ЛитМир - Электронная Библиотека

Что же она имела в виду под «до конца»? Начать с того, что она решила изменить внешность Майкла. «Я бы хотела полностью изменить его имидж — говорила она, — чтобы он подстригся „под цезаря“, — ну, это очень короткая стрижка, а кроме того, снял свои жуткие сапоги на пряжках и прочую ерунду». Джексону она сказала: «Я бы хотела, чтобы Хосе и Луис (ее „голубые“ танцовщики, учившие ее танцу „вог“) поработали с тобой недельку». На все это, заявляла она, Майкл послушно "говорил «да». Прежде чем Мадонна смогла приступить к созданию нового образа Джексона, она оказалась в центре очередного скандала. Через неделю после трансляции присуждения «Оскаров» Киноассоциация Америки объявила, что анонс ее документального фильма «Правда или вызов: В пути за кулисами, в постели с Мадонной», заявленного по категории R, слишком откровенен даже для категории PG-13. Режиссер Кешишьян трижды переделывал анонс, чтобы получить разрешение фильму числиться хотя бы по категории PG-13, но Ассоциация была неприклонна: анонс может быть показан только в кинотеатрах, демонстрирующих фильмы категорий R и NC-17.

Прокатчики из «Мирамакс» были уверены, что большинство кинозрителей фильм примут. Для своеобразного исследования рынка они посетили магазины грампластинок в Нью-Йорке и его окрестностях, опрашивая людей, что они думают о Мадонне. "Когда они говорили, что смертельно ненавидят ее, объяснял Гарви Вайнштейн из «Мерамикса», — мы предлагали: "Хорошо, если вы пойдете на этот фильм и заполните анкету, мы предоставим вам два бесплатных билета на следующую премьеру «Мирамикса». Затесавшись в толпу из ста пятидесяти своих откровенных ненавистников, Мадонна проскользнула в зрительный зал манхэттенского «Трибека филм сентр» на сеанс «Правды или вызова». Впервые она смотрела фильм вместе со зрителями и была готова к тому, что он вызовет у них возмущение. «Мы знали, что поклонникам Мадонны фильм понравится, — говорил Вайнштейн. — Но мы хотели узнать, прежде чем выпускать фильм на рынок, понравится ли он кому-нибудь еще». Внушительное число ненавистников Мадонны — 65% из присутствовавших на просмотре — вынуждены были признать, что фильм им понравился; «Мирамакс» убедился, что имеет дело с потенциальным боевиком. Те, кто любит пощекотать нервы, получили желаемое. по выражению одного остряка, «Правда или вызов» (название заимствовано у игры, которой увлекался кордебалет Мадонны)-это «праздник для любителей подглядывать в замочную скважину». Фильм, конечно, перенасыщен восхитительными подробностями. В дополнение к кадрам очень вызывающих выступлений, раздраженной Мадонны за кулисами, ее острых высказываний о Костнере и За-За Габор («Она свинья»), болтовни с Битти и ее раздевания перед камерой, когда в соседней комнате находится отец, «Прада или вызов» содержит кадры, где Мадонна с помощью бутылки «Эвиана» демонстрирует оральный секс. Она велит танцовщику вытащить, чем тот богат; смотрит, как двое парней целуются взасос («О Боже, я сама возбуждаюсь!»); выделывает курбеты в постели с двумя обнаженными танцовщиками; декламирует «поэму пука»; описывает свои сексуальные игры с подругой детства Мойрой Макфарлин (Мойра разозлилась на то, что в титрах переврали ее фамилию — «Макфарланд»), холодно отказывается быть крестной матерью ее ребенку («Маленькая дрянь», — бросает Макфарлин вдогонку Мадонне) и выставляет своего брата Мартина «тронутым» алкоголиком. В сцене, когда она завтракает в парижском отеле после бессонной ночи, за окном неистовствует толпа ее поклонников. «Даже когда мне совсем дерьмово, — говорит она прозаично, — они все равно меня любят».

В фильм не вошли съемки того, как танцовщик Луис Камачо по приказу Мадонны изображает любовь со стеной или как Мадонна страстно целует свою вокалистку Ники Харрис. На протяжении всего турне «Вожделенной Блондинки» ее небольшая «семья» ни в чем ей не отказывала. «В ней чувствуется сильная и властная натура, — говорит Камачо. — Она улыбается, но взгляд ее так и пронизывает». Даже в сценах, где души побольше, чувствуется расчет на внешний эффект. Вот ее брат Кристофер Чикконе стоит на заднем плане, прислонясь к дереву, как некая дополнительная деталь сцены с великой Мадонной, а она лежит на могиле матери, «думает как она сейчас выглядит. Просто кучка праха». Много в фильме сцен, исполненных материнской любви Мадонны к своим танцовщикам, но это тоже все пустышка. В одном месте врач осматривает ее горло, и зрителя заставляют любоваться поданными крупным планом миндалинами Мадонны. «Ей не интересно жить, когда на нее не направлена кинокамера, — говорит Битти за кадром, — и еще меньше — разговаривать». Импресарио Фредди Де Манн умолял Мадонну смягчить тон, сгладить углы: он опасался, что сцены, подчеркивающие такие черты ее натуры, как расчетливость, жестокость, страстность, вызовут негативную реакцию. Она отказалась. Однако в последнюю минуту по настоянию Битти в фильме были сделаны кое-какие сокращения. Он потребовал, чтобы выбросили телефонный разговор, записанный без его ведома, где он признавался Мадонне в любви и говорил всякий сентиментальный вздор. Слово Мадонне: «Я считала, что в нем (разговоре) есть подлинное волнение, трогательность, откровенность… В конце концов, мне кажется, что он без уважения относился к тому, что я делала, и воспринимал фильм несерьезно. Он просто считал, что я маюсь дурью, снимая домашнее кино». Это ее «домашнее кино» не раскрыло подлинного характера звезды, но было достаточно сочным, чтобы привести в восторг как критиков, так и зрителей. Ричард Энсен из «Тайм» назвал его «эпически зрелищным… красочным вызовом», тогда как Дэвид Энсен из «Ньюсуик» объявил, что фильм «чарующий… распахнутый, пикантный! Поднимаемые ею проблемы сексуальности, власти, личности — все это делает ее самым влиятельным поп-кумиром, которому стремятся подражать!» «Правда или вызов», — соглашалась в «Нью-Йорк Таймс» Джанет Маслин, — можно рассматривать как умный, бесстыдный, яркий автопортрет, необычного развитие образа Мадонны, созданного на потребу публики". понравился; «Мирамакс» убедился, что имеет дело с потенциальным боевиком. Кое-какие черты этого образа раскрыл на своих страницах «Адвокат», лос-анжелесский журнал сексуальных меньшинств. В своем интервью, опубликованном в двух номерах журнала, где договаривалось то немногое, что казалось недосказанным в фильме, Мадонна признавалась, что свой ранний сексуальный опыт получила в общении с девочками и что ей очень нравилась мужеподобная певичка, исполнительница «кантри» К.Д.Лэнг. Она назвала католицизм «по-настоящему нездоровой религией», предположила, что Иисус и Мария Магдалина «возможно, поладили» и что нормальные мужчины нуждаются в «доброй затрещине. Каждый „нормальный“ парень должен хотя бы раз ощутить мужской язык у себя во рту».

Может, она извращенка, поинтересовался ее интервьюер Дон Шьюи. «Меня возбуждает, когда женщина любит меня, а мужчина или другая женщина присутствуют при этом. Это — извращение?» «Нью-Йорк пост» считала, что извращение. На своей первой полосе газета поместила изображение Мадонны затянутой в кожу, с сигаретой приклеенной к губе. Заголовок вопил: «Какова шлюха! Вульгарная Мадонна — дегенеративная Королева подонков». Мадонна чересчур поздно обнаружила, что по крайней мере в двух случаях перегнула палку. Майкл Джексон был зол из-за того, что она раззвонила о своем намерении пересоздать его облик. А брат Кристофер пришел в ярость, когда узнал, что в беседе с журналистами она коснулась его гомосексуализма. Юрисконсульты Мадонны позвонили в последнюю минуту в редакцию «Адвоката» с просьбой снять нежелательные для Джексона и Кристофера Чикконе фразы, но звонок опоздал — номер уже ушел в печать. В интервью Мадонна упоминает об их с Кристофером особых отношениях — «мой брат Кристофер -»голубой", и в нашей семье мы всегда были самыми близкими людьми", — что отражает ее слабость к «гомикам». «Я всегда работаю с мужчинами -гомосексуалистами… Для меня они полноценные люди, куда полноценнее, чем большинство нормальных мужчин, которых я знаю». Она, по ее словам, впервые поняла, что Кристофер гомосексуалист, когда взяла его с собой на урок балета и он познакомился с ее преподавателем Кристофером Флинном. «Я просто увидела, что между ними возникло что-то такое, даже не могу объяснить вам что. Но я тогда подумала: ага! понятно. Ему тоже нравятся мужчины. Для меня это было откровением». Кроме всего прочего, разоблачение вывело Кристофера из себя уже хотя бы потому, что впервые заставило их отца посмотреть правде в глаза. Отношения отца и сына и так были натянуты, и эту щекотливую тему, конечно, не следовало поднимать. Самое главное, Кристофер обиделся и решил, что Мадонна предала его. Это была первая их серьезная размолвка, и Мадонна сожалела о ней. Она попросила у брата прощения, но не в силах была исправить содеянное.

68
{"b":"1474","o":1}