ЛитМир - Электронная Библиотека

— Господи, а я много лет не могу понять, для чего нам нужны исследования в области вегетарианской пищи!

— Ты это серьезно? — Аолла расхохоталась. — Никогда бы не подумала, что из-за меня Советники будут финансировать такие исследования.

По ходу еды она засыпала Джона вопросами, и он был вынужден ей подробно отвечать. Когда-то, по работе, еще до Дорна, они много встречались и имели достаточное число знакомых, но скоро он понял, что все это ее мало интересует и Аолла разговаривает больше из вежливости.

Строггорн проснулся и с удивлением прислушался: он с трудом поверил, что Аолла на Земле — еще два года нужно было бы ждать ее прилета. Он почувствовал боль. Все эти отлеты и прилеты очень утомляли, иногда ему казалось, что он по-настоящему живет, только когда она на Земле — но Строггорн никогда бы не сознался ей в этом.

Аолла сидела спиной к двери. Строггорн плохо себя чувствовал и не стал развлекаться с Многомерностью только для того, чтобы удивить ее. Он подошел и сел на пол рядом с ее креслом, чем удивил Аоллу. Она не помнила другого случая, чтобы он как-либо проявлял свои чувства к ней при посторонних. Джон подумал, что если бы когда-нибудь видел их вместе и без этого все было бы ясно.

— Строггорн, будешь есть? — спросил Джон.

— Не откажусь, только не вегетарианское, — ответил Строггорн и ощутил резкий приступ боли, отозвавшийся тошнотой. Несмотря на блоки, это почувствовали все. — Неужели вы меня не долечили?

— Не в этом дело. То обезболивание, которое делали во время операции…

— Это называется обезболиванием? — перебил его Строггорн. — Насколько я помню, мне от него было только хуже. Я приходил в сознание, и вы снова начинали меня пытать.

— Перестань. Не пытать, а лечить…

— Я всегда подозревал, что в исполнении Вард-Хирургов это одно и то же, слава богу, только второй раз убеждаюсь в этом на своей шкуре! — Боль снова пронзила его мозг, и он тяжело передохнул.

— Это обезболивающее имеет серьезный побочный эффект. Я предупреждал Креила…

— Он меня действительно предупреждал, — сказал Креил, входя в зал.

— Ребята, так нельзя! — возмутился Джон. — Мне уже в третий раз не дают договорить и еще при этом оскорбляют!

— Ну, договаривай. — Креил усмехнулся. — Что там насчет побочного эффекта?

— Длительный болевой послеоперационный синдром, — наконец закончил Джон.

— Насколько длительный? — У Строггорна опять наступил приступ, и он едва сдержал стон. — Долго я не выдержу. И потом, сколько еще можно не есть?

Креил настраивал аппаратуру, и Строггорн напрягся.

— Хотелось бы понять, что ты собираешься делать? — Строггорну это все меньше начинало нравиться.

— Креил, я его мучить не дам! — вмешалась Аолла.

— Никто не будет его мучить. Я хочу сделать ему хорошее нормальное обезболивание. Небольшую блокаду. Иди ложись. — Он посмотрел на Строггорна.

Тот снова лег на операционный стол, и Джон с Креилом несколько часов подбирали обезболивание, пока не сочли его приемлемым. Строггорн сразу же уснул.

— Я забираю его домой, — решительно сказала Аолла.

— И как ты собираешься это сделать? Ему каждые четыре часа придется повторять обезболивание.

— Креил, ты же уже как-то жил у нас?

— Да, но тогда мне предоставили отдельную спальню. А сейчас, насколько я понимаю, ты мне можешь предложить только диван. Я уже много раз предлагал Строггорну другую квартиру, но у него там столько аппаратуры… — Креил остановился, потому что Аолла зло посмотрела на него. — Ладно, согласен приезжать к вам, — быстро добавил он. — Пока ты меня не убила.

Аолла вызвала Стила, который не умел удивляться и послушно выполнял ее распоряжения. Она летела в такси, Строггорн спал, и на этот раз сны не беспокоили его. Аолла ругала себя за то, что не оказалась своевременно на Земле и не смогла уберечь его от зондажа.

Через несколько дней ей удалось отловить Лингана. Строггорн, несмотря на непрерывное обезболивание, никак не поправлялся и большую часть времени спал. Аолла никогда не видела его таким и решила, что не улетит с Земли, пока не убедится, что с ним все нормально. Линган сидел у себя в кабинете и вздрогнул, когда она вошла.

— Никогда не думала, что ты такая сволочь! — начала Аолла без всяких вступлений. Казалось, вся ее нелюбовь, которую она всегда к нему испытывала, превратилась в ненависть.

— А что случилось?

— Не придуривайся! Как же это можно? Десять часов зондажа, после того, что ему пришлось делать в Многомерности, а потом еще психооперация!

— У него была травма, Аолла, это очень серьезно. — Линган ждал ее прихода, но так и не придумал убедительных аргументов. То, что для него было очень серьезным, Аолле, знавшей Строггорна лучше всех, таким вовсе не казалось.

— Ты не мог ей заняться в другой раз?

Линган понял, что Аолла считает, будто он мстил Строггорну, и это обидело его.

— Я не знаю, как тебя убедить. Тем более, что наверняка с тобой говорил Креил и все объяснил. Да, я был совершенно не прав. А если бы оказался прав? Что тогда? Ты представляешь, какие могли быть последствия? — Линган помолчал. — Ведь при его психике только и была надежда с ним справиться, пока он после Многомерности. Иначе почти никаких шансов все выяснить и не покалечить его при этом. Ты ведь сама Вард-Хирург, все понимаешь. Мне нечего тебе больше сказать и обидно, что ты даже не пытаешься меня понять.

— Зачем ты его еще и оперировал? — спросила Аолла, немного успокоившись, и Линган подумал, что в какой-то степени смог убедить ее.

— Я боялся, что в следующий раз Строггорн не даст это сделать, а спокойно смотреть, как он сходит с ума, — перспектива не из лучших. Значит, опять пришлось бы заставлять. Ты что думаешь, для меня это было развлечение? Я до сих пор на обезболивающих.

— Ну ладно, допустим. — Аолла не смотрела на него. — Все равно я считаю, что это за рамками допустимой жестокости. Он до сих пор совершенно болен, голосом говорить вообще не может, Стилу команды набирает на терминале, и я не представляю, сколько еще нужно времени, чтобы он поправился.

— Кстати, Аолла, ты не сможешь его уговорить? Нужно проверить, сможет ли он ставить эти чертовы блоки, и лучше до того, как он их снимет сам.

— Не считай меня идиоткой! Со мной он их не снимет. Кроме боли, это ничего не даст, и ты не хуже меня это знаешь. Подожди, ты хочешь с аппаратурой? — До нее, наконец, дошло, что Линган хочет проверить эффективность операции. — Не знаю, вряд ли мне это удастся, и тебе он точно не даст это делать, разве что… Ладно, может быть, он согласится, чтобы это делала я? Только не уверена в этом.

Прошло еще несколько дней. Строггорну было по-прежнему плохо, и это уже начинало беспокоить всех. Линган опасался, что все-таки повредил ему мозг во время зондажа. Строггорна с большим трудом уговорили на еще один зондаж, и то только благодаря тому, что Аолла пообещала проследить за всем и ни в коем случае не дать его мучить.

Он смог на удивление легко снять блоки и поставить их на место. Только те, что сделали Лао и Линган, ему удалось закрепить с третьего раза. Учитывая, что это ему вообще никогда не удавалось, можно было считать это хорошим результатом. Его мозг осматривал Креил, который очень обрадовался, что не придется ничего делать. Зона психотравмы уже не была столь болезненной и это лишний раз подтвердило правильность установки блоков, хотя ее полное зарастание могло затянуться на годы. Оставалось только ждать, когда Строггорн поправится.

* * *

Аолла вошла в спальню. Она уже почти месяц была на Земле и не знала, как сказать Строггорну, что ей нужно улетать. Он мирно спал без снов. У нее сжалось сердце. «Еще пять лет разлуки», — подумала Аолла, и стала осторожно гладить его руку. Строггорн проснулся.

— Ты уже пришла? — Он знал, что Аолла помогает Креилу в клинике.

— Пришла. Тебе скоро делать блокаду. Не сильно болит? — До сих пор его держали на обезболивающих, и трудно было сказать, сколько еще придется.

10
{"b":"1475","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Управление полярностями. Как решать нерешаемые проблемы
Ее худший кошмар
Чардаш смерти
Любить Пабло, ненавидеть Эскобара
Наемник: Наемник. Патрульный. Мусорщик (сборник)
Превыше Империи
Мы – чемпионы! (сборник)
За них, без меня, против всех
Станция «Эвердил»