ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Уиллоу? — Марина наклонилась к ней. — Что с тобой?

— Ничего. — Она сделала глубокий вдох. — Вы правы. Обе. Я избегаю нормальных парней, потому что боюсь влюбиться по-настоящему и быть отвергнутой. О чем я думала? Я не могу исправить Кейна. Он не желает иметь со мной ничего общего, и я не буду ему навязываться. Это лучшее, что я могу сделать.

Джулия закусила губу.

— Ты в порядке? Я не хотела задеть твои чувства.

— Ты и не задела. Вы беспокоитесь обо мне, и это хорошо.

— Я люблю тебя, — искренне сказала Марина.

— Я тоже, — добавила Джулия.

Уиллоу почувствовала их любовь, и это немного ослабило боль. Что бы ни случилось, она знала, что всегда может рассчитывать на своих сестер. Что касается Кейна… она не нужна ему, он выразился более чем ясно.

Может, пришло время перестать витать в облаках и спуститься на твердую землю. Найти нормального парня. Вот только знать бы еще, какой Он, нормальный.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Кейн вошел к себе домой и услышал отчаянное мяуканье котят. Обычно они вели себя тихо: либо спали, либо сосали молоко. Он бросил портфель на кухонный табурет и прошел в гостиную, где нашел котят в коробке. Кошки не было.

Он быстро осмотрел дом, но кошки не нашел. Однако окно, которое он оставлял приоткрытым, оказалось поднято выше, а оконная сетка валялась на полу возле окна. Кошка сбежала.

Он выругался себе под нос и посмотрел на мяукающих котят в коробке. И что теперь? Неужели кошка совсем ушла? Бросила своих детей? Только этого ему не хватало. Он схватил телефон, затем сообразил, что не знает номера.

Три минуты спустя он уже набирал номер. Его программы системы безопасности означали, что с надежным компьютером и выходом в Интернет он мог найти кого угодно.

— Алло?

Он нахмурился. Голос был незнаком.

— Уиллоу?

Послышалось шмыганье носом, за которым последовало дрожащее «да». Что-то явно случилось.

— Это Кейн.

Она издала звук, похожий на всхлип.

— Что случилось? — спросила она голосом, в котором слышались слезы. — Ты бы не позвонил, если бы ничего не случилось.

— Кошка пропала.

— Жасмин?

Какая еще, к дьяволу… а, да. Она дала имя кошке.

— Да. Жасмин. Я оставил окно чуть приоткрытым для проветривания, а она сорвала сетку и убежала. Котята пищат, и я не знаю, что делать.

— Не оставлять окно открытым для начала, — пробормотала она. — Я сейчас приеду.

Уиллоу изо всех сил старалась взять себя в руки. Она не умела красиво плакать, чтобы изящные слезки катились по идеально бледной щеке. Нет, лицо ее покрывалось красными пятнами, глаза опухали, а из носа беспрерывно текло. Но главное, она не хотела, чтобы Кейн подумал, что она плачет из-за него. Это было не так. Ее теперешняя рытвина на жизненном пути не имела к нему никакого отношения.

Она припарковала машину и воспользовалась последним бумажным платком, чтобы вытереть лицо, потом высморкалась и сделала глубокий вдох. На то, как выглядит, она не обращала внимания. Сейчас самым важным было найти Жасмин.

Она вышла из машины, приготовившись позвать кошку, но не успела она вымолвить и слова, как кошка выбежала из кустов и замяукала.

Уиллоу присела и погладила ее.

— Тебе просто надо было побыть немного одной? — спросила она. — Дети достали тебя?

Жасмин снова мяукнула и потерлась о ее пальцы. Входная дверь открылась.

Уиллоу выпрямилась и приготовилась к своей реакции на Кейна, которая не замедлила последовать. Он по-прежнему хорошо выглядел, и все ее тело затрепетало..

— Она вернулась, — сказала она, указывая на Жасмин. — Думаю, ей просто захотелось ненадолго выйти. Ты не пробовал открыть дверь и позвать ее?

— А, нет. Мне не пришло это в голову. Я не знаток повадок домашних животных.

— Это очевидно.

Кейн переводил взгляд с нее на кошку, переминаясь с ноги на ногу. Если она не знала его, то могла бы подумать, что он чувствует себя глупо.

Может, это и неправильно, но ей от этого стало чуть-чуть легче.

— Я бы посоветовала тебе проверить, надежно ли закреплены оконные сетки. Было бы также неплохо выпускать ее каждое утро, чтобы она могла немножко погулять. Уверена, это ужасно утомительно — заботиться о трех детях сразу.

— Ладно. Спасибо. Так и буду делать.

Он уставился на нее. Она понятия не имела, о чем он думает, н в тот момент ей было все равно. Она ужасно страдала, и никакая таблетка не в состоянии была облегчить боль. Она получила такой категоричный отказ. Самое ужасное, что она не была готова к этому.

— Хочешь войти? — спросил он.

— А у тебя осталось печенье?

Он кивнул.

— Ладно. — Возможно, шоколад поможет.

Она вошла в дом. Жасмин прибежала вместе с ней и грациозно запрыгнула в коробку с котятами. Они принялись отчаянно мяукать, пока она не облизала каждого, и они затихли. В их мире снова все было хорошо. Уиллоу позавидовала их нехитрым потребностям. Лучше бы она была кошкой, а не человеком. Наверняка, тогда бы ее жизнь не была такой сложной.

— Присаживайся, — Кейн указал на диван.

Уиллоу присела на диванную подушку. Как странно снова быть здесь. Она уже решила, что больше никогда его не увидит, и вот снова в его доме. И хотя ей доставляло немалое удовольствие наблюдать, как он двигается по комнате, она не могла не думать о полученном ею отказе.

Кейн вернулся с тарелкой печенья и бутылкой воды.

Несмотря на ком в горле, она посмотрела на него и улыбнулась.

— Печенье и вода? Ты знаешь, как надо угостить девушку.

— Извини, из напитков больше ничего нет.

— Все нормально.

Одинокая слезинка скатилась по ее щеке. И это бы ничего, если б она не чувствовала, что другие подступают к глазам. Она сглотнула.

— Может… э… дать тебе платки?

— Хорошо бы.

Он пулей вылетел из комнаты. В другое время его паника могла бы ее позабавить. Сейчас же ей было не до смеха.

Когда он вернулся с коробкой бумажных платков, она схватила пару и высморкалась.

— Можешь не волноваться, — сказала она ему. — Это не из-за тебя. Я лишилась своего заказа. — Она опять разревелась. — Меня даже не предупредили. Я думала, что все идет хорошо. И вдруг мне звонят и говорят, что снимают свой заказ. Слишком много людей позвонили и сказали, что мой комикс не смешной и что они его не берут.

Она резко вздохнула и посмотрела на него. Он по-прежнему неуверенно стоял перед диваном, словно не знал, куда идти.

— Там были три тыковки. Они были подружками, ходили на свидания и по магазинам. Это во многом похоже на «Секс в большом городе», только без секса… ну, и без города. Мои девочки жили на ферме. Но не настоящей. Там имелась аллея для гуляния и рестораны. Они встречались с другими овощами. Это было забавно.

Она опустила голову, когда слезы вновь потекли по щекам.

— Почему им не понравилось? Я так старалась, столько работала. — Это больше всего убивало ее. Она вложила так много времени и души в этот комикс.

— А есть другие места, где ты могла бы его продать? — спросил Кейн.

— Не думаю. Я печаталась в основном в вегетарианских журналах и газетах. Ну, знаешь, в еженедельниках. Денег за это платили не много, но их и того, что я выручаю от продажи свечей, вполне хватало на жизнь.

— Ты продаешь свечи?

— Угу. — Она подавила всхлип. — Я знаю, я не такая, как мои сестры, но мне моя жизнь нравилась. Не блестящая, но вполне хорошая. У меня были свечи и мои девочки. Но теперь их больше нет, и я не знаю, что буду делать. К тому же они просто позвонили и сказали, что это не смешно и людям это не понравится. До свидания. Вот и все. Даже не сказали, что им очень жаль и что они знают, как усердно я трудилась. Знаешь, сколько часов в неделю я работала над этим?

Кейн сел на диван и посмотрел на нее.

— Я сожалею.

— Спасибо. Ты здесь ни при чем. Просто все как-то разом навалилось. Несколько дней назад я обедала с сестрами, и они сказали, что я избегаю нормальных мужчин, потому что боюсь настоящих отношений, и я думаю, они, возможно, правы. Так что я не только неудачница, но и эмоциональный недоросль.

11
{"b":"147258","o":1}