ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я вернулся потому, что пришла пора вернуться, — отрезал Рэй. — Я не хочу, чтобы ты попала в шторм, и отец этого не хочет. И тебе не место ночью в пустом здании. Но учти, предложение исходило не от меня, а от отца. Я просто беспокоюсь за тебя, и все… Я ответил на все твои вопросы?

— Очень откровенно! С тобой просто приятно иметь дело, Рэй, — рассмеялась Саманта. — Ты всегда такой прямой?

— А ты? — парировал «доктор Трименс.

— Я стараюсь быть честной и откровенной, — серьезно ответила она. — Корректнее сказать, надеюсь, что я такая и есть.

— Я вижу, — шутливо прищурился Рэй и подошел к ней на шаг ближе. — «Честной и откровенной». Да, и еще «корректной». Надо запомнить.

Какой-то миг они стояли рядом, улыбаясь и глядя друг другу в глаза. Но вот Рэй посерьезнел и деловым тоном произнес:

— Бери свое пальто, я запру двери.

Пять минут спустя они уже сидели в кабине грузовика. Их бедра и плечи соприкасались, и Саманта дрожала, чувствуя даже сквозь толстую ткань тепло тела Рэя. И почему этот мужчина заставляет ее так трепетать? Она и так с трудом держала себя в руках, зачем же она поехала к нему домой? Саманте уже хотелось сбежать. Прочь, пока он не проник в сердце. Пусть в снежную бурю лишь бы не в бурю страстей!

— Поехали, — сказал Кит и стал выруливать со стоянки.

Дворники усердно счищали снег с лобового стекла: буря и вправду была нешуточной. Снежные комья падали и падали, словно собирались засыпать машину по самую крышу.

Когда грузовик выезжал на трассу, переваливаясь через кучу наметенного ветром снега, Саманту качнуло, и она почти повалилась на Рэя.

Она смутилась и, как только машина выехала на ровную дорогу, сделала слабую попытку отодвинуться. Но нога Рэя по-прежнему плотно прижималась к ее бедру.

Саманта удивилась. Ведь не может быть, чтобы Рэй оказался очарован ею так же, как она очарована им. Она искоса взглянула на него. Мужественный профиль врача казался бы вырезанным из камня, если бы на лбу не блестели бисеринки пота.

Неужели Рэя волнует ее близость?

Но Саманте не пришлось размышлять об этом долго. Дорога оказалась короткой: через несколько кварталов грузовик подкатил к небольшому двухэтажному коттеджу.

Над крыльцом горел фонарь. Слава Богу, в этой части города буря не повредила линии электропередачи.

Рэй открыл дверцу кабины, спрыгнул в снег под обстрел белых комьев и помог выбраться Саманте. Повсюду лежали глубокие сугробы, но к калитке вела расчищенная тропинка, которую еще не успело занести. Когда Саманта спрыгнула вслед за Рэем, она набрала полные сапожки снега. Девушка удрученно шмыгнула носом и подумала, что, когда наконец доберется до дома, ее ноги будут мокрыми и она продрогнет до костей.

Рэй, заметив это, покачал головой и подхватил Саманту на руки.

— Что вы делаете? — запротестовала Саманта.

Но Рэй, не обращая внимания на ее возглас, понес девушку в дом. Саманте казалось, что она плывет над запорошенной снегом землей. Ей не оставалось ничего, кроме как смириться со своим положением и обхватить доктора Трименса за шею, чтобы ему было удобнее ее нести.

— Вам нужны настоящие ботинки, — прокомментировал Рэй, подходя со своей хрупкой ношей к крыльцу и поднимаясь по ступеням.

— Они настоящие, — надула губки Саманта. — Я всю зиму в них хожу.

— Настоящая обувь — это не та, у которой тонкие каблучки, а та, в которой можно пройти по любому бездорожью, — наставительным тоном заметил Рэй.

Ей было трудно согласиться с подобным заявлением. Саманта всегда старалась выглядеть женственно и стильно. У нее была пара высоких теплых ботинок на шнуровке, отороченных овечьим мехом, но она не могла себе позволить надеть их с узкой длинной юбкой, которую выбрала сегодня, когда собиралась на работу.

Правда, сейчас Саманте было не до размышлений об обуви. Рэй нес ее на руках! Девушка ощущала, как он силен, чувствовала его горячее дыхание, прикосновение железных и в то же время осторожных рук. Он перенес ее над снежными заносами так бережно…

На руках доктора Трименса Саманта опять почувствовала себя маленькой и хрупкой. Ей вспомнились комиксы, которые она любила листать в детстве. Супермен в нужный момент появляется из ниоткуда и спасает слабого и беззащитного из самого пекла…

В этот момент Рэй аккуратно поставил ее на ноги.

Они стояли на крыльце, и Рэй внимательно смотрел на свою юную сотрудницу — так, словно увидел ее другими глазами. Ей почудилось, или в его взгляде действительно мелькнула нежность?

— У вас снежинки на ресницах, — сказал он и осторожно провел кончиками пальцев по лицу Саманты. — Кстати, почему вы не носите шапку? Вы же не маленькая, знаете, чем это оборачивается.

— Я же обычно на машине, — прошептала она, готовая растаять от его невинного прикосновения. Кто знал, что начнется метель?

— Что не заходите? Ключи забыл? — поинтересовался Кит, который загнал грузовик в гараж и теперь подошел к ним, по щиколотку проваливаясь в свежий снег.

— Да нет, вот они. — Рэй сунул руку в карман пальто, вынул связку ключей и открыл дверь, пропуская Саманту в жилище. — Добро пожаловать, — продолжил он, зажигая свет в прихожей. Вот наша холостяцкая берлога.

«Холостяцкая берлога» была оформлена просто, без изысков. Уютно и практично. Чистые деревянные половицы, добротная старая мебель, легкая смесь запаха хорошего трубочного табака, книг и морозной свежести, которую они принесли с собой. Библиотека в этом доме, похоже, была собрана немалая: книжные полки висели даже в прихожей.

Оставив пальто на вешалке, они прошли в гостиную. Ее тоже не коснулась современная любовь к модерну. Диван, помнивший лучшие времена, книжные шкафы, пара уютных кресел, одно из которых явно было любимым креслом Кита: оно было покрыто потертым клетчатым пледом, а рядом, на столике, лежали курительная трубка, очки и книга в потрепанном кожаном переплете… Хозяин явно умел ценить вкус жизни и никуда не торопиться. Мягкая мебель стояла так, что сидящий на ней мог с комфортом греть ноги у камина.

— Я не менял здесь ничего со времен пятидесятых. — Кит словно прочел мысли Саманты. Разве что телевизор новый прикупил. Располагайтесь поудобнее. — И он вышел из комнаты.

— Ваши сапожки я поставлю сушиться к камину, — пробурчал Рэй. — Иначе вы в них заледенеете.

Саманта поблагодарила его за заботу и продолжила осматриваться в комнате. На стене висело фото смеющейся молодой пары — цветное фото в темной деревянной рамке.

— Кто это? — поинтересовалась она.

— Моя сестра с мужем, — ответил Рэй, принимаясь разводить огонь в камине.

— Младшая или старшая? — Саманте не хотелось быть бестактной, но ее мучило любопытство.

— Старшая.

— А где они живут? Далеко?

Рэй присел и подбросил в камин пару поленьев.

— Да, далеко. Дороти теперь в Беверли-Хиллс, она модельер. Шьет платья богатым клиенткам.

Сестренка перебралась туда задолго до меня. Саймон, ее муж, тоже родом из нашего городка, они уехали вместе. Он археолог, мотается по всему миру с экспедициями. Дети — близнецы, учатся в Гарварде. На фотографии Дора и Саймон сразу после свадьбы, еще до рождения детей. — По лицу Рэя прошла черная тень.

— Вы добились успеха. Родители могут вами гордиться.

Глядя, как пламя пляшет в камине, Рэй задумчиво произнес:

— Мама прививала нам уверенность в том, что мы можем добиться в жизни многого, стоит только захотеть. Она умерла еще до того, как я уехал из Саммерленда, но она точно знала, что я не буду сидеть сложа руки.

Он тоже знает, как это тяжело — потерять близкого человека, подумала Саманта. Она пережила это дважды — после расставания с Фредом и после аварии. И теперь ощущала в Рэе родственную душу.

— Но ваш отец, наверное, рад, что вы многого достигли, — поправилась она, лишь бы что-то сказать.

— Подсаживайтесь к огню, согрейте ноги, предложил Рэй и после небольшой паузы ответил на ее вопрос:

— Я, если честно, понятия не имею, что об этом думает отец и думает ли вообще. А мои представления о ценности успеха претерпели серьезные изменения за последние несколько лет. — Он нахмурился.

7
{"b":"1457","o":1}