ЛитМир - Электронная Библиотека

Выражение его лица ожесточилось, словно она только что оскорбила его.

— Во всей компании.

— О, ну конечно. Это объясняет пистолет.

Она села, стряхивая травинки со свитера.

— Вы же понимаете, что я ничего бы ему не сделала. То есть, я хочу сказать, посмотрите на меня. Разве похоже, что я представляю серьезную опасность?

Он наклонил голову набок, словно раздумывая над ее вопросом.

— Вы маленькая и тощая, поэтому, думаю, нет.

Что маленькая — с этим она согласна, от этого никуда не деться, но тощая?

— Прошу прощения? Я изящная.

— Сейчас это так называют?

— У меня есть все полагающиеся женщине изгибы, — парировала она раздраженно и немного обиженно. Возможно, изгибы у нее не слишком впечатляющие, и их не так много, но они есть. — Это из-за свитера. Он мешковатый. Поэтому вы не видите, что под ним, но я очень сексуальная.

На самом деле нет, не слишком. Она старалась, разумеется, но без особого успеха. Однако то, что этот парень так пренебрежительно отозвался о ней, раздражало.

— Уверен, вы потрясающая, — пробормотал Кейн с таким видом, словно предпочел бы сейчас оказаться где угодно, только не здесь. — Мне очень жаль, что вы сердиты на Тодда, но нельзя заявляться в дом к человеку и угрожать ему. Это неправильно и незаконно.

— В самом деле? — Она нарушила закон? — Вы собираетесь сдать меня в полицию?

— Нет, если вы тихо уйдете и больше не придете.

— Но я должнапоговорить с ним. Должна высказать все, что о нем думаю.

Уголок рта Кейна дернулся.

— Думаете, вы можете напугать его?

— Может быть. — Хотя, говоря по правде, она уже растеряла весь свой энтузиазм. — Я могла бы вернуться позже.

— Уверен, Тодд будет счастлив это слышать. У вас есть машина?

— Что? — спросила она. — Конечно, у меня есть машина.

— Тогда давайте доставим вас к ней и сделаем вид, что ничего этого не было.

Вполне разумный план действий' Вот только на пути его выполнения встает парочка проблем. И главная заключается как раз в том, чтобы встать.

— Я не могу, — заявила она и покрутила ногой. В тот же миг боль пронзила лодыжку, заставив ее стиснуть зубы от боли. — Мне кажется, я сломала лодыжку, когда падала.

Кейн пробормотал что-то себе под нос и подвинулся к ее ноге. Он осторожно приподнял ее и, держа в одной руке, другой стал расшнуровывать кроссовок.

Она носила шестой размер обуви, что, учитывая ее пять футов три дюйма роста, было не так уж мало. И тем не менее ее стопа практически утонула в его большой ладони. Что там говорят про парней и большие руки?

Она не знала, то ли засмеяться, то ли покраснеть от этой мысли, поэтому оставила ее и стала наблюдать, как он осторожно снимает ее кроссовок.

— Пошевелите пальцами, — велел он.

Она пошевелила. Боль заставила ее поморщиться.

Он снял носок и стал ощупывать ее ногу. Уиллоу опять поморщилась, но на этот раз совсем не от боли. Даже ей, далекой от медицины, было видно, что лодыжка распухла.

— Какой ужас, — пробормотала она. — Теперь я все оставшуюся жизнь буду хромая.

Он взглянул на нее.

— Вы растянули лодыжку. Пару дней надо прикладывать лед и не нагружать ее, и все пройдет.

— Откуда вы знаете?

— Я видел достаточно растяжений.

— Они часто встречаются в охранном бизнесе? Вы работаете с особенно неуклюжими людьми?

Он сделал длинный вдох.

— Я просто знаю, ясно?

— Эй, это же я здесь с потенциально опасной для жизни травмой. Если кому и требуется деликатное обхождение, так это мне.

Он пробормотал что-то вроде «почему я?», затем придвинулся к ней и, не успела она понять, что происходит, поднял ее на руки.

Последний раз Уиллоу куда-то несли, когда ей было семь и ее тошнило после того, как она объелась на сельской ярмарке. Она взвизгнула и обхватила Кейна руками за шею.

— Что вы делаете? — возмутилась она. — Поставьте меня.

— Я несу вас в дом, чтобы приложить лед к лодыжке. Затем я забинтую ее и подумаю, как доставить вас домой.

— Я могу вести машину.

— Я так не думаю.

— Вы же сказали, что ничего страшного, — напомнила она ему, заметив, что он несет ее без особых усилий. Очевидно, эти мускулы настоящие.

— У вас в некотором роде шок. Вам нельзя садиться за руль.

Шок или нет, но ей не нравилось ощущение, будто ее уносят в неизвестном направлении. Она предпочитала быть хозяйкой своей собственной судьбы. Кроме того, были и другие соображения.

— Вы оставили мой носок и кроссовок, — сказала она. — И свой пиджак.

— Я принесу их, когда разберусь с вами.

— А как насчет кошки?

Ее спаситель посмотрел на нее взглядом, который говорил, что он сомневается в ее нормальности. Ей жутко не нравилось, когда такое происходило.

— Той, что под деревом. Думаю, она рожает. Я видела ее, когда падала. Мы не можем оставить ее там. Найдется у вас коробка и какие-нибудь старые полотенца? Или, быть может, вначале газета, а потом полотенца. Во время родов выделяется много жидкости.

Он ступил на выложенную камнем дорожку и направился к небольшому домику на въезде в усадьбу. Уиллоу оставила тему кошки и уставилась на симпатичное строение. Состоящее сплошь из окон и дерева, оно идеально вписывалось в окружающий пейзаж.

— Эй, куда это вы меня несете? — возмутилась она, внезапно представив мрачную темницу, цепи и наручники на стенах.

— К себе домой. У меня есть аптечка.

А, ну да. Это разумно.

— Вы живете на территории поместья?

— Так удобнее.

— Сокращает путь до работы и обратно, во всяком случае. — Она оглядела двор. — Южная сторона. Вы можете выращивать здесь все что угодно. — Садоводство было ее самым любимым времяпровождением. Она обожала копаться в земле.

— Верю вам на слово.

Он медленно опустил ее на землю, но продолжал поддерживать.

Он был выше шести футов и весил пару сотен фунтов. Он казался крепким как скала, и она подумала, что с этим мужчиной любая женщина будет чувствовать себя как за каменной стеной.

Он выудил ключи из кармана брюк, отпер дверь и внес ее внутрь.

— Если б мы встречались, это было бы романтично, — со вздохом сказала она. — Не могли бы мы притвориться?

— Что встречаемся? Нет.

— Но ведь я ранена. Я могу умереть, и, по правде говоря, это ваша вина. Это потому, что вы женаты?

Он опустил ее в кресло возле камина, затем положил поврежденную ногу на пуфик.

— Это вы убегали, — сказал он, — поэтому сами виноваты. Я не женат и не двигайтесь.

Он исчез в соседней комнате, по предположениям Уиллоу, в кухне. Итак, Кейн согласен побыть в роли спасителя, но не в восторге от этого. Ну, с этим-то она справится.

Она оглядела комнату, с интересом отметив высокий балочный потолок и приглушенные, теплые тона. Дом был просторнее, чем ей показалось снаружи, но тем не менее уютный. Большим окнам, выходящим на юг, явно недоставало комнатных растений.

На столе рядом с ней был журнал по Среднему Востоку. Всевозможные финансовые журналы были разложены на журнальном столике перед диваном. Интересное чтение для охранника.

— Помолвлены? — крикнула она.

Он пробормотал что-то, что она не расслышала, затем сказал:

— Нет.

— Значит, нежелание притвориться — это личное. Вы достаете лед?

— Да.

— Не забудьте про коробку для кошки.

— Никакой кошки нет.

— Кошка есть. На улице слишком холодно. Может, ей и ничего, но как же котята? Они новорожденные. Не можем же мы бросить их умирать.

— Да нет никакой кошки, черт возьми.

Кошка есть, угрюмо думал Кейн, уставившись в углубление поддеревом. Бело-серая с тремя котятами. Она выглядела тощей и облезлой.

Бездомная, решил он, недоумевая, за что ему все это. Он приличный парень. Добропорядочный гражданин. Он старается жить правильно. Все, чего он просит, это чтобы мир оставил его в покое. И, по большей части, мир соглашался. До сегодняшнего дня.

Поскольку шансы, что кошка залезет в коробку, были равны нулю, он поставил ее на землю и обдумал ситуацию. Он не любитель домашних животных, но ему хорошо известно, что у кошек имеются когти, зубы и дурной характер. Однако эта кошка только что родила, поэтому, возможно, слаба и таким образом, окажется более сговорчивой. Но она также новоиспеченная мама Хиа и, скорее всего, будет защищать себя и своих детенышей.

2
{"b":"147258","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца