ЛитМир - Электронная Библиотека

Выбор следующей установки, которую вам надлежит закрепить в своем подсознании, зависит от вашего ясихоти-па. Людям психически слабым, неуверенным в себе, быть , может, склонным к инфантильности на первых порах подходят наиболее жесткие самонастрои; последние мы можем порекомендовать и спортсменам-силовикам, и бойцам различных сп ед подразделений, и работникам охранных структур. (Подробнее об этом — в книге В.В.Щлахтера «Человек-оружие»). В общем-то, установки данного типа поначалу полезны практически всем, за исключением разве что душевно больных людей (с маниакальными психозами или паранойей). При выборе для себя подходящего настроя вам следует принять во внимание и тот факт, что, уж коли вы этим занялись, значит, вас заинтересовала эта книга. А отсюда вытекает, что вы непременно интроверсированы, хотя бы периодически.

В общем, жесткая формула для самокодирования может быть такой: Я безразличен, безэмоционален. Я — сверхчеловек. Ничто в этом мире не может вывести меня из равновесия. Меня окружает биологическая масса, назначение которой — выполнять мою волю. Любой биологический объект должен мне подчиниться. Я в это верю твердо, свято, нерушимо.

Итак, произнеся формулу установки (желательно, вслух), вы погружаетесь в состояние пустоты и добиваетесь реального ее ощущения. Уделив этому какое-то время ежедневно, вы, безусловно, добьетесь того, что установка закрепится в вашем подсознании, в вашей нервной системе. А это самое важное.

Пожалуй, подскажем вам одну хитрость, которая многим облегчит реализацию внутреннего безмолвия, когда формула настроя уже произнесена. Проговаривая слова, вы как бы запускаете их в пространство, а затем просто вслушиваетесь в него, стремясь уловить эхо. Это действительно очень легко.

Следующая установка, на наш взгляд, чрезвычайно важна. Более того, это уже не просто установка, но, с точки зрения психооператора, охотника за силой, это — непреложная истина, в соответствии с которой он и выстраивает свою жизненную стратегию. Чтобы ее понять, давайте сопоставим нашу жизнь, скажем, с шахматной партией. Допустим, противник выигрывает вашу беленькую пешку, взяв ее своим чернущим конем. Вы раздосадованы, вы даже злитесь. Тем не менее, вы, вероятно, и не подумаете разозлиться на этого самого коня. Ибо за всеми маневрами черных фигур на доске стоит сознание и воля вашего соперника. Вы играете именно с ним, а не с конями, слонами и пешками.

Почему-то в случае с игрой этот факт для нас очевиден, но в своей жизни мы от нею упорно отмахиваемся и никак не хотим его признать. Между тем, в жизни наш единственный соперник — это сама Жизнь, а все одушевленные ею слоны или даже ферзи, о которых мы спотыкаемся, на самом-то деле — просто пешки, которыми она, воистину, мастерски манипулирует. Правда, есть у нас еще один противник, который играет с Жизнью в паре. Это — Смерть. Но она влияет на игру лишь в той степени, в какой мы ее боимся. В принципе, Смерть может сделать лишь один реальный ход, объявив нам окончательный «мат». И потому толтеки временно (вплоть до этого самого хода) берут ее в советники и контролеры своих действий.

Есть мрачный анекдот. Просыпается некто, разумеется, человек, а рядом с ним сидит Смерть. «Ты кто?» — вопрошает он. «Я — твоя смерть»., — отвечает Смерть. «И что теперь?» — интересуется человек, а Смерть его успокаивает: «Теперь ничего!»

Итак, покуда мы живы, наш единственный противник — Жизнь. Ее игра — всегда без правил. А значит, и нам не стоит обременять себя таковыми. Бессмысленно также кого-то ненавидеть или презирать и вообще отягощаться эмоциями. Чтобы быть достойными своего воистину могущественного соперника, мы должны раз и навсегда принять для себя это настроение воина, это настроение охотника за силой, который на жизненных просторах противостоит самой Жизни.

В меру своих способностей мы только что попытались передать вам стратегический настрой воина. Вероятно, в начале пути целесообразно внедрять его в подсознание в форме подходящей установки. Однако мы не беремся таковую для вас формулировать, поскольку в данном случае для каждого из вас требуется подобрать какие-то свои особые слова. Полагаем, что с этим вы теперь справитесь лучше нас.

Поскольку в этой главе нам уже пришлось всерьез затронуть самокодирование, то мы решили заодно рассказать вам еще об одной удивительной форме работы с подсознанием, связанной на этот раз с глубоким проникновением в него. Речь пойдет об установлении связи с архетипами. В «Психодинамике колдовства» мы уже коснулись вскользь этой темы, когда рассказывали о работе с так называемыми даймонами бессознательного, или же с особыми нашими личностями из наиболее темных глубин подсознания, которые и по облику, и по характеру могут быть вовсе не похожи на людей. В отличие от даймона бессознательного архетип не есть, так сказать, сугубо личное наше достояние, ибо одновременно принадлежит коллективному бессознательному, или же ноосфере, (Мимоходом заметим, что своими представлениями об архетипах мы во многом обязаны Карлу Густаву Юнгу, некогда создавшему превосходный труд «Архетип и символ».)

По сути архетип есть некий обобщенный образ, существующий в подсознании очень большой и относительно однородной (по традициям, культуре, религии и т.п.) группы людей (эгрегор). К примеру, у всех христиан (и у мусульман, кстати, тоже), включая даже самых что ни на есть закоренелых атеистов, чья культура, тем не менее, основана на христианских традициях, существует подсознательный образ Падшего ангела, или же Демона.

Перечислим основные архетипы, которые могут вам пригодиться.

1. Уже упомянутый падший ангел, или демон. Это может быть и падший бог или даже полубог из какого-либо языческого пантеона. К примеру, образ титана Прометея эллинов можно отнести к этому же архетипу. Его превалирующие черты: грусть, высокомерие и гордыня, скептицизм, разочарованность во всем и вся., всезнание,

2. Герой, богатырь, супермен. В русских былинах это — Илья Муромец. Основные его качества: сила, стойкость и отвага, способность преодолеть любые препятствия, выстоять во всех испытаниях.

3. Маг, чародей, колдун, целитель, философ, учитель. Это может бьпъ и какой-нибудь индийский гуру, тибетский лама или японский сэнсзп. И искуснейший психооператор — его же модификация. Прерогатива этого архетипа — духовное могущество.

4. Великий воин. У этого образа огромное множество модификаций от гомеровского Ахилла до агента «ноль-ноль-семь». Это излюбленный архетип практически всех «силовиков», проходивших специальную психологическую подготовку у одного из авторов этой книги. Человек, достаточно полно воплотивший данный образ в себе, обретает удивительные способности. К примеру, он может метко стрелять из какого-то оружия, о котором прежде толком и не знал. Или же легко поднимет в воздух вертолет, хотя до этого видел таковой разве что на экране.

5. Дракон. У восточных народов (в частности, у китайцев) это мифологическое существо — символ универсального могущества (змеиная гибкость, тигриные когти, птичьи крылья и т.п.). Для европейцев дракон — свирепое чудовище, воплощение зла, так сказать, в чистом виде.

6. Мать-земля. Этот архетип можно считать модификацией соответствующей первостихии, но с важным нюансом.

Если в первостихии «земля» нас, прежде всего, интересует ее прочность, инертность, устойчивость, то в архетипе «земля» нас привлекает в основном могучая жизненная сила, питающая все живое. Нам известен пример, когда некий мужнина, страдавший тяжелой формой сахарного диабета, навсегда избавился от этого недуга (а заодно, кстати, и от прочих), научившись отождествляться с образом матери-земли,

7. Великая любовница (любовник). Для женщин это может быть сама Афродита или же прекрасная Елена, или любая из обольстительниц, прославившихся в веках. Для мужчин — конечно, дон Жуан, Казакова или какой-то иной знаменитый литературный герой. Специфику их могущества вам, вероятно, не нужно растолковывать.

27
{"b":"146","o":1}