ЛитМир - Электронная Библиотека

— А чего это твой так на меня смотрит? И давно это с ним? Ей-богу, с ним что-то не в порядке…

Помимо ревности, зависти и банального собственнического инстинкта здесь может играть роль еще и злорадство — в тех, конечно, случаях, когда им удается «отбить» вас у мужа: «Ага, вот она опять не досталась ему, чужому!» Вслух это, конечно, не проговаривается, даже не осознается.

Но чувствуется.

А дальше все просто: если вы хоть чуточку поддались на эти провокации, если вы — неосознанно, конечно! — признали мужа «чужим», а маму и подругу — «своими», и готовы отдать свое время и свое "Я" им, а не ему, то вы уже можете назначать дату развода. Не потому, что муж не одобрит эту вашу позицию (его это как раз мало волнует, он этого, скорее всего, даже не заметит), а потому, что она, эта позиция, свидетельствует о вашей неготовности и неприспособленности жить вместе с ним.

В самой глубине вашего подсознания должно сидеть понятие о том, что муж — это и есть ваш единственный «свой», первый и главный, что только он надежен, а все остальные — и мама, и подруга, — нет. И он-таки будет надежен — до тех пор, пока вы в него верите, и пока вы не станете подрывать его надежность вечными позывами к маме и подруге. В последнем случае их провокации, накапливаясь, могут привести в действие механизм освобождения мужчины «из-под глыб», как однажды выразился Солженицын, и тогда горе глыбам.

А мама и подруга вас потом все равно подведут, так или иначе, даже если вы, идя у них на поводу, разведетесь. Когда у той и у другой появится новый муж или хотя бы любовник, им до вас будет ровно столько же дела, как китайскому мудрецу Конфуцию до дохлой черепахи. И тогда уже вы будете просить их принять вас хотя бы на пару минут, чтобы потом часами морочить им голову. Но мужа-то у вас тогда уже не будет!

Так что, если уж вы добыли себе мужчину, то надо держать его крепко, не отдавая никаким мамам и подругам.

Родители и дети

Что ж, люди остались такими же, как были… Вот только квартирный вопрос их испортил.

Воланд

Конфликт «отцов и детей», памятный нам по роману Тургенева, на самом деле вечен. И дело тут не в том, что «дети пошли нынче такие несносные», или «предки никогда ничего не понимают», — вещь-то это на самом деле естественная, хотя и мало радостная.

При этом все сознают, что мир не стоит на месте. Он меняется не только с каждым веком, но и с каждым десятилетием, а в наше время еще быстрее: вспомните, сколько событий произошло у нас в стране за последние годы и даже месяцы. Однако «сознают» это обычно лишь абстрактно, а приложить это сознание к своему конкретному примеру почему-то никто не догадывается.

Происходит же на самом деле вот что. Возьмем любую пару конкретных молодых людей (к вам это тоже относится, сколько бы лет вам сейчас ни было). Люди рождаются, учатся, открывают для себя мир — заметьте, тот мир, в котором они живут в данное время, в период становления собственной личности, — а потом продолжают жить дальше. Но период становления личности очень короток, он начинается в 14-15 лет и заканчивается в 25-30, а то и раньше.

И вот личность установилась и больше уже не меняется. А мир?..

А мир идет своим чередом, проходит десять лет, потом двадцать, тридцать, и вот он уже здорово изменился; у бывших молодых людей рождаются свои дети, которые тоже начинают открывать мир для себя — но это уже новый мир, не тот, в котором жили их родители. А те этого даже не заметили!

И однажды эти новые дети, до сих пор верившие родителям беззаветно, вдруг обнаруживают, что те не видят ничего из того принципиально, совершенно и абсолютно нового, что вошло в мир за эти годы. То есть видят, конечно, но думают, что это всего лишь детали, а в принципе мир остался все тем же. Хотя на самом деле мир именно изменился в принципе, а детали тут как раз не важны.

Сравните хотя бы мир до изобретения пороха с пушками и после. Или мир докомпьютерный и компьютерный.

В этом-то и заключается главная ошибка. Самое смешное, что тридцать лет назад с ними, то есть с бывшими молодыми, происходило то же самое, но они этого уже не помнят. И вот они, искренне озабоченные судьбой теперь уже своих детей, пытаются предостеречь их от ошибок, дать совет или призвать, наконец, к послушанию, совести и благодарности.

Эта моя последняя фраза содержит практически весь список родительских ошибок (если не сказать резче), посредством которых они целенаправленно и годами, хотя и бессознательно, портят отношения со своими детьми до тех пор, пока те сами не порвут последние связи — или не начнут жить отдельно.

Разберем эти ошибки подробнее. Итак: что думают родители, и как обстоит дело в действительности: а) Надо предостерегать детей от ошибок. Нет, не надо: во-первых, потому, что родители совершали свои ошибки в другую эпоху. В новую эпоху ошибками будут не те поступки, а совершенно иные. Во-вторых, никто и никогда не учится на чужих ошибках — человек должен сделать свои, прежде чем он научится понимать что-либо.

б) Надо давать детям добрые советы. Нет, не надо. Эти советы опять-таки будут продиктованы условиями того времени, когда складывалась родительская личность. Но времена изменились, и в новое время цена этим советам — грош с дыркой: те способы решения проблем, которые годились тридцать лет назад, нипочем не подойдут ко дню сегодняшнему.

Кроме того, никогда нельзя ни к кому лезть со своими советами — однако большинство родителей считает себя вправе (или, того хуже, обязанными) открыть рот и высказаться. Тебя не спрашивают, так молчи. «У каждого свое горе величиной с верблюда», как говорят на Востоке, так что человеку нужно прежде всего поразмыслить самому, как справиться со своим верблюдом, и лишь потом он может позволить себе выслушать чье-то мнение по этому поводу или высказать свое.

Вот когда ребенок спросит, когда он попросит у тебя совета, тогда ты действительно обязан напрячь всю свою память и опыт, чтобы подсказать что-либо. А до тех пор — молчи, родитель! Пусть несуразность жизни твоих потомков тебя дезорганизует, пусть тебя мучает вопрос, что с ними будет — молчи! Твои слова ничему не помогут, а помешать могут слишком многому.

Лучше представь себе, что твой ребенок — вовсе никакой не ребенок, не «частичка тебя самого» (что ведет, кстати, к патологическому разрастанию инстинкта собственника) и не новая модель самого тебя же, на которой ты можешь исправить свои былые ошибки, — а беженец из пораженных войной краев, которому ты дал приют на какое-то время, такой же человек, как и ты, но чужой, отдельный, которому пока просто меньше повезло: дай же ему возможность прийти в себя, найти себя и утвердиться в этом. Не мешай ему своим вечным присутствием и назойливым участием в его делах. Наоборот, научись отсутствовать, «стань тенью», как писал Алексей (Николаевич) Толстой, и зарой свой гнев под порогом своей же хижины.

в) Кстати о гневе. Существует еще одна родительская иллюзия: надо призывать детей к послушанию.

Эта максима отлично работала во времена Римской империи, когда право патроната («отец — самый главный») способствовало сохранению порядка в обществе. Они тогда все так думали. Или возьмите Россию времен наших прадедов, когда отец или мать за детей решали, кому за кого выходить замуж.

Но сегодня-то времена другие, сегодня «послушание» как принятие детьми шаблона поведения, выработанного энное количество лет назад и никоим боком не соответствующего новейшему времени, для них смертельно. И много ли радости будет родителям, если их ребенок погибнет, тщетно пытаясь подражать образцам, давно отжившим?

Почитайте «Комсомолку», где историй про детей, выбросившихся из окна, более чем достаточно.

У того же А.Н. Толстого есть очень поучительный (для его времени) рассказ «Гнев отца», сегодня выглядящий просто садистским. Как вы думаете, откуда у нас столько самоубийств среди молодежи?

13
{"b":"14592","o":1}