ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

III. Роль вермахта в период интенсификации фашистской политики ограбления и порабощения (1942–1943 гг.)

1. Изменение военного положения фашистской Германии и его влияние на оккупационный режим во временно захваченных советских районах

Успешное советское наступление зимой 1941/42 г. поставило фашистские войска в тяжелое кризисное положение. Около 50 немецких дивизий, в том числе значительное количество танковых и моторизованных, было разгромлено. Только благодаря большому напряжению сил и средств фашистскому командованию удалось временно предотвратить общую катастрофу. Советские наступательные операции явились первой фазой освобождения советской территории от оккупантов. В ходе наступления Красная армия продвинулась на запад на различных участках фронта от 150 до 400 км. В течение четырех месяцев фашистские войска были вынуждены оставить более 60 городов и около 11 тыс. населенных пунктов. Миллионы советских граждан были освобождены от фашистского ига. В это время отпор оккупационному режиму со стороны населения приобрел массовый характер. Наряду с общим расширением народной борьбы в оккупированных районах он проявился прежде всего в резком усилении партизанского движения. Этому способствовали успешные действия советских войск и то обстоятельство, что фашистское командование вследствие кризисного военного положения было вынуждено перебросить на длительное время значительную часть оккупационных войск на фронт.

Свидетельством роста активности партизан и их возможностей явилось образование обширных освобожденных районов в тылу фашистских войск, территория которых временами превышала территорию Бельгии, Голландии и Дании, вместе взятых, и в которых население смогло восстановить советскую власть.

Поражение фашистских войск зимой 1941/42 г. привело к решающим изменениям в ходе войны в целом. Военная доктрина фашистского германского империализма в отношении СССР оказалась несостоятельной. Теперь, когда война неизбежно приняла затяжной характер, превосходство советского государственного и общественного строя, преимущество социалистической системы хозяйства в условиях полного развертывания громадного военного и экономического потенциала страны и, прежде всего, решимость всех советских народов, покоящаяся на их морально-политическом единстве, приложить все силы для победы над агрессорами стали проявляться во все большей степени.

Более того, перелом в войне, начавшийся под Москвой, дал новый мощный импульс к отпору фашизму и со стороны других народов, порабощенных или находящихся под угрозой порабощения фашистской Германией.

Наконец, положение Германии и ее союзников ухудшилось в результате вступления в войну США в декабре 1941 г. С образованием антигитлеровской коалиции агрессорам противостояла уже группировка держав, обладавшая более чем 75 % мирового промышленного и сырьевого потенциала.

Поражение фашистских войск отрезвляюще подействовало на широкие круги немецкого населения, которое до тех пор верило лозунгам о непобедимости вермахта. Борьба антифашистского Сопротивления, несмотря на усилившийся внутриполитический террор, приняла более широкий размах и стала более действенной.

Критическое положение вермахта на германо-советском фронте отразилось и на поведении господствующих кругов Германии. Его отчетливым проявлением явился конфликт в среде высшего военного командования, в результате которого целый ряд генералов был смещен, а Гитлер, стремящийся переложить вину за провал молниеносной войны на генералитет, взял на себя функции Верховного командующего сухопутными войсками.

Особенно резко провал молниеносной войны сказался на военной экономике. Фашистская Германия была вынуждена перейти от применявшегося ею ранее метода ведения войны, выражавшегося в поэтапном, относительно кратковременном использовании военной машины с промежуточными передышками, во время которых производилось восполнение потерь в живой силе и материальных средствах, а также осуществлялось дальнейшее формирование вооруженных сил, к непрерывному максимальному использованию всех военных и военно-экономических ресурсов в течение длительного периода времени. Чрезвычайно большие потери в ходе войны против Советского Союза вместе с тем показали фашистскому руководству, что военные усилия, применявшиеся до тех пор, в борьбе против такого противника явно недостаточны. Так, если потери вермахта в живой силе с начала Второй мировой войны до момента нападения на Советский Союз составили около 200 тыс. человек [119], то только в период с 22 июня 1941 г. по 5 марта 1942 г. они превысили 1 млн человек, без учета больных и весьма значительного количества обмороженных [120]. К тому же в конце 1941 г. расход оружия, боеприпасов и предметов снаряжения фашистской армией впервые стал превышать их производство.

Учитывая это положение, господствующие круги Германии с начала 1942 г. принимают решительные меры к дальнейшей интенсификации военных усилий, в особенности к увеличению производства военной продукции. Они проводят наряду с другими мероприятиями реорганизацию военной экономики, и прежде всего ее планирующих и руководящих органов, во главе которых становятся сами хозяева германских военных монополий. В марте 1942 г. их представитель Альберт Шпеер, назначенный особоуполномоченным по вопросам вооружений по четырехлетнему плану, возводится в ранг имперского министра вооружений и боеприпасов (позднее — имперского министра вооружений и военной продукции).

Используя существовавшие государственно-монополистические формы управления, они при тесном сотрудничестве с руководством государственных гражданских, а также военных организаций вскоре создали широко разветвленную систему государственно-монополистического управления и регулирования, которая действовала сильнее и оперативнее, чем прежняя.

При этом в результате таких мер, как создание промышленных советов при главных командованиях сухопутных войск и ВВС, а также изъятие сектора вооружений из ведения отдела военной экономики и техники и подчинение его в мае 1942 г. министерству Шпеера, разностороннее сотрудничество военных монополий с военным командованием еще более укрепилось.

В особой степени оно проявилось в создании в апреле 1942 г. при министерстве Шпеера совета по вооружениям. Непосредственно в этом органе, обладавшем диктаторскими полномочиями, задачей которого являлась мобилизация всех резервов для ведения войны, проводились беспощадная ломка всякого сопротивления и устранение любых препятствий. Ведущими представителями военного командования, такими, как Мильх, Фромм, Витцелль, Томас и Лееб, совместно с хозяевами монополий — Бюхером, Круппом, Рехлингом, Феглером и другими — было положено начало ведения тотальной войны [121]. Эта система управления и регулирования, не претерпевшая в основном принципиальных изменений в дальнейшем ходе войны, была лишь дополнена в высшем звене органом, получившим название «Центральное планирование», который занимался вопросами распределения всех имеющихся в распоряжении фашистской Германии экономических ресурсов, включая рабочую силу, на те участки военной экономики, где они были наиболее необходимы.

Новые мероприятия по увеличению выпуска военной продукции касались не только экономики самой Германии, но все в большей степени охватывали оккупированные ею страны и районы. В усилении их принудительного участия в ведении войны господствующие круги Германии видели средство выхода из критического положения. Большое внимание было уделено при этом изысканию новых материальных ресурсов для военной экономики. Промышленность оккупированных фашистской Германией капиталистических стран работала главным образом на ее военные нужды. Мероприятия фашистского хозяйственного аппарата в оккупированных советских районах были направлены на увеличение добычи важнейших полезных ископаемых для нужд немецкой военной промышленности и расширение производства продукции для удовлетворения непосредственных потребностей вермахта.

вернуться

119

Приведенные здесь данные иногда рассматриваются как заниженные. Но они могут считаться и достаточно достоверными, если под ними подразумеваются невосполнимые потери. — Примеч. авт.

вернуться

120

См. Гальдер Ф. Военный дневник, т. III, кн. 2, с. 207.

вернуться

121

См. W. Ulbгiсht, Die zunehmende Erschopfung Deutschlands und die «neue Phase» der deutschen Wirtschaft. In: W. Ulbricht, Zur Geschichte der deutschen Arbeiterbewegung, Bd. II, 1933–1946, Berlin 1955, S. 270 f.

32
{"b":"145259","o":1}