ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Зачатие ребенка требует большого притока кинетической жидкости: во-первых, чтобы обеспечить повышенную мышечную деятельность во время беременности, а во-вторых, чтобы снабдить формирующееся существо постоянным количеством этой жидкости. Я уже говорил, как Аристотель объясняет зачатие: мужчина дает ребенку душу, а женщина — материю.

Для женщины есть два пути добродетели: девственность и материнство — и два пути порока: грех и болезнь.

Когда мужчина добровольно сторонится греха, он избавляет от греха и женщину; не кто иной как мужчина обязан вести женщину по пути добродетели.

ЧАСТЬ ВОСЕМНАДЦАТАЯ Почему Amor Veneris является анатомическим доказательством происхождения женщины от мужчины, как и говорится в Священном Писании

Теперь позвольте мне указать на другие анатомические особенности Amor Veneris. Я уже говорил о форме этого органа, его функциях и влиянии на поведение женщины. Как могла убедиться высочайшая комиссия, ни одно из моих утверждений не противоречит Священному Писанию, напротив, моя единственная цель — понять великий замысел Творца и тем самым вознести Ему хвалу. Следуя этой цели, я смог анатомическим путем установить еще одну Истину, о которой говорится в Священном Писании. Я имею в виду происхождение женщины. Анатомия человека — это книга, буквы которой, если их научиться читать, открывают нам истину Слова Божия. Я категорически утверждаю, что Amor Veneris есть материальное доказательство этой истины, содержащейся в двадцать втором и двадцать третьем стихах второй главы Бытия. Орган, о котором я говорю, является анатомическим свидетельством происхождения женщины от мужчины; мужская форма Amor Veneris доказывает, что женщина, как сказано в Писании, произошла из ребра мужчины.

ЧАСТЬ ДЕВЯТНАДЦАТАЯ О сопоставлении мужского члена с Amor Veneris

Когда я сказал, что орган, который мне было дано открыть, с виду похож, на мужской член и что он поднимается и падает, я заметил на ваших лицах ужас. И впрямь, на первый взгляд Amor Veneris ведет себя таким же образом, как пенис. Однако речь идет о совершенно разных вещах. Главное различие между ними скорее физиологическое, чем анатомическое, ибо пенис есть только средство, инструмент, тогда как Amor Veneris есть причина. Хочу сказать вам, что поведение мужского члена зависит, как я уже сказал, от отношений души и тела, тогда как Amor Veneris управляет всеми действиями женщины. Другой анатом, великий Леонардо да Винчи, сказал, что член мужчины живет собственной жизнью, что это зверь с независимым телом и душой, ведущий себя так, как ему заблагорассудится. Еще он сказал, что пенис в своей строптивости самовольно возбуждается или успокаивается, не признавая ни власти, ни желания мужчины, и делает в конце концов то, что хочет. Порой, и правда, кажется, что так оно и есть. Однако замечу, так нам только кажется. Когда пенис поднимается несвоевременно и беспричинно, то есть без участия внешнего соблазнительного объекта, объясняется это совсем иначе. Такое якобы беспричинное поведение члена вызвано тем, что по какой-то причине кинетическая жидкость отклонилась от своей цели, отсрочив или отменив какое-либо действие; например, когда мы собираемся нечто совершить, но неожиданное событие мешает нам осуществить задуманное. В зависимости от величины поставленной задачи, тело готовит мышцы для работы, снабжая их определенным количеством кинетической жидкости. В результате изложенной мною механики, тело, не сумевшее осуществить эти действия, должно избавиться от лишних соков. Нетрудно связать одно с другим, усмотрев в первом следствие, а во втором — причину; как вы увидите, легко и просто доказать, что в том случае, когда член поднимался по собственной воле, это происходило после отсрочки какого-либо задуманного нами действия. Разумеется, пока в члене не выработалось семя, от кинетической жидкости легко избавиться: подобно тому, как она, отклонившись от своего естественного течения, устремлялась в член, она может вновь направиться оттуда к различным мышцам, а затем испариться из тела при выполнении задачи, требующей такого же количества соков. Относительно того, почему член мужчины, намеревавшегося согрешить и даже уплатившего за это, отказывается потакать ему в грехе, скажу, что это происходит по аналогичной причине. В определенных случаях, когда мы пренебрегаем намерениями нашей души, последняя, отделяясь от нашей воли, заставляет тело принять свою сторону .

Итак, все сказанное великим Леонардо о пенисе мы можем с полным основанием применить к Amor Veneris, поскольку этот орган не только обладает собственными жизнью, волей и разумом, но эти жизнь, воля и разум управляют поведением существа, расположенного вокруг этого органа. В этом смысле и следует понимать волю и разум женщины — в смысле Amor Veneris.

Мужчине подобает вести себя с женщиной точно так же, как ведет с его телом его же душа, поскольку тело его имеет природу женскую, в то время как душа — мужскую.

Бот и все, пожалуй, что мог я сказать в свою защиту, и я умолкаю, по-прежнему пребывая в непоколебимой уверенности в том, что все сказанное мною — истинно и ни на йоту не противоречит Священному Писанию. Да пребудет со мной справедливость Всевышнего.

ПРИГОВОР

Чудо

I

Человек, которого комиссия докторов богословия признавала виновным, не мог рассчитывать на изменение приговора в Верховном суде Инквизиции. Однако судьбу Матео Колона решило чудо.

В тот самый день, когда комиссия собиралась вынести анатому обвинительный приговор, в Падую прибыл посланец из Рима с письмом ее председателю. Кардинал Карафа прочел письмо дважды, и ему показалось, что земля уходит из-под ног. На бумаге стояла печать папы Павла III. Здоровье семидесятилетнего понтифика заметно ухудшилось, и он решил прибегнуть к услугам Матео Колона. В Риме анатом отнюдь не пользовался репутацией святого, скорее — напротив. Однако стараниями своих хулителей он превратился в самого известного врача Европы. Хотя приближенные пытались отговорить Его Святейшество, Александр Фарнези со всем пылом покидающей его жизни решил отсрочить свой конец. К тому времени он был достаточно слаб, чтобы надеяться на чудо, но еще достаточно силен, чтобы добиться своего. Итак, комиссия под председательством кардинала Карафы оказалась вынужденной срочно вынести благоприятное для обвиняемого решение. Благоприятное решение комиссии епископов распространялось на персону анатома, но не на его труд. Матео Колон был оправдан, и доктора богословия решили не передавать дело в суд Святой Инквизиции. Однако в то же время комиссия решила сохранить запрет, наложенный деканом на «De re anatomica». Это соломоново решение, не удовлетворившее ни одну из сторон, разочаровало и изумило всех. В том числе и самих епископов.

Душой доктора богословия склонялись — в силу привычки и естественного расположения — к светлому пути костров, о котором мечтал декан. Комиссия, знавшая о безупречной репутации декана, готова была вынести строгий приговор еще до того, как обвиняемый успел произнести хоть слово в свою защиту. Не потому, что сочла открытие анатома демоническим, совсем напротив, с точки зрения докторов богословия, открытие Матео Колона было настоящей находкой для церкви. Оно наконец-то объясняло одну из самых волнующих тайн — и, разумеется, одну из самых темных проблем: проблему женщины. Дело было не столько в самом открытии, сколько в его авторе. Вдобавок, вызывало опасения распространение подобных знаний. Если все обстояло так, как утверждал анатом, Amor Venens превращался в настоящее орудие власти над изменчивой волей женщины. Обнародование подобного открытия было чревато множеством неприятностей. Что если открытие Матео Колона окажется в руках врагов Церкви? С какими бедствиями столкнется христианство, если объектом греха овладеют приверженцы дьявола, или сами дочери Евы, не дай Бог, поймут, что у них между ног — ключи от рая и ада? Логика подсказывала следующий ход событии: если Amor Veneris управляет волей женщины, то власть над органом сладострастия, а значит, и над волей женщины получит медицина вообще и хирургия в частности. Уметь дотрагиваться. Уметь резать.

25
{"b":"1466","o":1}