ЛитМир - Электронная Библиотека

Экспериментируя с этой психотехникой, один из авторов «Искусства доминировать» буквально средь бела дня проник в охраняемое учреждение, посетил там зал для заседаний, в котором, кстати, было полно народу, даже полистал на одном из столов какие-то документы и потом свободно удалился. Как все это было, он, естественно, потом не помнил. Не вспомнили о его визите и люди из учреждения. Но телекамера зафиксировала все действия «невидимки».

Возвращаясь к стратегии лидера и агента внедрения, — не правда ли, у этих парней между собою немало общего? — напоследок сообщим вам еще одно правило. Не рассчиты вайте никого перекроить на свой вкус и даже не пытайтесь заниматься этим безнадежным делом. Лучше уделяйте побольше внимания подбору своего окружения. Между прочим , это — следующий аспект стратегии воина, который всегда осознанно формирует собственное окружение. И, уж, во всяком случае, не следует далее множить вокруг себя число тех, кто вам попросту мешает жить. В связи с этим нам припомнилась одна вполне современная притча; ею мы и закончим главу. Некий любитель животных подобрал на помойке щенка и притащил его домой. А там уже отмыл и отскреб его до блеска и, разумеется, до отвала накормил. Но на следующий же день щенок снова удрал на помойку, где живо вывалялся в грязи и опять нахватал блох. В общем, так у них и пошло: любитель животных ловит бродяжку, моет и кормит, а тот при всяком удобном случае норовит навестить родные Пенаты.

Вывод из этой истории не имеет альтернативы: помойка — не то место, где следует искать друзей.

Глава 7. Безмолвное слово как щит и меч

Любому лидеру необходима специальная психологическая защита — возможно, в большей даже степени, нежели эти дюжие молодцы с квадратными затылками, на которых нынче такая мода. И чем крупнее лидер, тем мощнее должна быть у него защита. Представляете, сколько злобы, проклятий, зависти, негодования, обид и прочих эмоций и чувств из того же семантического ряда постоянно сконцентрировано на таком человеке! А любая негативная эмоция — не столь уж безобидная штука, как это может показаться. Существует примета: если у вас горят щеки или уши, значит, кто-то вас ругает. А почему, спрашивается, ругает, а не хвалит? Да, потому что именно негативные эмоции создают в нашей психике мощный импульс, способный оказывать реальное воздействие.

Итак, побеседуем о негативных программах, связанных с завистью, с ненавистью, быть может, с проклятьями — в общем, со всей этой специфической эмоциональной аурой, которая приклеена к любому преуспевающему человеку прочнее его собственной тени. Начнем с зависти. Говорят, что она разрушительна, причем именно для того, кто ее испытывает. Только верно ли это? Ведь ни один завистник, кажется, до сих пор еще не измерил количество собственных нервных клеток, потерянных в результате очередного приступа зависти той или иной интенсивности.

Во-первых, не всякая зависть так уж черна. Представьте, что вы увидели, как некто великолепно крутит на перекладине «солнышко», а вы можете выполнить на этом гимнастическом снаряде одно-единственное упражнение под названием «лягушка в лапах садиста». Разумеется, вы позавидуете счастливцу, который умеет делать нечто такое, что недоступно вам. К чему же это вас подтолкнет? Вероятно, некоторые из вас (впрочем, числом не более, чем один на сотню) ринутся в гимнастический зал, а остальные в очередной раз разобидятся (пусть и мимолетно) на этот несовершенный мир.

Увы, слишком часто в жизни нам приходится выслушивать нечто подобное: Смирись и признай, что тыне самый-самый… Но данная установка вступает в противоречие с тою, что дана нам изначально: Аз есмь, что в переводе на современный язык означает: Я есть самый-самый — уже потому, что это Я. Такое «ячество» пронизывало человеческое подсознание уже в те благословенные деньки, покуда в Эдеме (;оитала всего одна пара млекопитающих думающего вида. В общем-то, с появлением второй пары и возникла на свете зависть. Правда, поначалу то была исключительно белая зависть. Стоит, наверное, пояснить: белой мы условно назвали зависть к каким-либо способностям, знаниям или навыкам ближнего; эта форма зависти обычно не несет негативных установок и не запускает разрушительных механизмов. Она не приносит никому вреда, даже и в том случае, когда выражается в неискреннем восхищении или, напротив, в пренебрежении, допустим, такого типа: «Подумаешь, двести пятьдесят кило в рывке! Зато у меня в школе была „пятерка“ за таблицу умножения!»

Иное дело — зависть к чужому успеху: к должности, к богатству, к авторитету и т.п. Такая зависть может быть разрушительна, потому что именно она индуцирует мощнейший эмоциональный импульс, способный запустить негативную программу в подсознании объекта зависти. Если вы пристально всмотритесь в судьбы тех «счастливцев», которые чего-то добились в этой жизни, то, возможно, поразитесь, насколько все они несчастны. С другой стороны, в большинстве своем такие люди несчастны уже изначально, и их успех в жизни — лишь следствие их же душевных терзаний.

Был у нас один знакомый москвич, человек еще молодой, но уже, по скромному определению, очень даже не бедный. Причем свое немалое состояние он сколотил самостоятельно; что называется, с нуля, не вступая при этой р серьезные конфликты с законом. Просто у мужика здорово «варила» голова; и не просто «варила», но работала исключительно на то, каким образом из ничего сделать деньги п как их потом сохранить и преумножить. Однажды — дело было в узком дружеском кругу — кто-то из его приятелей сострил. Дескать, у тебя в голове извилины крутятся как от лаженный печатный станок: шевельнутся — доллар, крутанутся — сотня. И тогда этот российский нувориш поведал нам душещипательную историю своей юности. В семнадцать он был, по собственному выражению, непозволительно гол, весел, счастлив и глуп; глуп потому, что воспринял всерьез отношения с одною из своих сверстниц Поначалу та, вроде бы, ответила ему взаимностью, а потом вдруг выскочила замуж за человека чуть ли не вдвое старше себя, и далеко не такого веселого, зато неплохо обеспеченного материально. Позже она растолковала юноше, какими именно соображениями руководствовалась, делая выбор Ну, а тот перенес для начала легкую форму маниакально-депрессивного психоза, и в итоге вознамерился преуспеть г; жизни любою ценой.

Б общем, механизм, некогда запущенный в подсознании этого человека, так и не остановился, да и вряд ли когда либо остановится. Причем «включила» его все та же зависть ~ зависть нищего юноши к преуспевающему мужчине, которому в жизни достается все. Такая зависть могла бы «сработать» и по-другому (вполне возможно, что частично она все же «сработала» и негативно). В этом случае победителю, в подсознание которого зависть побежденного внедрила негативную программу, завидовать не стоит. Это — как в «бородатом» анекдоте.

Молодой американец видит, как его сверстник лихо запрыгивает через борт в роскошный «родстер», и думает: «Вот, заработаю кучу денег — куплю себе такой же». В аналогичной ситуации оказывается англичанин и думает… Впрочем, англичанину вообще не положено думать, поскольку на улице это неприлично. Вы наверняка догадались, что теперь очередь за нашим с вами соотечественником. Итак, он видит ближнего в роскошном автомобиле и реагирует по-своему: «Ну, ворюга! А где тут кирпич?!»

К сожалению, объекту зависти зачастую бывает вовсе не смешно, ибо есть в этой эмоции мощная разрушительная сила. Особенно впечатляюще может действовать произнесенное слово. Но слово не простое, а исходящее из неимоверных глубин психики, из немыслимого мрака подсознания. Вероятно, у многих наших читателей бывало такое: под влиянием какой-то сильной эмоции вы непроизвольно что-то произносите, а потом думаете: «Я ли это сказал?! Точно бес какой-то эти слова из меня выплеснул. Как бы теперь чего не вышло…» И ведь случается — и, как правило, что-то очень неприятное, даже из ряда вон выходящее …

37
{"b":"146","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Моя жизнь в его лапах. Удивительная история Теда – самой заботливой собаки в мире
Наследство Пенмаров
Зови меня Шинигами
Прощальный вздох мавра
Бородатая банда
Девушка Online. В турне
Всё началось, когда он умер
Из ниоткуда. Автобиография
Глиняный колосс