ЛитМир - Электронная Библиотека

— Странный человек. Привезли как колдуна, только мне сдается, он просто сумасшедший. Да наше дело маленькое — знай себе охраняй.

Президент похолодел. «Значит, я сумасшедший?» Он никак не мог в это поверить, но потом вспомнил, что ненормальные никогда себя не считали такими. «И где я?»

Он услышал, как повернулись ключи в замке и дверь открылась. На пороге стоял монах. Его лицо было закрыто капюшоном, и Президент не смог бы узнать его.

— Пойдемте со мной, — сказал монах. Его голос был совершенно незнакомым.

— Где я? — Президент встал, не торопясь выходить. Пол был скользкий и холодный, дрожь сразу прошла по его телу. Монах сверкнул глазами и неожиданно расхохотался.

— Здесь ты не можешь задавать вопросы. Для тебя теперь все кончено. Он пропустил стражников, и они поволокли Президента по мрачному узкому коридору. Его втащили в помещение, он огляделся и сразу понял, что это была камера пыток. В камине ярко горел огонь, отбрасывая причудливые тени на странные механизмы. От одного вида инструментов, некоторые из которых были погружены в огонь, Президенту сразу стало плохо.

— В чем меня обвиняют? — закричал он.

— Разве для того, чтобы попасть сюда, нужно еще и обвинять? — Монах смотрел на него. — Вспомни ту девочку, которую вы изнасиловали с друзьями. Ей было всего четырнадцать лет, она до сих пор в сумасшедшем доме. А каких денег стоило твоим родителям замазать все это! На мой взгляд, вполне достаточно и этого.

— Как вы узнали? — хрипло спросил Президент.

— Начинайте. — Кивнул монах палачу, так и не ответив на вопрос.

Президента растянули на пыточном столе, и следующие несколько часов была только боль и образ той девочки, просящей пощады. Когда он очнулся в той же камере, холодный камень скамьи проникал в тело, казалось, отнимая жизнь. Тело безумно болело, суставы распухли, и даже просто пошевелить рукой или ногой было трудно. Страшно хотелось пить и есть, но никто не собирался его кормить. Президент вспомнил пытки и невинную девочку, жизнь которой они так глупо и бессмысленно загубили. Это случилось перед самым окончанием колледжа. Они собрались на вечеринке и вскоре, изрядно напившись, решили прогуляться. Бог его знает, что она делала так поздно и одна на улице — он так никогда и не узнал об этом.

— Ее в тот день выгнал отец, — знакомый голос раздался прямо в его мозгу. — Он напился и кидался на всех с ножом. Девочка искала на улице спасения, а нашла вас. И еще — она просто хотелось есть. Поэтому и пошла с вами. Такие прилично одетые молодые люди! Разве она могла подумать, что вы сделаете с ней!

— Это вы, Советник? — Президент узнал Строггорна. — Как вы узнали об этом?

— Мне нет проблемы получить информацию о любом событии прошлого и настоящего, когда мы находимся здесь.

— Мне все это снится? — с надеждой спросил Президент.

— Нет. Все это происходит на самом деле, а вот я — это сон. Скоро ты проснешься, и тебя поведут снова пытать.

— Нет! За что?

— Глупый вопрос. Она тоже спрашивала: «За что»? Но вы только смеялись и издевались над ней.

— Разве за все положено возмездие? — Президент сжал голову руками.

— Ты зря не верил в это. Прощай, мне пора.

— Не уходите, Советник! — закричал Президент, поняв, что как только Строггорн уйдет, его снова начнут пытать, а ему совсем не хотелось искупать свои грехи.

…Он проснулся от звона ключей. Монах пришел за ним, и стражники с трудом смогли дотащить Президента до камеры пыток — так отчаянно он сопротивлялся.

Потянулись бесконечные дни. Каждый раз монах зачитывал новый приговор, напоминая о загубленных Президентом жизнях. Помимо брошенных незаконных детей и изнасилованных женщин, были еще мальчишки, отправленные в зоны военных конфликтов, матери, не перенесшие их гибели. Казалось, этот перечень будет тянуться бесконечно. Через какое-то время Президента перестало удивлять невероятное разнообразие пыток, которые применяли к нему. Хорошо запомнилось, что они ни разу не повторились. Советник по-прежнему приходил к нему в снах. Теперь Президент хорошо знал, что, видимо, его больной мозг сам придумал Строггорна, как ниточку, уводящую от боли и страданий. Советник рассказывал ему о загадочном государстве, где мирно жили люди и телепаты. Ему некуда было спешить, теперь у них было достаточно времени понять друг друга. Больше всего на Президента произвела впечатление очень длинная жизнь без старости в Элиноре. Чем больше он узнавал, тем больше хотелось побывать когда-нибудь в этом придуманном мире, и было безумно жаль погибшую земную цивилизацию, так и не дождавшуюся своего расцвета. В его снах все это уже произошло, и теперь вершился Страшный Суд над ним, определяя его дальнейшую судьбу.

Тянулись месяцы. Однажды Советник предупредил Президента о назначенной казни. Это известие пришло как избавление и только обрадовало. Президента везли на телеге, его конечности были так изуродованы, что он не мог идти. Люди плевали ему в лицо и бросали камнями, но Президент не пытался защищаться. За эти месяцы он так переоценил свою жизнь, что считал их действия справедливыми. Палач подвесил его головой вниз и, когда нож впился в промежность, Президент закричал. Через какое-то время темнота поглотила все.

Президент очнулся в гостиной. Его взгляд был совершенно безумным, и даже Строггорн подумал, что перестарался.

— Разве я не умер? — Президент стал понимать, что произошло. — Сколько прошло времени?

— Около пятидесяти минут. — Строггорн по-прежнему смотрел на него своим холодным взглядом, но только теперь, как ни странно, это перестало вызывать страх. — Отведите его в душ и помогите одеться. Так он быстрее придет в себя.

Через десять минут Президента привели и помогли сесть в кресло. У него была немного нарушена координация движений.

— Вы готовы теперь сотрудничать с нами? — спросил Строггорн.

— Да, после того, что я узнал и пережил… У меня чувство, что я стал другим человеком.

— Это не чувство, это так и есть. Мне только жаль, что пришлось использовать такие варварские методы.

— Насколько я теперь понимаю, у вас слишком мало времени, а ситуация крайне серьезна. Только, скажите, Советник, другие цивилизации не помогут нам отбыть на тот свет? Уж больно хороший предлог, — уточнил Президент.

— Им это будет весьма сложно сделать. В отличие от ваших ужастиков, уничтожение цивилизации — вещь серьезная. Ее скрыть просто невозможно из-за различного рода последствий. Все цивилизации общаются друг с другом, и, я считаю, никто не решится на это. Вы поняли свою роль, Президент?

— В общих чертах. Основное, насколько я понял, общественное мнение. За пять лет нужно как-то примирить людей с необходимостью помощи со стороны инопланетных цивилизаций. Скрыть вмешательство невозможно?

— Никак. Нам понадобится больше тысячи инопланетных кораблей, и все они будут в пределах Солнечной системы. Сами понимаете, при ваших средствах обнаружения, невозможно это скрыть. — Теперь все почувствовали, что Советник спешит. — Придется потрудиться и создать единую энергетическую систему на Земле. Это тоже очень важно. Мы уже обсуждали это с вами в псевдореальности, и теперь в общих чертах ясно, что нужно делать. Да, еще два момента. Небольшая компенсация за нанесенный вашему здоровью ущерб. Во-первых, ваш последний ребенок — телепат. Вам пора знать, почему ваш двухлетний ребенок иногда наводит на вас такой страх. И вообще, при нормальном развитии событий через пять-шесть поколений на Земле не останется нетелепатов. И второе. Ваш старший сын серьезно и неизлечимо для вашей медицины болен. Я привез для него лекарство. — Подошел Стил и передал Президенту небольшую коробочку. Колите каждые четыре часа, и через неделю он будет практически здоров. Строггорн встал. — На вашего начальника охраны и Директора разведуправления можете целиком полагаться. Если они не смогут обеспечить вашу безопасность ее уже никто не обеспечит. Теперь прощайте. Видеться больше мы почти не будем, в этом нет необходимости.

17
{"b":"1475","o":1}