ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он нерешительно вышел из машины и подумал, не повернуть ли обратно, но в этот момент услышал сердитые выкрики Дерил. Незнакомый мужской голос пытался ее в чем-то убедить, но Дерил кричала все громче и грозилась вызвать полицию. Рэй, не раздумывая, рванул на себя решетчатую дверцу калитки и решительным шагом направился к крыльцу.

Мужчина примерно одного возраста с Рэем, хорошо одетый брюнет в длинном черном пальто, стоял на крыльце, понурив голову, и через дверь умолял Дерил впустить его в дом. В руке незнакомец держал огромный пакет, сквозь который угадывались очертания плюшевого медведя.

— Ни за что! — выкрикивала Дерил. — Забудь сюда дорогу, Сэм Дьюфорт!

— Но, дорогая… — Судя по усталому тону мужчины, перепалка продолжалась уже довольно давно.

— Я тебе не дорогая! Держись от нас подальше, или я звоню 911!

— Звони, мне нечего бояться полиции. Я никогда не причинял вам зла и имею право видеть сына.

— Почему ты вспомнил об этом праве только сейчас? Столько лет ты о нем даже не думал…

— Не правда! Ты никогда меня не понимала!

— ., а теперь вот объявился и говоришь о своих правах!

Сплетницы из клиники как-то раз обсуждали в кафе тяжелую судьбу Дерил — доктор Трименс как раз зашел пообедать. И он волей-неволей знал, почему она растит ребенка одна и как рассталась с бывшим мужем. Поэтому Рэю не составило труда понять, что происходит.

Рэй откашлялся.

Мужчина обернулся и посмотрел на него взглядом, полным боли:

— А… Вы, должно быть, Рикки, ее новый бой-френд…

— Нет, я — Рэй Трименс, коллега Дерил. — Рэй кивнул Сэму Дьюфорту и обратился к его разгневанной экс-супруге:

— Дерил, это Рэй. Пожалуйста, открой, мне надо поговорить с Самантой…

Дверь слегка приоткрылась, впуская Рэя. Дерил стояла в коридоре босая и несчастная, ее веки покраснели, а щеки были мокры от слез.

— И с тобой мне тоже надо поговорить, — добавил Рэй.

— Извини, но ты немного не вовремя. — Дерил торопливо вытерла слезы рукавом голубого свитера.

— Как раз вовремя, — твердо возразил ей Рэй. — Если бы ты знала, какую чудовищную ошибку совершаешь…

— Это не твое дело, — грубо отрезала Дерил. — Прежде чем лезть в мою жизнь, разберись со своей. Что ты знаешь о нас, чтобы изображать из себя адвоката?

— Я знаю больше, чем ты можешь себе представить. — Глаза Рэя наполнились тоской, словно он заново переживал все, что с ним произошло. — Я знаю, что чувствует человек, которому не дают право на то, чтобы исправить ошибку. Что чувствует отец, которого разлучают с ребенком. Я знаю, каково это — жить с ощущением вины и непоправимости произошедшего. Я знаю, что Майклу нужен отец, а Сэму — Майкл. Забудь свои обиды и дай ему еще один шанс. Поверь, что ты ничего не потеряешь, все вы только выиграете. Я испытал это на своей шкуре и знаю, о чем говорю.

Дерил всхлипнула:

— Но он не приходил столько времени…

— А теперь пришел. Значит, он изменился и многое понял. Может быть, со временем ты сможешь простить Сэма, а теперь просто поверь мне.

И позволь ему войти.

Дерил растерялась. Только что она была полна уверенности в своей правоте. Ее злило, что все самые трудные моменты жизни, бессонные ночи, пеленки и детские болезни — все это пришлось на ее долю, а теперь ухоженный и благополучный мистер Дьюфорт заявляется на все готовенькое и предъявляет свои права. Но слова Рэя — а главное, та убежденность, с которой он говорил, — заставили ее задуматься.

Может быть, Сэм действительно понял, насколько виноват перед ними, а может быть, она сама во многом виновата перед ним? Когда рушится семья, всегда не правы оба. «Ты никогда меня не понимала», — в отчаянии кинул ей Сэм.

Если бы она не воспринимала его вечную занятость так трагично, разделяла его интересы и просто проявляла чуть больше терпения, кто знает, смогли бы они избежать развода?

Дерил закусила губу и распахнула дверь.

— Заходи, — тихим голосом сказала она бывшему мужу. — Майкл гостил у моих родителей, Саманта как раз за ним поехала. Через полчаса они будут здесь, и ты сможешь с ним повидаться.

Она представила Сэма Рэю, мужчины пожали друг другу руки. Во взгляде Дьюфорта Рэй прочитал благодарность.

Он отказался от предложенного чая, рассудив, что бывшим супругам надо многое сказать друг другу. Тогда Дерил проводила его в комнату Саманты. Рэй сел в обитое желто-оранжевой тканью кресло, стоящее в углу, и стал рассматривать комнату в ожидании хозяйки.

Обстановка была довольно уютной. На песочного цвета обоях плясали солнечные зайчики, апельсиновое покрывало на кровати подобрано в тон занавескам. Небольшой шкаф для одежды, столик у кровати… Мило, но не слишком шикарно для богатой наследницы. Зато на тумбочке, рядом с будильником, — ваза с большим букетом оранжерейных роз.

Кто это дарит ей цветы? Рэй испытал какой-то непривычный дискомфорт и тут же с удивлением понял, что это — укол ревности.

Он пытался еще раз продумать свой разговор с Самантой, но мысли путались. Его терзал вопрос: не кроется ли в отъезде Саманты иная причина? А если она уезжает не от него, а к другому мужчине? В это трудно было поверить. Она до последнего момента вздрагивала, когда Рэй оказывался рядом, и совсем не выглядела влюбленной в кого-то еще. Но он так мало знал о ней что, если от отчаяния Саманта решила уехать к кому-то из старых знакомых, кто был влюблен в нее и ждал?

Одно радовало Рэя из событий сегодняшнего дня: то, что Дерил послушалась его совета и позволила бывшему мужу наладить отношения с сыном. Он был рад их примирению, но дело даже не в этом. Подсознательно Рэй поверил, что и он может наладить отношения с бывшей женой… чтобы увидеть Дину.

Внизу послышался звонок, голоса, удивленный возглас Майкла…

Рэй немного подождал и спустился вниз. Семейство собралось в гостиной. До приезда Саманты и Майкла супруги успели поговорить и заключить мир. Конечно, у каждого из них теперь была другая жизнь, но у них было нечто общее — их сын. И отныне Сэм собирался принять самое активное участие в его воспитании.

Дерил, успокоившаяся, уже без следов слез, с улыбкой наблюдала, как Сэм возится с Майклом.

Парнишка играл с новым медведем, с любопытством глядя на незнакомца, про которого ему сказали, что это его папа. Этот приветливый мужчина, который на ходу сочинял историю про мишку, ребенку понравился. Теперь им предстояло знакомиться заново.

Саманта сидела рядом с Дерил, радуясь за подругу. Она знала, что теперь жизнь Дерил станет гораздо легче. И дело даже не в том, что ей больше не придется думать, как свести концы с концами, — Сэм неплохо зарабатывает и готов помогать бывшей жене и сыну. Теперь, когда Дерил избавилась от обиды, у нее будет легче на душе.

Она снова станет доверять людям и — кто знает? — может быть, наконец-то согласится принять предложение Рикки.

А значит, Саманте тем более пора уезжать. Дерил больше не нужно сдавать комнату, чтобы заработать побольше денег. Зато ей понадобится комната для гостей, где сможет останавливаться Сэм, приезжая повидать Майкла, а может быть, и новая детская для их с Рикки ребенка…

При виде Рэя Саманта побледнела.

— Саманта, мне нужно с тобой поговорить. — Рэй старался говорить нейтральным тоном, но было заметно, что он волнуется.

— Пойдем в кухню, я как раз собиралась поставить чайник, — пожала плечами Саманта.

Он так настаивал, чтобы она не искала с ним встреч, так твердо убеждал ее, что им лучше не видеться… Саманта проплакала всю ночь, думая, что в понедельник увидит Рэя в последний раз в жизни — да и то затем, чтобы подать ему заявление об увольнении. И вот он опять здесь, настаивает на разговоре. Что понадобилось от нее этому бессердечному человеку, для которого ее любовь — это всего лишь досадная помеха на жизненном пути?

Устроившись за широким кухонным столом, Рэй понял, что заготовленная речь вылетела у него из головы. Он молчал, и Саманта, стоящая у плиты, заговорила первой:

32
{"b":"1457","o":1}