ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— А что это? Оно большое?

Он на минуту исчез в задней части дома и вернулся с большим подарочным пакетом, который вручил ей. Она поставила его на стойку и заглянула внутрь.

Она представления не имела, чего ждать, но это оказалась прекрасная кожаная сумка с цветочной аппликацией всех цветов радуги.

— Она бесподобна, — сказала Уиллоу, не в силах поверить, что это для нее. Должно быть, сумка стоила целое состояние. Одно только имя дизайнера внушало благоговейный трепет.

— Я подумал, что цветы и все такое… в общем, что тебе понравится.

Она заглянула внутрь. Там были отделения для ручек, сотового телефона и солнечных очков. Подкладка на ощупь была шелковистой, а кожа гладкой и мягкой.

— Какая прелесть, — выдохнула она, взглянув на него. — Но это чересчур для простого подарка в знак признательности.

— Это я купил тебе. Если нравится, она твоя.

— Нравится? Да я, возможно, буду настаивать, чтобы меня с ней похоронили.

— Хорошо. — Он улыбнулся. — Я увидел сумку и подумал о тебе. Вот почему я ее купил.

Он думал о ней? Этот кусочек информации был почти таким же бесценным, как и сам подарок.

— Спасибо, — сказала она. — Сумка прекрасная, и я в восторге от нее.

Судя по тому, что она знает о его жизни, Кейн не часто покупает женщинам подарки. Для этого нужно, чтобы они были рядом больше, чем день. Означает ли это, что она немного дорога ему? Что она начинает что-то для него значить? Уиллоу разрывалась между надеждой и потребностью защитить свое сердце.

Он открыл вино и налил им по бокалу.

— Мне показалось или ты положила бифштексы в мой холодильник? — спросил ей, подавая ей бокал.

— Ага. У тебя в патио есть барбекю. Я знаю, о чем ты думаешь, но мясо, приготовленное в барбекю, не считается.

— Разумеется, нет, — пробормотал он. — Кто же этого не знает?

Она улыбнулась и легонько стукнула своим бокалом о его.

— За наши мечты. Пусть они сбываются.

Позже, когда они закончили с обедом и сидели в гостиной перед камином, Уиллоу, уютно свернувшись в кресле, старалась не придавать слишком большого значения этому вечеру. Кейн привез ей подарок, они пили вино, чудесно пообедали и о многом говорили. Они были мужчиной и женщиной, которые были вместе больше, чем один раз. Во многих смыслах это можно было бы назвать свиданием, хотя у нее было такое чувство, что Кейн не согласился бы с ее оценкой.

Проблема в том, что он ей нравится. Очень. Снаружи он такой суровый, но внутри мягкий, как масло.

— Для вегетарианки ты слишком любишь бифштекс, — заметил он.

— Я знаю, это недостаток. Я могу обходиться без мяса по многу месяцев, но время от времени просто не могу удержаться.

Она улыбнулась. Он не улыбнулся в ответ, но было что-то. такое в его глазах что-то горячее, наполняющее ее удовлетворением и желанием. Внезапно ей представилось, как они занимаются любовью перед камином.

— Ты опять меня хочешь, — счастливо констатировала она. — Это одно из твоих лучших качеств.

— Это только твое предположение.

— Не совсем. Я вижу это по твоим глазам. Они вспыхивают огнем. Это так бесподобно! Я вся начинаю трепетать и думаю о том, чтобы снять одежду.

Его взгляд сузился.

— Ты пьяна.

Она посмотрела на свой бокал, не имея представления, сколько уже выпила.

— Ну, может, слегка навеселе. — Она хихикнула. — А откуда ты знаешь?

— Сомневаюсь, что ты стала бы говорить про огонь в моих глазах, если бы была трезвой. Или про раздевание.

— О, верно подмечено. Ты такой логичный и прямолинейный в своем мышлении. Мне это нравится. Настоящий мачо. Подозреваю, что поперечное сечение моего мозга будет похоже на калейдоскоп. Красиво и интригующе, но далеко от мирового порядка.

— Никто не хочет, чтобы ты изменилась.

— И ты в том числе?

— И я.

О, это звучало обещающе, хотя обещающе для чего?

Она потеряла нить мысли.

— И часто это случается? — Он указал на бокал.

— Почти никогда. Не люблю терять над собой контроль. Это так пугающе. Но здесь, с тобой я в полной безопасности. Ты единственный человек, с которым я чувствую себя особенной и ничего не боюсь. Ничего не могу с этим поделать.

— Не доверяй мне, Уиллоу. Я не очень хороший парень.

— Разумеется, ты хороший. Ты никогда не причинишь мне боли. Во всяком случае, физической. Эмоционально — я не уверена. Возможно, в будущем меня ждут ужасные страдания, но я ни о чем не пожалею.

У нее возникло ощущение, что она сказала слишком много, но не знала, как остановиться. Кроме того, если бы он не был хорошим, то зачем бы стал предостерегать ее?

Он встал, подошел к ее креслу, затем протянул руку и поднял ее на ноги. Поставив ее бокал на столик, заглянул ей в глаза.

— Мы не встречаемся, — сказал он.

— Конечно, нет.

— Это ни к чему не приведет.

— Можно я буду напевать, пока ты это говоришь, потому что у меня такое чувство, что это требует музыкального сопровождения.

Он вздохнул.

— Ты достаточно трезвая, чтобы принять разумное решение насчет того, чтобы остаться на ночь?

А, наконец-то они пришли к чему-то хорошему.

— Нет, но я достаточно трезвая, чтобы сказать «возьми меня, мой герой».

Он притянул ее в свои объятия.

— Это мне подходит.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Это был бесподобный день, счастливо подумала Уиллоу, выходя из ванной и направляясь на кухню.

— Значит, ты ранняя пташка, — заметил Кейн. Он стоял у стойки, делал кофе. Он надел майку и джинсы, под которыми, она знала, ничего не было.

Разумеется, она и сама была полуодета. За неимением халата он предложил ей одну из своих белых рубашек. Она была смехотворно велика' ей, но ей нравилось ее носить. Создавало ощущение интимности.

— Я люблю утро, — сказала она, не в силах отвести глаз от его лица. Сейчас он выглядел лучше, чем когда она впервые встретила его. Она не была уверена, то ли это потому, что он стал более расслабленным, то ли потому, что она лучше узнала его.

— Устала? — спросил он.

— О, да. А ты?

— Я подремлю позже.

Она засмеялась, представив дремлющего Кейна, и от удовольствия при мысли, что он чувствует себя с ней достаточно свободно, чтобы шутить.

Он включил кофеварку, затем подошел, наклонился и поцеловал ее.

Она с готовностью пришла в его объятия. Его руки скользнули под рубашку и обхватили ее ягодицы.

— Опять? — спросила она, чувствуя, как кровь забурлила по венам.

— У тебя все будет болеть.

— Я большая, крепкая девочка. Выдержу.

Он поцеловал ее снова и отступил.

— Может, после завтрака.

Он имел в виду кофе, подумала она с улыбкой. Кейн не держит у себя много еды. Такой уж он, с нежностью подумала она. Но он такой хороший. Да, он суровый, жесткий и опасный, но не для нее. С ней он мягкий, добрый и забавный. Он занимался с ней любовью с такой страстью и нежностью, от которой ее внутренности таяли.

— Ты улыбаешься, — сказал он.

— Я думала о прошлой ночи.

— А.

Она засмеялась.

— Сейчас ты похож на льва, убившего свою жертву. Очень довольный собой.

— Я тебя не убивал.

— Я не уверена в этом. Я отчетливо помню, что умирала несколько раз… от наслаждения.

Огонек страсти снова вспыхнул в его глазах, и она почувствовала ответное желание. Но важнее этого была его улыбка. Он чувствовал себя легко рядом с ней.

— Значит, ты должно быть голодна, — сказал он. — Я имею в виду еду.

— Умираю с голоду.

Он указал на холодильник. Она закатила глаза.

— Ой, ради бога. Я знаю, что там. Немного специй и пачка соды.

Выражение его лица сделалось самодовольным..

— Ты думаешь, что все знаешь.

Заинтригованная, она подошла к холодильнику и открыла его. Внутри она нашла… продукты.

Уиллоу несколько секунд изумленно взирала на них, потом посмотрела на Кейна.

— Ты ездил в магазин. — сказала она.

Он пожал плечами.

18
{"b":"147258","o":1}