ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Необыкновенные ульи, привезенные с Чанчакара, были помещены в одном из углов колхозной пасеки.

Председатель Баграт сказал деду Асатуру:

– Язык диких животных лучше всех ты, дедушка, понимаешь. Тебе я и поручаю заботу об этих пчелах. Вреда от них не будет, а польза – безусловно.

Дед Асатур раскрыл корзины и выпустил пчел на волю.

Пчелы вылетели и сейчас же окружили карасы.

– Теперь каждая пчела по запаху найдет свой улей, свою семью, – сказал Арам Михайлович.

У отверстий кувшинов произошло немало боев, пока пчелы размещались в своих гнездах.

– Почему пчелы избрали жильем кувшины? Неужели у наших предков были такие ульи? – спросил Армен у Арама Михайловича.

– Твое предположение, что люди поднялись в пещеры по дереву, а потом не смогли оттуда выбраться, мне кажется верным. Однако думать, что они взяли с собой пчел и держали их в кувшинах, было бы ошибкой. Просто, когда в пещерах не осталось людей, семьи диких пчел, роясь, начали устраиваться в таких удобных квартирах, какими оказались для них эти кувшины.

Через несколько дней пчелы уже принялись за работу и летали в поля за нектаром. Грикор учился у деда Асатура ухаживать за ульями. Изредка, подпрыгивая на здоровой ноге, он подбегал к изгороди фермы и поддразнивал Асмик:

– Вы только поглядите на ее грязных птенцов!.. Ты бы лучше пчел разводила, чтобы мед давали, сладкий мед!

КАМЕНЬ ИЗ ПЕРСТНЯ ПОЛКОВОДЦА АРТАКА

Дед Асатур возился со своими необъятными ульями-карасами, наводя в них порядок.

Однажды, вырезая ножом старые, почерневшие соты, прилипшие к стенке одного из кувшинов, он наткнулся на какой-то твердый, облепленный воском комок. Счистив воск, старик увидел зеленоватый камень величиной с яйцо ласточки.

«Красивый какой! Я подарю его Асмик, обрадую девочку», – решил дед и положил камень в карман своего архалука.

На следующий день он пришел на ферму. Вид множества диких птиц развеселил его.

Дожди последних дней оживили речку. Пруд был тоже полон прозрачной горной воды. По его гладкой поверхности весело скользили гусята, наполняя воздух шумным гоготом. Вперемешку с ними в пруду плавали, купались, ныряли десятки птенцов других диких птиц, самых разных пород, словно их собрали сюда на выставку.

К пруду подошла Асмик и начала кормить своих любимцев. Завидев ее, гусята и утята опрометью бросились к берегу. Они хлопали крыльями, гоготали, крякали, давили друг друга и жадно хватали корм, который горстями бросала им девочка.

– Ты погляди, погляди, дедушка, что они делают! – в восторге крикнула Асмик, увидя деда. – Смотри, как они меня окружили – прямо как домашние!

– Да-а… Они и в самом деле свой дикий нрав забывают… Ну, вот тебе подарок за такую хорошую ферму, – сказал дед и протянул Асмик камень.

– Какой красивый! – обрадовалась девочка и сейчас же помчалась показать камень Армену. – Постереги моих деток, не уходи, дедушка, я сейчас вернусь! – крикнула она убегая.

– Дедушка Асатур подарил мне камень, погляди, какой красивый! – сказала Асмик Армену.

Армен, осмотрев камень, удивленно поднял брови:

– Ох, не изумруд ли это? Такой камень, по-моему, стоит десятки тысяч.

Девочка испугалась:

– Десятки тысяч?!

– И еще погляди, на нем узор какой-то и буквы вырезаны.

– Буквы?.. Дай посмотреть! В самом деле… Что это может быть?

– Оставь камень у меня. Я покажу Араму Михайловичу, он скажет, что это такое.

Девочка неохотно согласилась.

Дома Армен рассмотрел камень в лупу и подскочил от радости. Вот так открытие! На камне были вырезаны орел и мелкая подпись под ним. Одно слово Армен разобрал: «Артак». По краям камня были крошечные углубления – он, вероятно, был раньше прикреплен к чему-то.

Зажав камень в кулак, Армен побежал к учителю.

Осмотрев камень, Арам Михайлович с волнением сказал:

– Перстень-печать, которой полководец Артак много веков назад скреплял свои указы. Это важная для науки находка. Где ты взял этот камень?

– Дед Асатур подарил Асмик.

– Дед – охотник. Вероятно, нашел где-нибудь в горах.

Армен поспешил к старику:

– Дедушка, откуда у тебя этот камень?

– Под пустыми сотами нашел, в карасе.

– И ничего другого там не было? – спросил Армен.

– Ничего. Отдал бы, если бы что нашел.

Позже, встретив Камо, Армен рассказал ему о находке деда.

– В пещерах Чанчакара, несомненно, укрывался полководец Артак со своими людьми. Иначе, как мог попасть туда этот камень? Ведь это его печать, и она не могла быть в чужих руках, – предположил Камо.

С такими перстнями люди не расстаются до самой смерти, – сказал Армен. – Мы, наверно, не всё там нашли.

– Да, но все найденные нами вещи могли принадлежать только простым людям. Во всяком случае, мы не нашли в пещерах ни одного предмета, который подобало бы иметь полководцу, – возразил Камо.

– Ты говоришь о вещих, но разве в них дело? Если перстень с печатью был там – значит, там был и Артак. Вот что я думаю.

– Давай, Армен, еще раз обыщем все пещеры. Может быть, найдем и еще что-нибудь, – предложил Камо.

Ничего не сказав учителю, они ушли на Чанчакар без него. В их сердцах, как и в каждом юном сердце, горело желание самим сделать такое открытие, которое поразило бы всех.

НАХОДКА В КРУГЛОМ ГРОТЕ

На следующий день рано утром Армен, Грикор и Камо стояли на вершине Чанчакара. У разоренных гнезд еще носились пчелы. Мальчики с большим трудом спустились по веревочной лестнице в самую большую пещеру.

На этот раз они решили осмотреть все повнимательнее. Когда проходили по узкому коридору, ведшему в «Пещеру постелей», Грикор вдруг остановил Камо:

– Погляди-ка, здесь слева есть дыра, будто нора барсучья.

При слабом свете карманного фонарика они увидели узенький проход. На стенах его еще были заметны следы лома, когда-то пробивавшего здесь путь обитателям пещеры.

Камо скользнул в эту щель.

– За мной, ребята! – распорядился он. – Только ползком.

Не успели они влезть в проход, как послышался стон Грикора:

– Ох, этот проклятый камень! Слеп он, что ли? Не видит, что человек идет!..

– Что такое? Стукнулся лбом?

– Ну да. Да еще какой крепкий камень, будь он неладен!

Камо и Армен рассмеялись. Удивительный парень этот Грикор: больно ему, а он все шутит! Они не знали, что у Грикора сейчас из глаз текут слезы, а на лбу выросла большая шишка. Какие тут шутки! Но юмор у Грикора был врожденным, и без шутки он говорить не мог.

Пройдя несколько метров по узкому коридору, ребята вышли в небольшой грот. Выбитые в скале ступени вели в новую, большую пещеру. Она была круглой формы и с куполообразным сводом. Фантастические, словно лепные фигуры, покрывавшие потолок и стены пещеры, придавали ей сказочный вид. Цветные, прозрачные, они, казалось, были творением гениального художника.

Ребята в изумлении разглядывали эту чудесную природную лепку.

– Они, вероятно, из извести и разных минеральных солей. Их растворяла вода, и раствор стекал на стены, а потом застывал. Так и образовались эти причудливые фигуры – сталактиты, – сказал Армен.

Неожиданно Грикор вскрикнул и, не в силах выговорить ни слова, молча показал в угол пещеры.

Ребята посмотрели, и ужас овладел ими: они увидели там два сидевших плечом к плечу скелета. На черепе у одного из них был шлем, ослепительно сверкавший драгоценными камнями. Под шлемом зияли глазные впадины, страшным оскалом зубов щерилась челюсть.

– Не бойтесь, это человеческие скелеты, – сказал Камо. – Вот мы и нашли хозяина перстня – Артака, – показал он на скелет в блестящем шлеме. – А это – жена полководца.

Камо тронул дорогое ожерелье на шее другого, небольшого скелета. Оно ярко блеснуло в сумраке пещеры.

Внимательно осмотрев скелеты, Камо нашел торчавший между ребер скелета мужчины тонкий, узкий кинжал с рукоятью, усыпанной камнями.

31
{"b":"1464","o":1}