союза и ее проведении до краха стратегии молниеносной войны

1. Агрессивные и оккупационные цели фашистской Германии и роль ее военных органов при их планировании

С момента нападения на Советский Союз агрессивная политика фашистской Германии во Второй мировой войне достигла своей кульминации. Это нападение было не только чудовищным преступлением против советского народа, но и самым тяжким преступлением, которое когда-либо совершалось германским империализмом с периода его возникновения по отношению к немецкой нации. Это нападение явилось конечным результатом политики антикоммунизма, которая после свершения Великой Октябрьской социалистической революции проводилась при поддержке западных держав и всегда носила антисоветскую направленность.

После нападения гитлеровской Германии на Советский Союз началась новая фаза Второй мировой войны. Военные усилия СССР оказали решающее влияние на дальнейший ход военных действий и изменение соотношения сил в пользу стран, выступивших против фашистской агрессии. Одновременно война со стороны антигитлеровской коалиции окончательно приняла характер справедливый, освободительный.

Главная политическая цель господствующих кругов Германии в ходе агрессивной войны против СССР состояла в том, чтобы уничтожить первое социалистическое государство и тем самым добиться решающего ослабления всех революционных и прогрессивных сил в мире. Преследуя эти цели, германский империализм действовал как поборник всемирной империалистической реакции. Организованная им агрессия явилась самым крупным и самым тяжелым военным нападением, которое было предпринято ударными силами империализма против социализма.

Планируя и осуществляя нападение на Советский Союз, господствующие круги Германии преследовали империалистические, разбойничьи цели. В присвоении несметных экономических богатств СССР и порабощении советских народов они видели неистощимый источник дополнительных прибылей.

Кроме того, они рассматривали эту захватническую войну как решающий этап борьбы за политическое и экономическое преимущественное положение в мире. Властители Германии, которые в первый период Второй мировой войны покорили большую часть капиталистических стран Европы или подчинили их своим интересам, рассчитывали на то, что после разгрома Советского Союза их господство над Европой будет непоколебимым как в военном, так и в экономическом отношении и они, опираясь на эту обеспеченную основу, смогут вести дальнейшую борьбу против главных империалистических конкурентов — Англии и США.

Агрессия против СССР уже с самого начала замышлялась как всесторонняя война с целью грабежа и уничтожения. Гитлер заявил по этому поводу перед ведущими представителями германского генералитета 30 марта 1941 г., что речь идет о борьбе между двумя мировоззрениями. Поэтому борьба здесь «будет резко отличаться от борьбы на Западе. На Востоке сама жестокость — благо для будущего… Речь идет о войне на уничтожение. Если мы не будем так смотреть, то, хотя мы и разобьем врага, через 30 лет снова возникнет коммунистическая опасность. Мы ведем войну не для того, чтобы консервировать своего противника» [54]. В соответствии с этим Гитлер делал выводы: в первую очередь необходимо уничтожить наряду с военной мощью СССР и Коммунистическую партию Советского Союза, и всех представителей интеллигенции. Одновременно он обрисовал картину будущего территории СССР как огромной колониальной области для германского империализма.

Дальнейшее подробное изложение целей войны против Советского Союза было сделано Гитлером на совещании с Кейтелем, Герингом и Розенбергом 16 июля 1941 г. При этом он заявил: «Теперь перед нами стоит задача разрезать территорию этого громадного пирога так, как это нам нужно, с тем, чтобы, во-первых, господствовать над ней, во-вторых, управлять ею и, в-третьих, эксплуатировать ее» [55].

То, что в обобщенном виде было дано в заявлении Гитлера, явилось результатом обширных планов в политической, военной и экономической областях, при помощи которых германский империализм детально подготовил в период с июля 1940 г. до июня 1941 г. агрессию против СССР. В этом планировании принимали участие все главные группировки господствующих кругов, в том числе также и военные органы управления.

Как же, в частности, проходило это планирование? С главной целью фашистского германского империализма при нападении на СССР тесно связывалось намерение разделить эту территорию. Подобные направления в планировании осуществлялись на стадии непосредственной подготовки агрессии под руководством Розенберга [56], являвшегося уполномоченным по центральной разработке вопросов восточноевропейского пространства, причем здесь можно было опираться на прежние планы аннексий, а также и на определенные мысли и проекты, высказанные и развитые в тридцатых годах институтами империалистического «изучения Востока» и военными секретными службами. Планы предусматривали раздел европейской части СССР (при одновременном изъятии больших групп ее населения) на четыре большие административные области: Прибалтика (позднее называлась также «Остланд»), Украина, Кавказ и Россия. Последняя область должна была включать территорию между линией Ленинград — Москва и Уралом.

Относительно политического статуса этих областей существовали различные представления. В то время как Гитлер неоднократно говорил о том, что в захваченных областях на востоке следует избегать любой формы государственной самостоятельности, Розенберг и другие «восточные эксперты», как, например, Ганс Кох [57], предлагали для Украины и некоторых других областей, по-видимому, лишь вначале, статус немецкой полуколонии. Полное единство взглядов существовало по поводу того, что эти будущие образования не должны иметь никакого истинного самоопределения. С данной точки зрения следует расценивать также и содержащиеся в документах Розенберга представления об объединении Украины и Кавказа с включением Крыма в единый политико-административный и экономический блок и его присоединении к Германии. Прибалтийские советские республики планировалось во всяком случае присоединить к Германии и «онемечить». Эти замыслы основывались на планах германского Верховного командования, и в особенности Людендорфа, в 1918 г.

вернуться

53

IMGN, Bd. XXVI, S. 329.

вернуться

54

Гальдер Ф. Военный дневник, т. 2. М., Воениздат, 1969, с. 430–431.

вернуться

55

Der Prozep gegen die Hauptkriegsverbrecher vor dem Internationalen Mil- itargerichtshof, Nlirnberg, 14. November 1945—1. Oktober 1946 (im folgenden: IMGN), Nlirnberg, 1947–1949, Bd. XXXVIII, S. 88.

вернуться

56

А. Розенберг — один из старейших последователей Гитлера и руководящий идеолог нацистской партии — был с 1933 г. руководителем внешнеполитического ведомства фашистской партии Германии. Из этого ведомства в начале апреля 1941 г. была создана специальная служба по разработке вопросов восточноевропейского пространства, которая затем, при соответствующем расширении штата сотрудников, была преобразована в Имперское министерство оккупированных восточных областей (ИМОВО). — Примеч. авт.

вернуться

57

Кох еще во время Первой мировой войны работал на секретные службы ряда стран в качестве специалиста по вопросам Украины. После назначения в 1934 г. директором Института восточноевропейской экономики в Кенигсберге он в 1937 г. возглавил Восточноевропейский институт в Бреславле (Вроцлаве). На обоих постах он по-прежнему тесно сотрудничал с секретными службами, причем особое внимание обращал на создание диверсионной сети в Польше. При нападении на СССР Кох был уполномоченным Розенберга и Верховного командования вермахта в штабе группы армий «Юг» (Рундштедт). И в дальнейшем ему неоднократно поручались специальные задания в рамках оккупационных режимов. — Примеч. авт.

12
{"b":"145259","o":1}