ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца

— Мне нужно поговорить с тобой. Не могла бы ты встать?

Он не улыбался. Он вообще ничего не делал.

Поднимаясь на ноги, она почувствовала что-то знакомое. Что же это?

И вдруг поняла. Это было в его глазах. Они снова были пустыми. Такими же пустыми, как тогда, когда они впервые встретились.

— Кейн?

— Это была ошибка, — сказал он. — Сожалею о своей роли в ней. Мне никогда не следовало позволять тебе верить, что существует возможность чего-то большего. Ее нет. И я не хочу, чтобы она была. Я одинок по собственному выбору. Ты не можешь это изменить. Меня не интересует то, что ты предлагаешь, Уиллоу. Мне не нужно это. Мне не нужна ты.

Он говорил спокойно, просто и с ясностью, которая заставляла ее истекать кровью от неизлечимых ран.

Она не могла думать, не могла говорить, могла только стоять.

— Я — начала она.

Он прервал ее:

— Это не обсуждается. Даю тебе два часа на сборы.

Она не плакала. Уиллоу знала, что это плохой знак. Было очень больно, но какая-то часть ее как будто онемела.

— Что тебе принести? — Марина внесла поднос с чаем из кухни. — Вина? Водки? Договор на убийство Кейна?

Уиллоу засмеялась, затем всхлипнула, и наконец слезы потекли из глаз.

— Я не желаю ему зла. Не могу. Я же люблю его.

Она сидела поджав ноги на Маринином диване.

Все растения Кейна были все еще в машине, но Марина предложила подержать у нее Жасмин с котятами, пока не придет время их раздать.

— Я в п-порядке, — проговорила она дрожащим голосом.

— Ну еще бы. — Сестра села рядом. — Я вижу.

— Пока еще не так плохо, — сказала ей Уиллоу. — Думаю, я просто еще не до конца осознала то, что произошло.

Один из котят залез к ней на колени и свернулся клубочком, словно предлагая утешение. Уиллоу погладила его.

— Это не его вина, — сказала она. — Он меня предупреждал о себе, но я не поверила. Я предпочла верить в то, во что хотела верить. Ну почему я не слушала?

— Мы все слышим то, что хотим слышать.

Уиллоу покачала головой.

— Тут больше. Я так гордилась собой. Я наконец почувствовала, что перестала спасать парней. Кейна не нужно было спасать. В сущности, это он спас меня во всех смыслах. — Она шмыгнула носом.

— Ублюдок, — раздраженно проворчала Марина. — Как он посмел причинить тебе боль?

— Но он не сделал ничего плохого, — возразила Уиллоу. — Он назвал свои правила и играл по ним.

— А почему он должен был устанавливать правила? Почему, не ты?

Уиллоу выдавила слабую улыбку.

— У меня не было много правил.

— Он все изменил, когда согласился встречаться с тобой, — напомнила Марина. — Он вошел в нормальный человеческий мир и должен был играть по нашим правилам. А он этого не сделал.

Уиллоу взяла чашку с чаем и сделала глоток.-

— Я сказала, что люблю его. Думаю, это и послужило причиной.

Марина воззрилась на нее.

— Правда?

Уиллоу кивнула.

— Да. Я люблю его, а он ушел от меня. — Она снова расплакалась.

— Ох, Уиллоу. — Марина обняла ее. — Мне так жаль. Чего тебе хочется? Покричать? Побить посуду? Придумать, как снова завоевать его?

Если бы только, подумала Уиллоу.

— Я не могу снова завоевать его. Не могу заставить его полюбить меня и захотеть быть со мной. Он сам должен на это решиться, но я сомневаюсь, что он сделает это.

Было темно, когда Кейн вернулся домой. Он вошел и… ничего не услышал.

Кошек не было, растений не было, Уиллоу не было. Она забрала все свои вещи, как он и просил, однако в холодильнике осталась еда, а в ванной сладкий аромат ее духов.

Он увидел белую рубашку, висящую позади двери. Его рубашка, которую она надевала вместо халата. Он взял ее и подержал в руке, словно мог прикоснуться к ней.

Но он не мог. Она ушла. Как он и хотел.

Он вернулся в гостиную, ожидая, когда на него снизойдет покой, который всегда приносила тишина. Но сегодня была лишь беспокойная потребность продолжать двигаться. Он переоделся в спортивную одежду и решил позаниматься в гимнастическом зале. Может, тогда он сможет уснуть.

Была почти полночь, когда он наконец забрался в постель. Он был измотан, однако не мог сомкнуть глаз. Тишина была слишком громкой.

В конце концов; он встал, взял из ванной рубашку, которую она надевала, и положил рядом с собой.

Глупость, подумал он. Нет, больше чем глупость. Идиотизм.

И тогда до него дошло. Он скучает по ней. Он, который всегда гордился тем, что ни в ком не нуждается, скучал по ней больше, чем мог выразить словами.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Кейн взял ключи и портфель и направился к двери. Но не успел он ее открыть, как кто-то постучал.

На секунду он замер, прислушиваясь к стуку собственного сердца. Он знал, чего хотел, на что надеялся, но чего не мог позволить. Уиллоу. Но когда он открыл дверь, на пороге стоял Тодд.

— Я рад, что застал тебя, — сказал его босс. — Моя машина что-то забарахлила. Можно, я подъеду с тобой до офиса?

Разочарование было реальным и быстрым, как выстрел. Ему захотелось завыть на небеса, потребовать, чтобы это было она, но после того, что он сказал, разве это возможно?

— Нет проблем, — сказал он Тодду. — Я как раз выходил.

— Представляешь, — пожаловался Тодд. — Рут доставала меня до тех пор, пока я не согласился встретиться с Мариной. И о чем я только думал?

Кейн не ответил и не хотел говорить о Марине. Она напоминала ему об Уиллоу, а думать о ней было так больно, как прежде он и представить не мог.

Она изменила его, угрюмо подумал он. Тишина и одиночество всегда были его убежищем. Но больше нет. будущее казалось пустым, бессмысленным и холодным.

Но как это изменить? Сдаться? Любить и заботиться? А что потом? Если он подпустит ее слишком близко, как сможет защитить себя?

— Что с твоей машиной? — спросил он, чтобы отвлечься.

— Точно не знаю. Не заводится, и все. А она ведь почти совсем новая. Странно.

Что-то щелкнуло в мозгу Кейна.

— В последнее время ты никому не наступил на хвост?

Тодд взглянул на него.

— Думаешь, это неспроста?

— Не знаю. Но лучше позвони в автосервис и попроси, чтобы пока не забирали ее. Пусть ее вначале осмотрит мой парень. Просто на всякий случай.

Тодд чертыхнулся.

— Мне это не нравится.

— Лучше подстраховаться…

Что-то большое ударило их сбоку, вытолкнув на встречную полосу. Машина Кейна вильнула, но ему быстро удалось выровнять ее. Вместе с тем он искал глазами нападавшего, вытаскивая из кобуры пистолет.

Он его увидел. Серебристая иномарка. Она направлялась на них снова. Солнце слепило глаза, не позволяя разглядеть того, кто за рулем.

— Держись, — крикнул он Тодду и внезапно нажал на тормоза.

Нападавший пролетел мимо них. Кейн прицелился, но не успел нажать на курок, как что-то почувствовал. Какую-то вспышку, какой-то намек, что-то такое, за которым последовало ясное и нежелательное осознание того, что Уиллоу не захотелось бы, чтобы он кого-то убил.

Он выругался, снова прицелился, но увидел, как серебристая машина врезалась в фонарный столб и остановилась.

Он съехал на обочину и набрал 911. Автоматически давая всю информацию оператору, Кейн гадал, что еще она изменила в нем и как ему вновь стать тем, кем он был.

В полиции Кейн закончил с делами в половине одиннадцатого. Его машине требовался серьезный ремонт корпуса, но она могла ехать. Он как раз собирался сесть в нее, когда врач «скорой» его остановил.

— Может, нужно взглянуть на вас? — спросил он.

— Я в порядке. Был пристегнут.

— Парень тоже. Иначе был бы уже мертв.

Кейн поглядел на груду металла, в которую превратилась машина.

— В полиции сказали, что он подросток и он потерял сознание за рулем.

Медик кивнул.

— Семнадцать лет. Старшеклассник. Его мать говорит, что у него диабет. Очевидно, утром он не сделал укол и получил инсулиновый шок. Вы прекрасно справились с ситуацией. Если б вы позволили ему врезаться в вас еще раз, не думаю, что он бы остался жив.

23
{"b":"147258","o":1}