ЛитМир - Электронная Библиотека

— Скажите, Советник, вы поступаете подобным образом только со мной или собираетесь продолжить?

— У вас есть «друг», которым вы советуете заняться в первую очередь? Строггорн улыбнулся. — Президент России?

— Точно! — Президент США расплылся в улыбке.

— Вы же друзья?

— Именно поэтому рекомендую. Поверьте, в его прошлом вы найдете немало интересного, за что ему необходимо покаяться.

— Я подумаю над вашим предложением, — официально ответил Строггорн, направляясь к выходу.

— Советник! — Президент испугался. — А мой голос?

— Все пройдет. Не волнуйтесь. Через час-потора все восстановится. Только… боюсь, что вам еще долго не будут нужны женщины.

— Как долго?

— Думаю, ровно пять лет. — Строггорн усмехнулся. — Должен же быть у вас стимул помогать нам.

— Вы все-таки очень жестокий человек, Советник, — грустно заметил Президент.

— Хотел бы я посмотреть на нежестокого человека, который бы смог убедить вас за два часа разговора.

Директор разведуправления, по просьбе Строггорна, провожал его до двери перехода. Вертолет приземлился совсем близко, взметнув вихри песка в воздух. Перед дверью Советник остановился и спокойно сказал:

— Вы, Директор, сейчас пойдете со мной. Не бойтесь, обещаю ровно через два часа вернуть вас в целости и сохранности.

Директор вернулся и приказал вертолетчику ждать. Затем он шагнул внутрь двери и оказался на другой стороне. Больше всего его поразило, что на той стороне была ночь и шел тихий дождь. Строггорн и Стил были рядом. В темноте проглядывал лес, близко к двери деревья были невысокие, но чем дальше, тем выше поднимались в небо. На поляне стояли две обтекаемые овальные, слегка освещенные капсулы без каких-либо колес, винтов или иных приспособлений для движения. Директор не понял, как они могут перемещаться. Дороги тоже не было — капсулы стояли прямо в небольшой прогалине перед дверью. Директор увидел, как им навстречу вышел человек в темной рубашке и таких же темных брюках. Красивые волнистые черные локоны спадали почти до плеч, а лицо закрывала полумаска. Он мысленно говорил, но язык был незнакомым, а речь очень быстрой.

Стил подхватил Строггорна на руки, и Директор с удивлением посмотрел на это. Из второй машины вышел мужчина огромного роста в обычной европейской одежде и полумаске, скрывавшей лицо, и внимательно вслушался в мозг Строггорна.

— Стил, давай его сажай и быстро в клинику. Он опять сорвал себе нервную систему, — распоряжался Линган.

— Генри, вы узнаете меня? — медленно спросил Креил по-английски, внимательно смотря на Директора.

— Советник Креил ван Рейн? — удивленно переспросил тот, наконец сопоставив четкий пси-образ человека — мужчина во всем черном, в сияющем вихре, и существо, которое он встретил в Многомерности.

— Совершенно верно. Вы сейчас поедете с нами. Садитесь в машину.

— Я обещал вернуться через два часа. Меня будут ждать, — забеспокоился Директор.

— Не волнуйтесь, — влез в разговор Линган, уже садясь в машину. Строггорн вам не объяснил, но здесь время течет примерно в двадцать раз быстрее, и значит, у нас до срока должно пройти больше сорока часов.

Машина со Строггорном и Линганом совершенно бесшумно взлетела. Директор изумленно смотрел на это.

— Какой у нее принцип движения? — спросил он.

— Антигравитация, — коротко ответил Креил и подтолкнул Директора к входу. Внутри капсулы стояли четыре удобных кресла, а спереди была расположена панель управления, без каких-либо рычагов или рулей, что опять-таки удивляло. Креил сказал несколько слов на незнакомом Директору языке, и такси бесшумно понесло их к Элинору.

— Она что, управляется голосом? — Директор все никак не мог прийти в себя.

— А как вы думаете? — спросил Креил вместо ответа. — Это обычное загородное такси. Большинство наших механизмов, включая биороботов, так управляется. Это быстрее и удобнее для людей, ну, и для нас тоже, хоть мы и не любители говорить. Когда-нибудь переведем все на мыслеуправление.

— А личный транспорт? — Директор не мог представить себе отсутствие личного автомобиля.

— Кому он нужен? — Креил пожал плечами. — Вы можете вызвать такси из любого места, и оно обязательно прибудет не позже, чем через пять минут ночью и одну минуту — днем. К тому же, вам это обойдется значительно дешевле, чем обслуживание своей машины. Впрочем, если бы я захотел — никаких проблем.

— Советник, вы не скажете, что собираетесь со мной делать?

— Это не поднимет вам настроение. Зачем его портить раньше времени?

Директору не понравился ответ Креила, но он решил больше ничего не выяснять. Они приземлились на крыше Дворца Правительства, ослепительно сиявшего в темноте. Огромные шпили возносились на высоту ста сорока этажей, соединяясь висячими мостами и ажурными арками. Пять крыльев Дворца, казалось, разметались в воздухе, сияя каждый своим цветом, мягко переходящим один в другой, и Директор вдруг отчетливо увидел, как два крыла поменялись местами, изменив свое положение в Многомерности. Было что-то совершенно нереальное в этом огромном здании, но понять, что именно, представлялось сложным.

Они спустились по эскалатору вниз. Множество коридоров разбегалось из просторного зала со стеклянной крышей, хотя сверху Директору она не показалось прозрачной. Креил уверенно вел его по слабо освещенным коридорам, выбирая только ему понятный путь. Изредка мимо них проносились непонятные механизмы и встречались операционные залы с прозрачными стенами и сложной аппаратурой. Людей почти не было, а те, кто встречались, — были эсперами. Они быстро переговаривались с Креилом на незнакомом языке, ни разу не остановившись при этом. На одной из дверей коридора Директор увидел надпись, предупреждавшую о Многомерности и опасности для жизни. Директора провели через одну из таких дверей, а Креил только усмехнулся и сказал, что можно не бояться, но Директор сразу остановился, когда увидел провал в полу. Креил прошел прямо по нему — ноги шагали по воздуху, казалось, провала вообще не существовало, но Директор не мог решиться последовать его примеру. Он в отчаянии застыл, когда Советник исчез за поворотом. Только теперь Директор сообразил, что остался один, и закричал, сначала голосом — тот глухо отозвался в воздухе, словно звуковые волны не распространялись здесь, а затем, окончательно испугавшись, телепатически. Ему никто не отозвался. Директор изумленно заметил, как провал начал расширяться, приближаясь к его ногам, а одна из стен коридора подозрительно подвинулась. Какие-то мерзкого вида потеки поблескивали на ней, хотя всего секунду назад, Директор мог поклясться в этом, она была белоснежно чистой. Провал приблизился, и абсолютная поглощавшая бездонная чернота дохнула в лицо Директору. Ему показалось, как отдаленно из темноты голос позвал его, лицо жены, смертельно бледное и какое-то мертвое, мелькнуло в провале, а он все никак не мог оторвать взгляд от этого зрелища. Провал приблизился к его ногам вплотную, в нем закружились водоворотом звезды, и Директор с ужасом понял, что эта карусель стала затягивать его в себя. Он телепатически закричал, но оторвать взгляд был не в силах.

— Генри, вы с ума сошли! Разве можно в Пятимерности отстать от Варда! Вы должны идти строго за мной и ни в коем случае не задерживать взгляд на предметах! — Креил стоял на другом конце провала и невозмутимо смотрел на Директора. Тот облегченно передохнул.

— Я сильно испугался, Советник, — пояснил он. — Мне что, идти прямо через провал? Я что-то не могу никак решиться.

— Вы об это? — Креил посмотрел на провал. — Между прочим, вы испугались и создали его сами. Вы же тоже почти Вард. Представьте себе мостик — он возникнет и вы спокойно пройдете, если просто так не решаетесь.

Директор представил мостик, но провал и не подумал послушаться его.

— Сплошная потеря времени! — ругался Креил, создавая нормальный пол в коридоре. Еще он передвинул назад стену, которая уже совсем подобралась к Директору, явно намереваясь пройти через него насквозь. Когда Директор поравнялся рядом с ним — все равно он теперь с опаской шел по только что возникшему полу, Креил положил руку ему на плечо и больше не отпускал от себя. Пару раз пришлось переходить через такие же провалы, и один раз стена прошла сквозь них. Директор зажмурился, а Креил даже не остановился, как будто это не касалось его. Он хорошо знал, что ночью крылья Дворца Правительства в Многомерности меняются и внутри это создавало самые причудливые эффекты. Креил оставил его в небольшом холле перед дверью с непонятной надписью, а сам прошел в операционный зал. Директор сел в кресло и сразу закрыл глаза, уже хорошо понимая, что это не то место, где стоит ходить одному или что-либо разглядывать. В первый раз он задумался о том, что же это за существа, которые нормально себя чувствуют в таком жутком месте, способном проглотить обычного человека за несколько секунд; он уже убедился на собственном опыте, что предупреждение об опасности для жизни было вовсе не шуткой.

18
{"b":"1475","o":1}