ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Не ходи, не ходи туда – там ад!» – кричали вслед ей женщины. А Каринэ не слушала: смелая была, да и не давали ей покоя дети – пить хотели, плакали.

А в пещере – дэв… Увидел дэв Каринэ, заскрежетал зубами:

«Сколько голов у тебя, отродье человеческое, что в мое жилье входишь?»

«Я пришла горсть воды зачерпнуть для наших умирающих детей… Позволь, что тебе стоит?» – сказала Каринэ.

Тут дэв защелкал зубами и захохотал. Ведь всегда, когда с человеком беда случается, дэву радостно.

«Вот я сейчас покажу тебе воду!.. Ты мои тайны узнать хочешь? Погоди-ка, я тебя на растерзание орлам отдам!» – заревел на нее дэв. И в самом деле, взял и повесил Каринэ вместе с кувшином на верхушку этого дуба… Трудно, что ли, дэву? Захочет – рукой до неба достанет.

Женщины, сидевшие под деревом, в ужасе схватили своих детей и, напрягая последние силы, бежали из этого проклятого места. На дерево налетели орлы, заклевали девушку. Кувшин же так и остался там, чтобы люди видели и знали, что в ад не так-то просто ходить – не на мельницу!..

Наивный рассказ старика вызвал у ребят улыбку, а Асмик шептала взволнованно:

– Какая смелая Каринэ, какая добрая!..

– Нет, дедушка, об аде и говорить нечего. Какой ад, что ты еще выдумал! – покачал головой Армен. – По-моему, вот как кувшин попал на дерево… Века назад по нашей стране прошли завоеватели-турки. Они жгли и разоряли села, и население бежало в горы. В те годы это дерево было в возрасте Грикора… нет, Асмик… Беглецы, уходившие в горы, утомлялись и понемногу бросали свои тяжелые ноши. Вот и кувшин этот оставила, наверно, какая-нибудь старушка. Повесила на молодое дерево, думая, что, может быть, еще вернется и возьмет его. Но долго-долго сюда не возвращались люди. Дерево росло и все выше поднимало кувшин. И, когда люди наконец увидели его, он стал уже старым-престарым и ни на что не годным, а дуб – высоким, как сейчас.

– Так оно и было! – весело захлопала в ладоши Асмик. – И дэв тут ни при чем.

– Как – ни при чем? А это что? Видишь, как он обозлился! – И Грикор, смеясь, показал на молнию, сверкнувшую над Черными скалами.

Небо, как это часто бывает в горах, вдруг потемнело, собрались мрачные тучи, загрохотал гром. Эхо ущелий удесятерило и гулко повторило его.

Асмик вздрогнула и прижалась к Камо.

– Ну чего ты испугалась? Простой молнии? И позабыла все, чему учили тебя в школе?

ПОД УТЕСАМИ ЧЕРНЫХ СКАЛ

Ребята вышли из-под выступа скалы, куда они спрятались от грозы. Снова все вокруг дышало миром, небо прояснилось, сияло солнце.

Со стороны ущелья по Черным скалам проходило несколько параллельных длинных выступов-карнизов, словно морщины на лбу у старика.

Показав деду на один из этих карнизов, Камо спросил:

– Дедушка, куда ведет та каменная тропинка?

– Тропинка эта посреди скалы обрывается. А вон над ней другая. С той тропинки можно увидеть гнездо дэвов.

– Ну, тогда за мной! – скомандовал Камо и легко, как дикая коза, начал взбираться на указанную дедом тропку.

За ним последовали Грикор и Асмик. Шествие замыкал Армен.

– Не ходите, ребята, попадете чертям в лапы! Что же я родителям вашим отвечу! – в ужасе закричал дед и побежал вперед, пытаясь остановить детей.

– Дедушка, ты границу перешел, границу! – в притворном испуге вскинул руки Грикор.

Все засмеялись.

Старик вернулся к дереву. Он был бел как полотно. Дрожащими от волнения губами он только и мог крикнуть вслед ребятам:

– Вниз не глядите – голова закружится! Не глядите вниз!

Но ребята и сами не смотрели вниз. Они шли, прижимаясь к скале, по ее левой стороне, где вдоль каменистой тропинки попадалось много впадин и пещер – убежищ диких коз.

Камо шел уверенно, твердыми шагами и подбадривал товарищей. Армен, неохотно согласившийся на этот опасный поход, шел сзади и охранял Грикора и Асмик. Грикор, пожалуй, и пошутил бы, как всегда, но мешал страх: вот-вот подведет больная нога… В одном месте он споткнулся в едва не полетел в пропасть. Вовремя удержался, уцепившись за выступ. Асмик перепугалась:

– У меня чуть сердце не выскочило!

– Нога моя, неладная, мешает, – печально оправдывался Грикор.

– Иди осторожнее, – упрашивала его Асмик. – А то за ручку поведу.

Чем дальше они шли, тем уже становилось ущелье. Черные скалы и скалы Чанчакара всё сближались и наконец почти сошлись. Каменные стены, с одной стороны черные, с другой – рыжие, почти отвесно спускались в глубокую пропасть. Тропинка оборвалась. Дорогу преградил высокий гребень.

На берегу Севана - pic_9.jpg

Ребята остановились и прислушались.

Из глубины Черных скал доносились странные звуки, действительно похожие на глухие стоны, а камни под ногами, казалось, вздрагивали, как будто где-то в недрах утесов, очень глубоко, работала мощная динамо-машина.

Пещера, издревле носившая название «Врата ада», находилась по ту сторону гребня, и отсюда ее не было видно.

Прижавшись к скале, ребята внимательно осматривали противоположные склоны Чанчакара.

Там были разные пещеры – и большие и маленькие. Пропасть, разделявшая две скалы, была так узка, что пещеры на той стороне были ясно видны – так, как с верхнего этажа высокого дома видны широко открытые окна такого же высокого дома на другой стороне узкой улицы.

Вдруг Камо обрадованно вскрикнул и показал товарищам на один из рыже-красных утесов. Там перед входом в одну из пещер виднелись очертания каких-то овальных предметов.

– На карасы [7]похоже! – взволновался Камо.

– Пчелы, пчелы, Камо! – закричал Армен. – Погляди, какое множество пчел!

– Где, где?

– Вон, гляди. Они влетают и вылетают из карасов: это их ульи.

Дикие пчелы, жужжа, вылетали из пещер и расщелин и черными тучами носились над рыжими утесами Чанчакара.

– Ох, сколько же, наверно, меда в этих ульях! – возбужденно говорил Грикор. – Будь у меня сейчас жердь метров эдак в двадцать, намотал бы на ее конец тряпку, ткнул в один из этих кувшинов – и назад… Как вы думаете, сколько бы я меда добывал каждый раз?.. Поглядите, поглядите – лопата охотника Каро!.. Тут каждая дыра полна меда!.. Камо, мне от радости танцевать хочется, да боюсь в ущелье свалиться.

– Не радуйся сверх меры, а не то действительно свалишься. Пожалуйста, Грикор! – в страхе сказала Асмик.

Осматривая скалы, ребята заметили еще одну пещеру, в которой тоже виднелись какие-то предметы. Из пещеры выступало наружу гладкое бревно, а чуть поглубже стоял большой котел.

Все взволновались еще больше.

– Люди… здесь жили люди! – горячился Камо. – Но как, каким путем они проникали сюда?

– Настоящее гнездо дэвов. Что здесь человеку делать? – смеясь, сказал Грикор. – Дед правду говорит: дэвы… И пчельник дэвий…

– Вот если бы сюда складную пожарную лестницу подвести и перебросить через пропасть, – фантазировал Армен, – лестница достала бы до пещеры.

– Да, – вдохновился Камо, – это был бы мост, настоящий мост!

– Вот, бедный Грикор, и пройди по этому мосту со своей хромой ногой, – печально проговорил Грикор.

Услышав разговор о мосте, Асмик, в первый раз за все их путешествие по выступу скалы, наклонилась и посмотрела вниз.

– Ох, какая пропасть! – в ужасе отшатнулась она. – Идем назад!

– Ну как же я пойду назад? – притворно захныкал Грикор. – Я от запаха меда совсем одурел. Как же я уйду, меда не попробовав?

Полные необычайных впечатлений, они молча возвращались по той же тропинке.

На обратном пути Камо нашел старую, заржавленную ружейную гильзу и взял ее с собой.

Дед Асатур нетерпеливо ожидал их, сидя в тени старого дуба.

Увидев ребят, он очень обрадовался.

– Живы? Здоровы? Ничего не случилось? – спрашивал он волнуясь. – Ну, чудо, прямо чудо – в самое логово сатаны забрались и вернулись целехоньки!

Дед был потрясен. Ребята чувствовали, что их поступок сильно пошатнул у старика веру в темные силы.

вернуться

7

Карас – большой кувшин с широким горлом.

23
{"b":"1464","o":1}