ЛитМир - Электронная Библиотека

Вызванный утром врач осмотрел детей и сказал, что, наверное, это летаргический сон, только это странно, почему сразу у всех детей, и уточнил, не хранят ли дома наркотики и не попробовали ли их дети. Стало ясно, что врач в этом не разбирается и помочь не сможет.

В десять часов утра сон прекратился сам собой, и Директор не сразу в это поверил. О все смотрел и смотрел на совершенно здоровых детей, которые никак не могли понять, почему он так напуган.

— Папа, я не пойму, чего ты так испугался? — спросила мысленно его дочь, и волосы зашевелились у него на голове. Директор прекрасно знал, что она не была телепатом и не сразу поверил в это. Девочка опустила ноги на пол, встала и немного неуверенно подошла к нему. Он сразу подхватил ее, но она довольно хорошо держалась на ногах, и могло показаться по совершенно четким движениям, что никогда не болела. Этого быть не могло — Директор подумал, что сошел с ума. Еще вчера вечером он сам отнес ее в туалет, а потом уложил в кровать.

— Джулия, ты не знаешь, что произошло? — мысленно спросил Директор, смирившись наконец с ее телепатией.

— Знаю, я выздоровела, — четко ответила девочка.

— Это я вижу. Но как это случилось? — Он подумал, что она вполне может ничего не помнить.

— Нет, я все помню. Мне снился очень странный сон. Ко мне в спальню пришел мужчина и сел на кровать. Только я не видела его лица — он был в маске, и странная одежда — вся словно из золота.

— У него еще такой страшный взгляд? — уточнил Директор.

— Страшный? — задумалась девочка. — Нет, мне так не показалось. Правда, очень серьезный взгляд. Ну, вот. Он спросил, не хочу ли я выздороветь? Это был сон, и я, конечно же, согласилась. Почему бы нет? Еще сказал, что это будет больно, как при настоящей операции, но, не знаю почему, я не испугалась. У него не было никаких инструментов, и я не поняла, как он может причинить мне боль.

— Действительно было больно? — обеспокоенно спросил Директор.

— Да, только я не могла кричать. Как будто жгло внутри. А потом он сказал, что покажет мне красивый сон и мне не будет так больно.

— Ты смотрела ему в глаза? — Он представил себе эту картину, и ему стало плохо.

— Да, отец, он сказал, что иначе будет еще больней, а он не хочет меня мучить. Мне так хотелось выздороветь! Если честно, не так уж было и больно. Этот сон, такой удивительный! Я была на другой планете. Кажется, ее название, — Джулия нахмурилась, — вспомнила! Дорн. И какое-то существо, совсем огромное, несло меня на своих крыльях, и от этого боль утихала, а потом совсем прошла, и я сама летала на крыльях! Это так прекрасно! — Она увидела, что отец плачет, и никак не могла понять, почему ее выздоровление причинило ему такую боль.

Неожиданно Директор вспомнил, что у него на все меньше четырех суток. Теперь не было никакой неуверенности, даже в мыслях. Он еще подумал, что нужно научиться лучше контролировать себя. Необходимо было действовать и действовать быстро. Уже выходя из детской спальни, Директор обдумывал, как выполнить приказ Строггорна, зная, что не может позволить себе не успеть. Лучше всего было не думать о том, как Советник мог поступить с ним и его семьей в противном случае.

16 февраля, 2031 год абсолютного времени
(25 июня, 309 год относительного времени)

Ровно через четверо суток после того, как Генри Уилкинс, Директор разведуправления, увидел Строггорна в своей спальне, он лично встречал его у двери перехода. Стояла чудовищная жара, военный вертолет подогнали почти к самому входу. Директору пришлось заставлять летчика подчиниться приказу тот панически боялся перемещения стены. Многие знали, что в случае захвата еще никому не удавалось вернуться с той стороны.

Директор вспомнил, как для организации этой встречи ему понадобилась вся его огромная власть. Прямая и строго конфиденциальная встреча с Президентом нарушала все дипломатические каноны. Директор поставил на карту свое положение, пытаясь убедить в необходимости этой, сугубо приватной, встречи и добился своего, уложившись в крайне сжатые сроки, заданные Советником.

От жары Директор вспотел. Он еще раз поглядел на часы: они прилетели почти за час до условленного времени. Вокруг стены, на расстоянии пятисот метров от нее, днем и ночью держали оцепление, поставленное после мнимой водородной атаки. Чтобы посадить вертолет так близко, Директору понадобилось подтверждение своих полномочий от самого Президента. Он не мог дать никаких объяснений, но само известие о том, что Директор собирается забрать посланника с той стороны, вызвало панику. В головах у людей вертелись фантастические образы чудовищ из фильмов ужасов и компьютерных игр. Все были абсолютно уверены, что Земля оккупирована представителями чуждой цивилизации, да и сам Директор не знал, насколько это могло оказаться справедливым. То, что Советник Строггорн родился на Земле, можно было смело поставить под сомнение, а ведь никто не мог исключить еще и наличия инопланетных хозяев.

Вглядываясь в пейзаж за стеной, Директор подумал, что необходимо лучше контролировать свои мысли. Термин «стена» всегда был совершенно условным. Бесконечный песок что с той, что с другой стороны, ветер, слегка поднимающий его вверх, и никакого раздела, кроме воткнутых вешек с ярко-красными, слегка выгоревшими, флагами. Сама дверь казалась нарисованной прямо в воздухе, потому что никакой двери на самом деле не было — просто тонкий овал в рост человека. Когда-то, много лет назад, в эту дверь отправили специально подготовленный отряд с самыми лучшими видами вооружения, которые только можно было унести на себе и протащить в дверь. Люди исчезли. Больше подобные эксперименты не проводились, хотя местные жители почти все ушли через дверь, и до водородной атаки никто им в этом не препятствовал.

Несмотря на то, что Директор не сводил взгляд с двери, он пропустил момент, когда появился Советник Строггорн, только услышал, как вскрикнули люди, увидев возникшую из ничего фигуру. Советник был одет в ту же золотистую одежду, как и прошлый раз. Плащ спадал до самой земли, лицо было скрыто полумаской. Рядом с ним, справа и немного сзади, возвышалась двухметровая фигура охранника, а слева, примерно в полуметре над головой, висел абсолютно черный шар десяти сантиметров в диаметре — это Креил ван Рейн настоял на дополнительном обеспечении безопасности и снабдил Строггорна самой лучшей защитной системой, втиснув ее в такой небольшой объем. Советник стоял неподвижно, а люди все продолжали кричать. Директор не сразу понял, какой жуткий, нечеловеческий страх должен наводить Строггорн на обычных людей, если даже он ощутил, как провалилось и резко снова застучало сердце.

— Куда? — Строггорн смотрел на него своим ледяным взглядом. Ему совсем не понравилась страшного вида машина, которая, очевидно, ждала его. Из головы Директора он тут же выудил, что это — весьма совершенное средство передвижения в воздухе, но эта информация нисколько не успокоила его и не внушила доверия. В своей жизни он доверял только той технике, которую создал Креил и преданные ему люди. В их стране слишком часто приходилось опробовать какие-либо новые методы сразу на человеке: это требовало безусловного доверия к разработчикам, жестко отвечающим за возможные неудачи таких действий. Строггорн хорошо изучил абсолютное время и знал, что здесь подобная практика была бы невозможной из-за слишком низкой, по его мнению, ответственности людей за последствия.

— Мы полетим вертолетом до аэродрома, где нас заберет самолет постарались выбрать самый скоростной, — быстро объяснял Директор, уловив недоверие Советника. — Это займет примерно семь часов, но дальше нам будет нужно еще около часа, чтобы добраться до резиденции Президента. Он будет ждать нас.

Они подошли к открытой двери вертолета. Строггорн, пропустив сначала Стила и Шар и дождавшись, когда они подтвердят безопасность, занял кресло. Он ничего не говорил Директору, и тому пришлось продолжать.

13
{"b":"1475","o":1}