ЛитМир - Электронная Библиотека
* * *

От дребезжания телефона Павел Киселев, еще секунду назад наслаждавшийся беззаботным дневным сном, подскочил на кровати и бросил тревожный взгляд на жену. К его радости, Настя что-то пробормотала и повернулась на другой бок, так и не проснувшись. Оперативник, выругавшись, пулей слетел с постели, прижал к уху телефонную трубку и зашлепал на кухню, унося ненавистный аппарат подальше.

– Слушаю! – в это короткое слово он постарался вложить всю ненависть человека, разбуженного в самый неожиданный момент. Впрочем, человека на том конце провода это не смутило.

– Паша, – услышал он до боли знакомый голос Константина, – у нас труп. Сам подъедешь или машину прислать?

Киселев мысленно пожелал товарищу пойти к черту, а вслух буркнул:

– Сам. Кофе свари.

Положив трубку, он на цыпочках направился в комнату. К его удивлению, Настя встала и быстро приводила себя в порядок.

– Не надо мучить бедного Константина, – сказала она, подойдя к мужу и поцеловав его в небритую щеку. – Я сама сварю тебе кофе и приготовлю что-нибудь на скорую руку.

– Настюша, родная, – Павел крепко обнял ее. – Ты можешь понежиться в кровати, у тебя законный отпуск.

– Ну уж нет, – решительно ответила женщина. – Сама знаю, что мне делать.

Она вырвалась из объятий Павла и отправилась на кухню. Через пятнадцать минут чисто выбритый и накормленный Киселев стоял у входной двери и прощался с женой.

– Как я жил без тебя все это время? – шептал он ей на ухо. – Как я боюсь тебя потерять теперь!

– Ты не потеряешь меня, – заверила его жена, нежно целуя, – потому что я боюсь потерять тебя.

Глава 4

Алексей Степанович Кравченко тоже не обрадовался новому делу. Дожидаясь прихода оперативников, он выглянул в распахнутое окно и с грустью констатировал, что день безнадежно испорчен. Судя по донесениям такого опытного оперативника, как Скворцов, им предстоит большая и нелегкая работа. А впрочем, кто его знает? За многие годы работы полковнику попадались разные дела. Иногда на первый взгляд безнадежный «глухарь» раскрывали за несколько часов, а порой такое, казалось бы, ясное и понятное дело превращалось в висяк. Что преподнесла судьба на этот раз?

Константин коротко и обстоятельно доложил обстановку, добавив, что им не удалось проследить, откуда пришел Поленов на место гибели. Вызванный кинолог пытался направить собаку по следу, но она кружилась на месте. Выходило, что преступники подвезли жертву на машине и бросили в кустах. Их след собака тоже не взяла.

– Преступники? – прервал Кравченко отчет Скворцова. – Ты сказал: преступники? Почему ты решил, что их было несколько?

– Поленов – крупный мужчина, – пояснил Константин. – Убийца должен быть Геркулесом, чтобы справиться с ним без помощника.

– Если не было внезапного нападения.

– Можно предположить, – подал голос Киселев, – что преступник именно там и убил Поленова. Но мы обратили внимание на траву. Она смята сильнее, чем при ходьбе человека с пустыми руками или малым грузом. На этом основании нами и был сделан вывод. – Он вздохнул и добавил: – Если Станислав Михайлович не подбросит нам чего-нибудь интересного, а на месте преступления он этого не сделал, то, к сожалению, у нас все. Утром ведь еще роса выпала, так что следы теперь совсем нечеткие.

– Намеченные действия? – поинтересовался Кравченко.

– Сначала отработать версию заказного убийства, – ответил Павел. – Вдруг повезет. А если нет – по старому плану: семья, связи. Версию ограбления мы с Костей отмели, – и Киселев пояснил почему.

– И все же эта версия имеет право на существование, – не согласился с ним полковник.

– Кое-кто тоже так считает, – усмехнулся Константин, поглядывая на Петра Прохорова. – Ему и карты в руки.

– А семье уже сообщили? – подала голос Лариса.

– Сразу же, – отозвался Павел.

– Интересно, – женщина хотела что-то сказать и замолчала. После случая с Кочетовым Лариса не торопилась высказывать свое мнение, хотя коллеги много раз говорили ей: они считают и считали его достаточно ценным.

– Договаривай, коль начала, – обратился к ней Кравченко.

– Жена у него грузинка, – задумчиво произнесла оперативница. – По фотографии Поленов – видный мужчина. Он мог иметь любовницу. А у жены отец, брат.

– Месть? Понимаю, – кивнул Алексей Степанович. – Обязательно проверим.

Громкий стук в дверь возвестил о прибытии судмедэксперта Станислава Михайловича, который, впрочем, не добавил ничего нового к предположениям сыщиков. В крови покойного алкоголь содержался, но доза ничтожная, никак не могущая превратить здорового и дородного мужчину в тряпку. Как бы ни действовал убийца, покойный не оказал ему никакого сопротивления, добровольно подставив спину для нанесения смертоносного удара. Из большого отчета криминалиста следствию могла помочь только одна фраза, подтверждающая версию Скворцова и Киселева.

– На рубашке покойного обнаружены ворсинки. Их составляющие говорят о том, что они могут принадлежать чехлам для машинных сидений. Возможно, убитого доставили на машине, о чем и говорили ребята. – Криминалист вздохнул: – К сожалению, больше добавить ничего не могу.

– И за это спасибо, – поблагодарил Алексей Степанович, – будем исходить из имеющегося материала. Все свободны.

* * *

Пете Прохорову ужасно хотелось поймать первого в своей жизни преступника, ну, если не поймать, то, по крайней мере, выдать гениальную версию, опираясь на которую сделать это не составит труда. Улизнув от Киселева и Скворцова и не подозревая, что они крайне обрадовались этому обстоятельству (оба терпеть не могли, когда кто-то путался у них под ногами), он еще раз посетил судмедэксперта, уточнив, какой, по его мнению, сорт водки пил покойный и много ли имеется в городе заведений, где эту водку ему могли продать. Ответ Станислава Михайловича не продвинул его ни на шаг. По мнению криминалиста, Поленов пил дорогой «Абсолют», продающийся в некоторых киосках, не говоря уже о крупных магазинах и тем более о каждом ресторане или кафе. Сначала Петю это озадачило, но потом он вспомнил: ближайшее заведение от места преступления – недавно открывшийся ресторан «Теремок». Поленов вполне мог наслаждаться «Абсолютом» на природе. Стажер сел в автобус и отправился в «Теремок».

Хозяин заведения, откровенно говоря, нежданному гостю не обрадовался, но выразил готовность оказать помощь.

– Сам я этого товарища не видел, – он вернул Пете фотографию Поленова. – Однако если в тот вечер он был у нас, его обслуживали либо Галя, либо Вера, либо Надя.

Прохоров приуныл, сообразив, что ни одной девушки из позавчерашней вечерней смены сейчас в ресторане нет, но чуть-чуть ошибся.

– Веры и Нади нет, – подтвердил его предположения шеф, – но Галя подменяет заболевшую подругу. Да вот она. Галя! – окликнул он девушку, как две капли воды похожую на своих коллег-официанток, облаченных в русские национальные костюмы. – Иди-ка сюда, поговори с человеком.

Миловидное лицо девушки озарилось дежурной улыбкой, державшейся до тех пор, пока она не узнала: на ее внимание претендует человек из милиции.

– Это насчет вчерашнего, – успокоил ее хозяин. – Поговорите в моем кабинете, там будет спокойнее.

Он проводил их в маленькую уютную комнатку и жестом предложил сесть на диван.

– Говорите сколько влезет, – милостиво разрешил директор ресторана. – А меня, с вашего позволения, дела ждут, – и закрыл дверь.

Прохоров взглянул на девушку. Она нервно комкала в руках белоснежный носовой платок.

– Зря нервничаете, – попытался успокоить ее Петр. – Вы тут совершенно ни при чем и интересуете меня как свидетельница. Вы обслуживали позавчера этого человека? – Он протянул официантке фотографию Поленова.

Галя взяла фотографию и стала пристально ее разглядывать. За эти секунды Петр вспомнил все молитвы, и Небеса его услышали.

– Да, – девушка бросила последний взгляд на снимок и вернула его стажеру. – Этого мужчину обслуживала именно я. Так это его нашли мертвым недалеко от нашего ресторана?

2
{"b":"146616","o":1}