ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А где же? – спросил Камо. – Ведь все утки устраивают свои гнезда в камышах и болотах.

– Вот в том-то и дело, что все устраивают, а красная утка не устраивает.

– Но где же?

– Вон там, в утесах Дали-дага.

– В утесах? Утка – в утесах, вдалеке от воды? – изумился Армен.

Не меньше были удивлены и остальные ребята.

– Почему же не у воды? Ведь у воды удобнее: вылупятся утята – и прямо в воду. И корм тут же, – сказал Камо.

– Откуда я знаю! – явно набивая себе цену, ответил дед. – Книг я не читаю. Где мне ума набираться, неученому!

– Ученые говорят, что красная утка иногда строит гнезда среди камней, вот только не помню, почему… Не знаешь ли ты, дедушка? – подмигнув товарищам, спросил Камо.

– Откуда им знать, ученым? – обрадовался дед возможности изложить свои взгляды (он не замечал, что, слушая его с интересом, ребята, все же многому в его рассказах не верят). – О таких делах им нужно у нас, охотников, узнавать, а потом писать… Как же иначе? Шутка, что ли – шестьдесят лет поля и горы топчем, ноги сбили… Вы ведь все эту утку видели и знаете, что она рыже-красная с головы до ног и боязливее других. Эта птица знает, чего боится. Цвета своего. Знает, что лиса, дикий кот, выдра ее сразу заметят… Вот я и спрошу у вас теперь: может ли красная утка высидеть на яйцах в камышах более двадцати дней?

– Враги ее сейчас же увидят! – поспешила ответить Асмик.

– Молодец! – похвалил ее дед. – Если бы она не несла яиц в утесах, то на свете давно бы не было красной утки… А если вы хотите, чтобы на вашей ферме были красные утки, вам надо на Дали-даг взобраться, на утесы, – добавил он.

– Ну что же, устроим ферму? – нетерпеливо спросил Камо.

– Я отдаю все, что собрала, – застенчиво сказала Асмик.

– Спасибо, но этого мало. Мы должны открыть настоящую, большую ферму, по крайней мере на несколько сот птиц.

– Да это будет курам на смех! Кто же видел ферму диких птиц? – вмешался Грикор.

– Не видели – увидят! – решительно сказал Камо. – Мы весь свет удивим нашими птицами! Мы, дедушка…

Камо не договорил. «Болт… бо-олт… болт!..» – зловеще взревел «вишап» на озере.

Ребят точно холодной водой окатило. Они посерьезнели и задумались.

– Ну что ж, мы так и не узнаем, что это за рев? – с досадой пробормотал Камо. – Нет, узнаем!.. – И, обернувшись к товарищам, он сказал решительно: – Во что бы то ни стало мы должны раскрыть эту тайну. Плывем прямо туда, где этот черт орет!.. Едем!

Старика восхищала отвага внука. «Небось кровь охотника Асатура течет в его жилах!» – думал он, глядя на Камо. Но предрассудки, унаследованные от предков, ставили его в тупик перед необъяснимыми явлениями природы, и он сказал:

– Ну его, это дьявольское озеро! Не связывайтесь с ним, ребятишки, не ваше это дело.

Однако Армен и Камо уже направились к лодке.

– А ты что же, не хочешь с нами? – крикнул Камо Грикору. Вид у Грикора был печальный.

– Как же я телят брошу? Пастух-то их на меня оставил.

– Да вон он идет, – махнул Армен рукой в сторону тропинки, ведущей к селу.

– О! – обрадовался Грикор. – Вот вовремя!

Асмик смотрела умоляющими глазами на уходивших ребят.

– Возьмите и меня! – крикнула она. – Я не буду бояться.

– Ну, едем… – нерешительно произнес Камо и посмотрел на деда.

Старик был очень смущен.

Вслед за всеми в лодку прыгнул и Чамбар.

Камо и Армен, придерживая лодку, поджидали Грикора. А он, подойдя к деду Асатуру, выпрашивал селезня на шашлык.

– Возьми, возьми, – сказал дед. – Тебе, Грикор, только бы о еде и думать!

– Дедушка, – крикнул Камо, – ты не беспокойся, мы скоро обратно! Скажи тете Анаид, что Асмик с нами.

Асатур, стоя на берегу, истово осенил ребят крестным знамением.

Это рассмешило всех в лодке.

– Ну, уж теперь сатане нас не одолеть, – попробовал пошутить Грикор.

Ребята улыбнулись, но все же чувство страха незаметно прокрадывалось и в их сердца.

Не испытывал его только пятый участник экспедиции – Чамбар. Он рвался и визжал от нетерпения, думая, наверно, что едет на охоту.

Дед Асатур, загородив глаза от солнца ладонью, долго смотрел вслед лодке, уплывавшей в глубины Гилли. В безмятежном покое севанского утра звонким хрусталем звучали ясные детские голоса, доносившиеся до старика с лодки. Ребята пели сочиненный Арменом «Гимн юных натуралистов села Личк»:

Ты загадочно, Гилли!
Много тайн ты стережешь:
То чуть плетешься вдали,
То, как зверь, в горах ревешь.
Но мы вырвем навсегда
Тайны у твоей волны:
Рев и бурная вода
Комсомольцам не страшны!
Что ревешь ты, что с тобой?
О Гилли, откройся нам!
Расскажи, колдун какой
Стихнуть не дает волнам.
Мы плывем вперед быстрей.
Весла над водой блестят.
И заклятья прежних дней
Комсомольцев не страшат!

– Не дети, а львята! Настоящие львята… – бормотал дед, покачивая головой.

В глазах его светилась мягкая, теплая улыбка. Старику нравилась смелость детей и любовь их к природе, которую он сам так любил. Ведь недаром же он был охотником…

В СКАЗОЧНОМ ГОРОДЕ

– Армен, следи по карте. По ней мы поплывем и назад вернемся, – сказал Камо. – Только надо отметины по пути делать, а не то и с картой заблудимся.

Камо и Грикор гребли. Армен развернул карту и, смотря в нее, правил рулем.

Озеро, по которому плыла лодка, было не более километра в окружности. Берега его покрывали густые тростниковые заросли, и человеку, впервые попавшему сюда, могло показаться, что это и есть все Гилли. А это был лишь один из многочисленных бассейнов этого удивительного озера.

Вот лодка как будто подошла к берегу, но за стеной покрывающих его камышей, словно за стеной соседнего двора, слышен шум водяных птиц – шелест их крыльев и плеск воды.

– Жаль! – сказала Асмик. – Я думала, мы долго плыть будем, а теперь что же – надо назад?

– Почему? Тут Гилли не кончается, а только начинается, – поднял голову Армен. – Вот погляди, сколько таких озер на карте. Всё Гилли из них состоит.

– Как же все-таки быть? – спросил Грикор. – Назад податься?

– Мы поплывем вдоль берега – с его восточной стороны должен быть проход в другой бассейн, – сказал Армен.

Камо и Грикор снова взялись за весла, и лодка медленно заскользила вдоль желто-зеленого берега.

Зеленая стена казалась нескончаемой. Но вдруг в ней открылось что-то вроде входа, и Камо ввел лодку в узкую протоку. С обеих сторон ее естественной изгородью поднимались высокие камыши.

В этом коридоре-протоке было до того тесно, что мальчики не могли, грести. Став посреди лодки, Камо работал одним веслом, попеременно загребая воду то слева, то справа.

Верхушки камышей, сойдясь, образовали над протокой арку, не пропускавшую солнечных лучей, и вода здесь казалась черной, как чугун, и мрачной. Но вот коридор свернул налево, и перед ребятами открылось новое озеро.

Это озеро было меньше первого, но такое же солнечное, ясное, смеющееся. Серебряное зеркало его в рамке ярких золотисто-изумрудных зарослей было покрыто стаями птиц.

Гуси, утки, гагары и другие птицы, завладевшие озером, увидев лодку, всполошились и с гоготом поднялись над водой. Воздух наполнился шумом крыльев.

Чамбар не выдержал. Он вскочил, бурным лаем выразил свою радость и долго не мог успокоиться, повизгивая и облизывая губы красным языком.

– Ах, какое чудесное озеро! – воскликнула Асмик. – Поглядите-ка только, какое красивое!

– Да! – отозвался Грикор, жадно поглядывая на кишащие дичью камыши и глотая слюнки. – Сколько здесь вкусного!.. – пошутил он.

6
{"b":"1464","o":1}