ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но потом родители Фредди решили переехать в Европу — его сестра делала карьеру модели, ее пригласили в Милан. Родные решили ехать вместе с ней, чтобы девочка чувствовала поддержку семьи. Они радостно готовились к переезду, а Фредди сидел с Самантой на чердаке ее дома и вздыхал. Они любили собираться здесь, перебирая старые книги и вещи, принадлежавшие еще ее бабушке.

Влюбленные знали, что им осталось быть вместе всего несколько месяцев… Фредди храбрился и заявлял, что никуда не поедет, убежит из дома, найдет работу, снимет жилье и останется с Самантой. Но так и не решился это сделать. Она тоже не решилась оставить дом, родителей, свою страну и поехать с ним. Когда в аэропорту Фредди прошел стойку паспортного контроля и Саманта потеряла его из виду, она поняла, что теперь всегда будет бояться любить. Ведь это так больно — терять любимых.

Правда, после отъезда Фредди у Саманты был роман во время учебы в академии, но он закончился так же внезапно, как начался. С тем мальчиком у нее ни разу не возникло той удивительной близости и того спокойствия, какие были с Фредди.

Когда Саманта познакомилась с несгибаемым доктором Трименсом, она поневоле стала сравнивать его с мягким и ласковым Фредди. В Рэе не ощущалось такой трепетной нежности. Зато он был способен вызвать настоящую страсть — Саманте было трудно не думать о тех искрах, которые пробегали по ее телу, когда доктор стоял к ней слишком близко. И это становилось настоящей проблемой. Она не собиралась потакать своим сексуальным инстинктам в ущерб здравому смыслу.

Но это не значит, что они с Рэем вообще не должны общаться. Саманта тряхнула головой, заставила себя улыбнуться и энергично вошла в кухню.

— Я нашла фонарики, — сообщила она Дерил. — Куда повесим?

Когда Рэй Трименс жил в Беверли-Хиллс, он часто бывал на вечеринках, хотя и не слишком любил этот способ времяпрепровождения. Известного ветеринара и мужа светской львицы с удовольствием приглашали на сборища кинозвезд и магнатов. Тогда ему ничего не стоило поддерживать разговор с кем угодно и на любую тему.

Но годы уединения сделали свое дело, и теперь он с трудом подыскивал темы для беседы.

Рэй отвык от общества и чувствовал себя на вечеринке довольно неуютно.

Дерил ободряюще улыбнулась новому коллеге и протянула ему блюдо с канапе.

— Попробуйте, не стесняйтесь. Это новый рецепт, я списала его из журнала.

Рэй взял шпажку, на которую были плотно нанизаны кусочки ветчины, сыра, овощей и ананасов, отведал угощение и улыбнулся:

— Интересное сочетание. Вы, случайно, не подрабатываете по вечерам шеф-поваром?

— Пока что у меня и без того забот хватает, — рассмеялась Дерил. — Но если вдруг останусь без работы, то подумаю об этом.

В этот момент в комнату вошла Саманта, и внимание доктора переключилось на нее. Девушка казалась немного растерянной, хотя выглядела потрясающе. Ее вьющиеся каштановые волосы блестели, оттеняя белизну нежной кожи. Серые глаза в обрамлении густых черных ресниц были грустными и задумчивыми, но на четко очерченных губах, покрытых бледно-розовой помадой, застыла улыбка. Над верхней губой девушки внимательный наблюдатель мог заметить небольшую родинку, которая придавала девушке дополнительный шарм.

Доктор подумал, что с того самого вечера, когда он провожал Саманту до машины, у них не было возможности познакомиться поближе. Но деловая атмосфера клиники совершенно не располагала к непринужденным беседам на личные темы: на работе он предпочитал все свое внимание уделять пациентам.

И потом… Рэй чувствовал, что каждый раз, когда эта хорошенькая юная женщина-ветеринар входит в его кабинет, желание зарождается в его теле и грозит перелиться через край. Поэтому он старался не оказываться с ней наедине, чтобы не выдать себя.

Я намного старше и опытнее, думал Рэй. Она, возможно, будет возмущена и испугана, если я проявлю интерес к ней как к женщине. И вообще, хватит женщин в его жизни, от них одни беды.

Саманта оглядела комнату, словно размышляя, к кому из беседующих гостей присоединиться, и ее взгляд остановился на Рэе. Секунду они смотрели в глаза друг другу, потом Саманта потупилась, щеки ее порозовели от смущения, и девушка стремительно вышла, сделав вид, что у нее неотложные дела в кухне.

Рэй расправился со своим канапе и вновь обернулся к Дерил.

— Спасибо. И извините меня, мне надо кое с кем перекинуться парой слов.

— Хорошо, — кивнула Дерил. — Еще поболтаем. — И с блюдом в руке она поплыла к другим гостям.

Рэй нашел Саманту у плиты. Девушка достала очередной противень с печеньем из духовки и перекладывала лакомство на блюдо.

— У вас с Дерил сегодня столько хлопот, заметил Рэй.

Саманта вздрогнула и обернулась.

— Ну что вы, не такие уж это хлопоты. Как вам нравится вечеринка?

— У вас уютно. А на вечеринках я, честно говоря, не был уже несколько лет. Даже забыл, что это такое, когда столько человек собирается вместе, не по работе, а чтобы просто отдохнуть, — признался он.

— В Лапландии вы не устраивали вечеринок?

— Нет.

Повисла неловкая пауза. Доктор Трименс первым нарушил молчание:

— Мне жаль, что я навел вас на грустные размышления тогда… в понедельник вечером. У нас так и не было возможности поговорить об этом.

Вы тогда очень расстроились… Извините. Я совсем одичал в своей глуши, отвык общаться с людьми, иногда могу сказать что-то не то.

Рэй припомнил, что, когда он вернулся в Саммерленд, отец рассказывал ему обо всех произошедших в городке за последние годы крупных событиях. Отец Саманты был известным в городе врачом, а мама — архитектором, и их гибель в автокатастрофе потрясла местных жителей.

Саманта унаследовала все их состояние и теперь могла бы безбедно существовать. Купить себе дом где-нибудь в Малибу, валяться на пляже…

Рэй не понимал, почему она работает в небольшой ветеринарной клинике и снимает жилье у Дерил.

— Вам не надо просить прощения, я понимаю, что вы не хотели причинить мне боль, — ответила Саманта. — Спасибо за сочувствие. Прошло меньше года с тех пор, и я…

В этот момент в кухню вбежал маленький Майкл с пожарной машиной в руках. В честь праздника мама надела на него красивый костюмчик, и Майклу это не слишком пришлось по душе: он предпочел бы обычные джинсы. Пару пуговок на рубашке он уже успел расстегнуть.

— Саманта, я хочу еще печенья, — заявил он. Мама сказала, что можно. Достань мне!

— Подожди полминутки, Майки, оно еще горячее. Остынет, и я дам его тебе.

По тому, с какой нежностью Саманта смотрела на сорванца, было видно, как дорог ей этот маленький человечек. Сердце Рэя дрогнуло, невеселые воспоминания охватили его.

— Можно, я сам выберу? — спросил Майкл. — Я попробовал ромбы и звездочки, а кружочки мне не понравились, они не интересные.

— Может быть, доктор Рэй поможет тебе выбрать? — улыбнулась Саманта. — Доктор Рэй, вам какое печенье больше понравилось — звездочками или ромбиками?

— Звездочками. И ромбиками, — сдавленным голосом произнес Рэй.

Он боялся, что Саманта заметит, что присутствие ребенка причиняет ему боль, заставляя вспоминать о том, о чем он старался забыть.

— Ну что, оно остыло? — требовательно спросил Майкл.

— Пожалуй, да, уже можно, — ответила Саманта и протянула мальчику блюдо с печеньем.

Майкл выбрал себе печенье и весело посмотрел на Рэя.

— А вы хотите печенья?

— Нет, спасибо. Не сейчас, — заставил себя ответить Рэй.

— А потом не будет. Все съедят, — резонно заметил Майкл и умчался, прихватив печенья про запас.

— Доктор Трименс, с вами все в порядке? обеспокоенно спросила Саманта, когда они вновь остались одни.

— Вы же обещали звать меня по имени, — напомнил Рэй.

Как жаль, подумал он. Как она хороша… Нежная, заботливая, красивая девушка. Но слишком юная для него. У этой девочки еще все впереди: хороший муж, куча детишек. А у него позади целая жизнь, полная трудностей, страдания и потерь. Но самое главное, она носит фамилию Симпсон. Богатая наследница успешных родителей — это мы уже проходили. Он просто обязан держаться от нее подальше.

5
{"b":"1457","o":1}