ЛитМир - Электронная Библиотека

И, наконец, ревность, о которой пишут почти так же много и так же несуразно, как о любви. Этот вид собственнического инстинкта проявляется, когда у человека отбирают то, что он считал своим. И, если речь идет действительно о собственности, будь то вещь, право голоса или, скажем, научная тема (интеллектуальная собственность), то это здоровый инстинкт. Он побуждает человека бороться с несправедливостью, отстаивать свои права.

Но: ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЧЬЕЙ-ТО СОБСТВЕННОСТЬЮ. Собака может, попугай может, а человек — нет. И даже не потому, что сейчас не рабовладельческие времена и нет крепостного права: это и тогда было мерзко. Тем более, что и попугай, и собака — тоже личности, которые не понимают отношения к себе как к вещи.

В этом-то и заключается еще одна и очень большая ошибка. Многие люди ощущают приливы ревности по отношению к своему партнеру или ребенку, даже не отдавая себе отчета в том, что ведь они смотрят на него как на вещь, как на свою законную и неотчуждаемую собственность. А он на самом деле никакая не собственность, — он сам по себе человек и имеет право выбора.

Поэтому мерзки и недостойны человека жалобы вроде: «Какое он имеет право уходить от меня к другой» или «Какое она имеет право отбивать у меня мужа!» Или даже: «Какое право он (ребенок) имеет не слушаться меня!» Увы, имеют. И он, и она, и ребенок — такие же люди, как вы, и речь здесь идет об их свободном решении, а вовсе не о чьем-то покушении на вашу собственность. Вы же сами оставляете за собой право выбора? Так почему этого нельзя другим?

Ах, вы не оставляете себе такого права? Вы считаете, что должны свято соблюдать семейный долг? Что ж, дело ваше. Опять-таки имеете право. И это, кстати, еще не худший вариант.

Худший — это когда собственник начинает мстить. О, сладость мести! Сколько тут вариантов! Вся мировая литература на этом построена.

Беда лишь в том, что месть с любовью несовместима. Если ревность еще может соседствовать с любовью — в конце концов, все мы не ангелы, в жизни все бывает, и укол ревности служит нам напоминанием, что пора «почистить» свою душу, — то появление даже маленького желания отомстить означает, что любви уже нет ни в каком виде, иначе она ни за что бы не допустила у вас такого желания. А раз любви нет, то вам лучше разойтись по-хорошему и потом попробовать начать все сначала — скорее всего, с другим человеком и в другом месте.

Но и тут опять же действует закон экзамена: если вы не учтете этих ошибок, то история повторится…

И, коли уж мы с вами цитировали здесь древних греков и христианских святых, вспомним в заключение прекрасные слова о любви, принадлежащие еще одному святому — апостолу Павлу: Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, любовь не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; любовь все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит.

Любовь никогда не исчезнет с лица земли, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится…

А теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше.

1-е Послание к Коринфянам, гл. 13.

Брак вчера, сегодня и завтра

Хорошую вещь браком не назовут.

Народная мудрость.

Слыхали такую присказку? Так вот, она — тоже неправда. Точнее, это как посмотреть. Посмотрим исторически.

Брак как священный союз мужчины и женщины возник в незапамятные времена, когда наши предки жили в пещерах и ловили ящериц на завтрак. У племени всегда был жрец или вождь, который произносил что-то вроде «объявляю вас мужем и женой» и призывал благословение богов на головы брачующихся. Бывало и проще: воин приносил к себе в шатер пленницу, эскимос приводил за руку девушку из соседнего племени и объявлял, что «будет ставить чум», древний грек кормил избранницу зернами граната — обряды могли быть самые любые. Все равно считалось, что боги благословили их союз, а дальше — «плодитесь и размножайтесь».

Кроме того, у древних племен существовали разные варианты брака. У одних женщина могла иметь нескольких мужей, у других мужчина имел право содержать столько жен, «сколько он сумеет кормить и одевать». Лишь христианство внесло в это дело некоторый порядок, закрепив правило: один-один, то есть, по-научному говоря, моногамию. А у мусульман, например, и до сих пор считается нормальным, если мужчина кормит, одевает и ублаготворяет нескольких жен — были бы силы.

У новейших племен (Европа, ХХ век) возобладала иная тенденция: женщины стали требовать равных прав, прежде всего избирательных, а потом и прочих, стали подавать в суд на мужчин за harrasment, то бишь сексуальные домогательства (США), хотя может ли живой мужчина обойтись без сексуальных домогательств?

(Нормальные люди называют это флиртом.) Дошло до того, что феминистки, как их называли, стали возмущаться, если мужчина подавал им пальто в раздевалке — это, мол, есть нарушение их права самим надевать пальто. Маятник качнулся в другую сторону.

Где же золотая середина?

Есть еще одна народная мудрость, которая гласит: браки заключаются на небесах. Это значит, что, когда «душам двум случилось стать одной», это было необходимо по каким-то неведомым нам космическим соображениям, то есть их союз уже сам по себе благословен богами — независимо от того, произнес ли жрец какие-то слова или нет (достаточно просто «поставить чум»): резонанс-то есть! А он тоже появляется не зря. Судьба, одним словом.

Именно поэтому, в частности, в цивилизованных странах за последние полтора века возобладал гражданский брак, то есть просто запись в ЗАГСе без религиозной церемонии (священники всех религий до сих пор злятся по этому поводу, потому что лишились дохода), а то и вообще без записи — насчет этого существуют путаные, но в целом прогрессивные параграфы гражданского законодательства, признающие и такой брак законным. Впрочем, и религиозные церемонии не совсем вышла из моды — в силу красоты и торжественности обряда, особенно в России после освобождения от атеизма.

Однако и церковный, и гражданский брак до сих пор, в сущности, основывается на законах, принятых еще в Римской империи. Времена давно изменились, сознание людей изменилось, а законы — нет. Не удивительно, что браки распадаются все чаще и чаще. Причем вовсе не из-за возросшей «греховности» людей, как любят говорить церковники. А из-за того, что все на свете устаревает.

Мало ли было у древних хороших изобретений? Боевая колесница, эвклидова геометрия, гребная галера. И все же рано или поздно им на смену должны были прийти новые.

Если в предыдущую эпоху главной целью брака было сохранение чистоты общины от «чужих» — католик должен был жениться только на католичке, истинный ариец — только на истинной арийке, — то новая эпоха требует объединения, стирания всяческих религиозных, национальных и идеологических границ, свободу выбора для всех и каждого, а в социальном плане — брак по договору.

Такой брак уже практикуется во Франции, Германии и некоторых других странах.

Партнеры заключают договор, в котором оговаривается все, что их волнует — распределение прав и обязанностей, доходов-расходов, кто будет воспитывать ребенка и даже кто из родителей возьмет декретный отпуск (вот, кстати, хорошая вещь: у них отпуск по уходу за ребенком может взять и мужчина, а женщина в это время будет ходить на работу), или, например, категорическое желание жены, чтобы муж не ложился в постель в носках. И, само собой, условия раздела имущества и сумма компенсации в случае, если «не сошлись характерами». Тогда по истечении контракта, заключаемого, допустим, на год, два или пять лет, они по-хорошему расходятся и не имеют друг к другу никаких претензий.

11
{"b":"14592","o":1}