ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В детстве Камо часто останавливался и подолгу смотрел на работу каменотесов.

Извлеченный на поверхность, туф мягок, как дерево, его распиливают алмазными пилами, обтесывают топорами. Можно сбить гвоздями два камня в один.

Камо вспомнил, как, еще маленьким, он без труда поднимал кусок туфа в половину своего роста – так легок этот камень.

Однажды он спросил отца:

«Скажи, айрик [8], разве из такого легкого камня можно строить дома? Не развалятся они?»

Отец улыбнулся:

«Туф мягок лишь тогда, когда его только что достали из земли. С годами он твердеет, и стены из него стоят крепко…»

Камо продолжал осматривать город.

Ниже Еревана вырос в Араратской долине новый промышленный город, с рядами огромных построек, с благоустроенными рабочими поселками, сбегающими к ущелью реки Зангу. Одна за другой протянулись вдоль реки электростанции. По медным проводам они несли силу реки Зангу воздвигнутым в Араратской долине хлопкообрабатывающим фабрикам, консервным заводам, насосным станциям.

Электричество здесь поднимает воду озера Айгер-гёл на вершины холмов, а оттуда сбрасывает ее вниз, и вода бежит по каналам, орошая плантации хлопка и виноградники.

Зангу приводит в действие почти все промышленные гиганты, фабрики и мастерские республики. А сила Зангу – это сила вод озера Севан, накопленная в нем в течение веков.

* * *

Камо прежде всего зашел в редакцию республиканской пионерской газеты. Он давно был ее корреспондентом.

Девушка, у которой Камо спросил, можно ли видеть редактора, показала ему на дверь, ведущую в соседнюю комнату.

За огромным столом сидел, склонившись над газетой, молодой человек. Это был редактор.

Зазвонил телефон. Редактор снял трубку. Увидев Камо, он показал ему рукой на кресло.

Пока редактор говорил по телефону, Камо рассматривал его. Высокий лоб, черные волосы, темно-карие глаза и уверенный голос этого человека ему очень понравились.

– Вы откуда? – спросил редактор у Камо, положив трубку.

– Я ваш корреспондент Камо. Из села Личк на Севане.

– А, из Личка? Знаю, знаю…

Редактор с удовольствием поглядел на стройную фигуру мальчика, на его мужественное, покрытое темным загаром лицо.

– Ты выглядишь боевым парнем, – сказал он. – И, корреспонденции твои всегда боевые. Ну как, отпускают вам корм для ваших птиц?

– Отпускают.

Редактор улыбнулся:

– Ну что еще? Какие там еще загвоздки, у вас на ферме? Или что-нибудь новое придумали?

Камо обстоятельно рассказал ему о походе на Чанчакар, о пещерах и о том, что они там видели. Редактор, выслушав Камо, сказал:

– Ах, как интересно! Жаль, нет времени – сам бы приехал поглядеть, что это за Чанчакар. который смеет сопротивляться таким ребятам, как вы. Вся жизнь юного натуралиста должна заключаться в борьбе с природой.

Узнав, зачем Камо приехал в Ереван, редактор куда-то позвонил и сказал, что ему необходимо альпинистское снаряжение.

Собеседник, по-видимому, уклонялся от положительного ответа. Темные глаза редактора сердито вспыхивали.

– Откуда у пионеров деньги? Снаряжение дадите мне и от меня же получите обратно… Ну вот, это другое дело… Так, так… – одобрительно покачал он головой.

Наконец, положив трубку, редактор с удовлетворением сказал:

– Пойдешь и все получишь.

Затем, вызвав секретаря, он распорядился:

– Выслушайте и запишите рассказ этого юноши и подготовьте в газете страницу, посвященную птицеводческой ферме, организованной пионерами села Личк… А ты, Камо, напиши и сам статью, чтобы мы ее могли послать в «Пионерскую правду». Пусть об опыте пионеров села Личк узнает весь Союз.

Камо расспросили и записали его рассказ. Потом мальчика сфотографировали и направили в Комитет по делам физкультуры. Там ему выдали необходимое снаряжение.

В тот же вечер Камо повели во Дворец пионеров, где ему пришлось рассказать о ферме диких птиц.

Через два дня Камо возвращался домой на колхозной машине. Он вез веревочную лестницу, палки с крючьями, «кошки» и другие предметы, которыми пользуются альпинисты. С ним был также и свежий номер пионерской газеты, на первой странице которой, под крупным заголовком «Дела юных новаторов села Личк», была напечатана большая статья. В центре статьи был помещен портрет Камо.

КАК ПОПАЛИ ЛЮДИ В ПЕЩЕРЫ ЧАНЧАКАРА

Армен всю ночь проворочался в постели – впечатления минувшего дня не давали ему спать. Можно было с уверенностью сказать, что и другие герои нашей повести провели неспокойную ночь.

На утро следующего дня Армен с Грикором пришли на ферму. Асмик не было – она повела птенцов к пруду, на дне которого осталось немного мутной воды. Жара усиливалась. Вот уже с месяц не было дождя, и речка, протекавшая около села, высохла. Высыхал и пруд, вырытый отрядами школьников-пионеров.

Птенцы водяных птиц выросли – пришла пора подрезать им крылья. Гусята были более подвижны, проворны и решительны, чем птенцы домашних гусей. Несмотря на то что их опекали Анаид и Асмик и охранял дед Асатур, гусята вздрагивали от каждого подозрительного звука и настораживались – сказывался природный инстинкт дикой птицы. Но в пруду они вели себя так же, как и домашние гуси: «разговаривали» на своем гусином языке, порой шипели сердито, гоготали. Водяные куры-лысухи появились на свет покрытые светло-бурым пухом, с крылышками, отороченными по краям белыми пятнышками. Теперь цвет их начал заметно меняться. Они мало-помалу темнели и начинали походить на своих мамаш. Преобладающий тон их был аспидно-черный, равномерный, только более густой на голове и шее и светлый на груди и брюшке. Резко выделялись на общем темном фоне светло-красные глаза. Цвет своих родителей принимали постепенно и остальные питомцы фермы.

Воды в пруду было мало, и все птенцы в нем не умещались. Они теснились и оспаривали друг у друга лучшее место.

К Асмик подошли Армен и Грикор.

– Как ты думаешь, – спросил Армен, – должны ли мы сидеть без дела до возвращения Камо?

Асмик вместо ответа подняла за ножки издохшего утенка.

– Не волнуйся, Асмик, скоро наш ячмень созреет, – попробовал успокоить ее Армен.

– Да, «не волнуйся»… А сам ты сколько воды из пруда выпустил на ячменное поле?.. Как же я утят теперь выкупаю?.. А какие они хорошие! И как их жалко!

– Да ведь ячмень сохнет, – оправдывался Армен. – И потом, ведь этот ячмень для них же… Я не думал, что речка так быстро высохнет… Ну, да слезами тут ничего не поделаешь!

– А ты поди-ка на озеро, погляди, как там живется родственникам наших утят и гусят, как они пищат от радости, купаясь и играя в воде. Ты только на их перышки посмотри, как они горят! А наши просто запаршивели… – говорила Асмик.

Подошла Анаид.

– Армен, дорогой мой, мало у меня было бед, вы еще одну на мою голову свалили! – мягко упрекнула она мальчика. – Асмик с весны не знает ни сна, ни покоя. Только и слышу: «Ай, птенцы мои без воды остались! Ай, коршун летит, птенца унесет!..» Сядет ворона на телеграфный столб, а она уже: «Ах, она такая-сякая! Знаю, зачем она там уселась, о чем думает: птенца унести норовит!..» И зачем вы только эту ферму устраивали!.. А теперь еще и пруд высох… Как же быть?

– Ничего, тетя Анаид, не тужи. Если уж очень плохо станет, прирежем всех, съедим. Что касается этого, ты не беспокойся, – пошутил Грикор. – Ты лучше скажи: можно Асмик пойти с нами на Чанчакар?

– Эй, паренек, какие у девочки на Чанчакаре могут быть дела?.. Третьего дня вы ее тоже куда-то водили – только башмаки растрепала.

– Какие у нас там дела?.. Разве можно спокойно здесь сидеть, когда из пещер Чанчакара мед так и течет!.. Идем, Асмик.

– Дело не только в меде. Мы должны узнать, каким путем поднимались в пещеры люди, должны найти способ добыть древние вещи, оставшиеся в пещерах, – рассудительно пояснил Армен.

вернуться

8

Айрик – ласкательное от слова «айр» – отец.

25
{"b":"1464","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сплетение
Путь журналиста
Calendar Girl. Долго и счастливо!
Личный тренер
Ночной Охотник
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Хочешь выжить – стреляй первым
С правом на месть
Дикий