ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ох, и дел же вы наделали, Камо-джан! – восхитился старик, наконец уразумев, что произошло. – Уж на что умный человек был покойник Каро, и то не разобрался бы…

– И кум твой Мукел тоже бы ни за что не разобрался, – засмеялся Камо.

Заливисто засмеялась и Асмик. Ее очень забавлял этот «кум Мукел» с его неоспоримым для деда Асатура авторитетом. Кум Мукел был тем бездонным источником, из которого старый охотник постоянно черпал примеры житейской мудрости.

На берегу они нашли рыбачью лодку и, сдвинув ее в воду, поплыли по бесконечным протокам и бассейнам озера к памятному качающемуся островку.

– Помнишь, сколько яиц мы собрали на этом острове полтора года назад! – сказала Асмик Камо.

– Помню, конечно, – кивнул головой Камо. – Только не сорвался ли он со своего «якоря» и не стал ли из качающегося плавучим, этот наш островок?.. Как много уток, дедушка, но они почему-то не летают. Дай-ка ружье, – протянул он руку, – я их сейчас пугну… Странно, почему они не летают? Птенцы, что ли, неоперившиеся?

Обилие уток пробудило в Камо охотничьи инстинкты. А Чамбар, высунув красный язык, визжал и нетерпеливо рвался из лодки.

– Удивительное дело – на воде ни одной утки, все в камышах! Должно быть, утята, – предположила Асмик.

– Дай мне ружье, – еще раз попросил Камо.

Но дед не дал ружья.

– Нельзя, – сказал он. – Это не птенцы, а отцы и матери. Они сейчас линяют, меняют перья, а без пера они летать не могут. Таких стрелять нельзя, жалко… И погляди, как все умно устроила природа. Птицы-матери только тогда перо меняют, когда птенцы подрастут в сами начнут себе хлеб добывать. Мать тогда свободна – забот не стало, может и о себе подумать…

Но вот они добрались до качающегося островка. Дед и Асмик высадились, а Камо поплыл дальше. Чамбар остался с ним в лодке.

* * *

Расстанемся ненадолго с Камо и поглядим, чем занят другой отряд наших юных натуралистов, ушедший на Черные скалы.

Добравшись до зубчатой вершины, ребята подвязали себе на плечи мешки с соломой, сняли башмаки, чулки, выше колен подвернули брюки и по веревочной лестнице спустились в пещеру – прямо в вытекавшую из нее воду.

Первое ощущение было похоже на ожог. По спине пробежала дрожь, тело покрылось пупырышками – такой холодной была эта вода, рожденная тающим снегом горных вершин. Но это не смутило ребят, и они отважно двинулись вперед, освещая путь слабым пучком света электрического фонаря.

Бурный поток воды сбивал их с ног. Стены пещеры были мокры и скользки и представляли ненадежную опору. Однако ребята преодолели все препятствия. Не остановила их и мощная масса воды, несшаяся из прохода в глубине пещеры. Первым вошел в это отверстие Сэто, за ним последовали Армен и Грикор с Артушем. Мокрые с ног до головы, они наконец попали во вторую пещеру и, найдя здесь сухой клочок земли, остановились, чтобы передохнуть.

– Умно мы сделали, Армен, – заметил Грикор, – что расширили этот проход. Иначе мы остались бы здесь в плену. Ты, как ученый, видишь будущее…

– Вы расширили? – спросил Артуш. – Значит, вы с самого начала знали, что добудете воду и она вот через это самое отверстие и пойдет?

– Да, по многим признакам мы давно пришли к этому твердому убеждению, – серьезно, тоном настоящего ученого ответил Армен.

– Ну, только я не из тех, кто в плену остается! – продолжал свое Грикор. – Я бы воткнулся в эту дыру и закупорил ее. Вода наполнила бы пещеру и выбросила меня силком… как шампанское – пробку.

– План гениальный, но немного запоздал, – тем же серьезным тоном отозвался Армен.

А Сэто сказал смеясь:

– Вылетел бы вместе с водой – и головой в пропасть!

– Ого, прыжок был бы замечательный, да еще без парашюта… Ну, начнем, уже время. Не то Камо заждется нас, со скуки на что-нибудь заглядится – опять по шею уйдет в болото.

Они подошли к устью потока. Вода, стекавшая из горного озера, с вершин Дали-дага, со страшной силой ударялась о стены бассейна, образованного взрывами аммонала и динамита, бешено кружилась, бурлила, взбивая пену, и, вырвавшись на поверхность, стремительно неслась к выходу из пещеры.

Такой грохот стоял в этом темном подземном мире, такие таинственные шумы раздавались во всех углах пещеры, что ребятами овладел необъяснимый страх. То ли водоворот этот страшный их поглотит, то ли, не выдержав ужасных сотрясений, рассыплются скалы и погребут их под собой…

Положив на землю мешки с соломой, ребята сидели на них и при тусклом свете электрических фонариков смотрели на бешено бурлящую воду.

– Ну, что же мы должны делать в этом аду? – не без страха спросил Сэто.

Армен встал, подошел к бассейну и, осветив фонариком одну из его стенок, сказал:

– Видите это заделанное отверстие? Раньше вода уходила в него, уходила в глубины горы. После того как Камо в последний раз взорвал здесь скалу, вода изменила течение и пошла так, как теперь. Потом из колхоза пришли мастера и заделали эту дыру цементом. Сейчас мы должны опять ее открыть и снова направить воду по ее прежнему пути.

– Осушить канал?! Лишить село воды?.. Да что ты!.. Что скажут о нас? За кого примут?

– Обо всем этом мы уже договорились с товарищем Багратом. Сейчас вода колхозу не нужна. Сегодня обойдутся, а завтра дыра снова будет заделана.

– Да, но отверстие это выше уровня воды. Она не пойдет в него больше, – сказал Артуш.

– Ну, это пустое дело. Мы заложим камнями выход из бассейна, вода в нем поднимется и начнет поступать в прежний сток, снова пройдет под горой и вольется в Гилли, а там ее будет ожидать Камо с аппаратом в руках, – наконец открыл товарищам тайну их похода на Черные скалы Армен.

– А если вода пойдет не в Гилли, а совсем в другую сторону? – спросил Сэто.

– Может случиться… Но именно затем, чтобы узнать это, мы и должны проделать свой опыт. Потому-то Камо и дежурит на озере, ожидает нашей посылки… известий от нас. Попробуем… Ну, Грикор, возьми лом. А мы будем камни носить, укладывать.

Грикор со сноровкой опытного мастера несколькими ударами лома выбил цементную пробку, закрывавшую прежний сток. Открылась глубокая черная расщелина.

– Значит, если я упаду в эту дыру, то выплыву в Гилли? – опять не удержался от шутки Грикор.

– Попробуй, тогда увидим.

– Вот будет история! – сказал Артуш. – Стоит Камо с фотоаппаратом, ждет. И вдруг – ужасный рев, вода столбом, а в столбе Грикор… Камо умрет со страху…

– Ой, нет, не надо, я не хочу этого! – всполошился Грикор. – Не брошусь, не брошусь… Я лучше шапку свою пошлю Камо. – И он кинул в расщелину свою старую шапку. – Вот удивится-то Камо!

– Сэто, тащи мешки! – крикнул Армен.

Ребята высыпали солому в расщелину, а затем крепко заложили камнями выемку в бассейне, из которой выливалась и поступала в пещеру вода.

Бассейн быстро наполнился водой доверху, и, дойдя до расщелины, вода, грозно бушуя, с ревом и свистом устремилась в свое прежнее, подземное, неведомо куда ведущее русло.

Под бешеным напором воды задрожала, затряслась скала. В ее недосягаемых глубинах что-то стонало, плакало, ухало… От этих звуков мурашки поползли по спинам ребят.

– Ну, чем не ад?.. Недаром наши предки думали, что он не только существует, но и помещается под этими скалами, – сказал Армен.

Минут через пятнадцать ребята разбросали камни, сложенные ими в выемке бассейна. Уровень воды в бассейне понизился, она перестала вливаться в расщелину и снова, клокоча и звеня, ринулась в пещеру, а из нее бурным серебряным каскадом низверглась в ущелье, в русло колхозного канала.

– Ну, идем, мы свою задачу выполнили. Идем! – повторил Армен.

Вскоре, мокрые, грязные, но довольные, ребята вышли из темной пещеры, и в глаза им ударил ослепительный свет радостного августовского полдня.

ПОСЛЕДНИЙ РЕВ

Выскочив из лодки, Камо стоял на груде поваленного камыша и любовался новыми, пестрыми одеждами озера Гилли.

70
{"b":"1464","o":1}