ЛитМир - Электронная Библиотека

— Значит, мы почти ничем не можем ему помочь? — спросил Строггорн.

— Кое-чем можем. Я подберу другой состав регрессанта, но боюсь, что мы превратили его жизнь в пытку. — Джон с сожалением покачал головой.

— Болевой синдром?

— Не только. Возможно все — вплоть до раздвоения личности, когда ему будет противен как один облик, так и другой.

Тщательно подобрав регрессант, они смогли вывести Креила из бессознательного состояния. Уделом его с тех пор стали все возрастающие дозы обезболивающих и при этом раз в две недели — ввод дополнительной дозы регрессанта-стабилизатора, без которого он просто не мог существовать.

Глава 20

Февраль 2032 год абсолютного времени
320 год относительного времени

Строггорн сидел в гостиной Директора разведуправления, как всегда возникнув внезапно, просто появившись. Генри сразу проснулся у себя в спальне, почувствовав Советника. Он спустился вниз и увидел в кресле Строггорна. За эти полгода Директор привык к этим внезапным появлениям и уже давно ничему не удивлялся. Жена и дети крепко спали, и Директор хорошо знал, что пока Строггорн здесь — они не проснутся.

— Докладывайте, Директор. Покороче, если можно, — приказал Строггорн.

Генри на предельной для себя скорости, по памяти, которая с момента операции стала у него просто феноменальной, быстро перечислял суммы денег на банковских счетах — они постоянно увеличивались как за счет прямых поступлений, о которых знали в Элиноре, так и различных чисто банковских операций, из-за чего Строггорн и требовал постоянного отчета, опасаясь слишком рискованных вложений. Директора всегда поражало, как один человек, пусть и проживший много лет, может разбираться во всем этом. На самом деле Строггорн пользовался консультациями ведущих банкиров мира. Изучать досконально банковские спекуляции у него не было времени, да он и не считал это необходимым. Его основной профессией было умение использовать людей, а вовсе не учиться до бесконечности в большой степени бесполезным и устаревшим для него вещам. Далее Директор приступил к перечислению скупленных на подставных лиц предприятий. Кроме него, никто в абсолютном времени не знал, кому они принадлежали на самом деле.

— Когда можно будет начать заменять оборудование на заводах? — спросил Строггорн.

— Можно хоть сейчас. А на какое вы собираетесь заменять? — уточнил Директор.

— Во всяком случае, на экологически чистое. Точно я сам не в курсе, наверное антигравитационное, а может быть, еще на какое-нибудь, но это позволит значительно увеличить выработку энергии.

— Нам ее понадобится так много?

— Даже если мы выполним все, что наметили, нам не произвести больше десяти процентов от того, что нужно. Правда, созданная система позволит довольно плавно перераспределять энергию, и это даже более важно для нас, чем ее абсолютное производство. Вам удалось провести запрет на показ всей этой мерзости?

— Нет. Она приносит такой доход, что мы можем только оказывать прямое давление на производителей. Попытка ввести прямой запрет пока не прошла, мы же не можем мотивировать это контактами с инопланетянами!

— Почему?

— Советник! Нас запрячут в сумасшедшие дома, как только мы заикнемся об этом!

— Вы хотите сказать, нужны прямые доказательства? — Строггорн, конечно же, забрался в голову Директору.

— А можно их предоставить?

— В какой форме будет очевидно, что произошел контакт с инопланетной цивилизацией, и не вызовет панику?

— Советник! Это вы сами думайте! Я в инопланетных цивилизациях не разбираюсь! А как вы попадаете туда? Просмотрев все материалы, я убедился, что за последние пятнадцать лет у нас практически не было наблюдений за НЛО. Только совсем недавно вроде бы засекли что-то — какое-то тело появилось около Солнечной системы и сразу исчезло. Отнесли на погрешность оптики.

— Правильно. Корабль с Дирренга. Забрали и вернули Креила ван Рейна. Ненадолго, слава Богу, нам без него никак не обойтись. Больше здесь никто не появляется. Аолла проходит через гиперпространственное Окно, а наблюдателей с Земли убрали. Был прямой запрет на посещения планеты — хватит нас делить, мы еще не погибли, — пояснил Строггорн.

— Проход через Окно никого не убедит, даже если она будет в образе чудовища. — Директор покачал головой, представив, что на экране все воспримется как обычный компьютерный монтаж. — Вот космический корабль другое дело.

— Ладно. Ты хочешь сказать, нужно сделать официальное прибытие Аоллы на инопланетном корабле? Чтобы это засекли все станции наблюдения, а ее выход из корабля был заснят всеми желающими?

— Это возможно? Договориться с Дорном? Или с Дирренгом?

— Попробуем. С Дирренгом не получится. Слишком недолго контактируем, и там не афишируют отношения с Землей. Нам больше нужен их голос в Совете Галактики. Остается Дорн. В крайнем случае можно просить еще из системы Ригеля, но существа там! Бр-р-р! Даже меня от их вида трясет, можешь представить, что на Земле начнется? Нам же придется дать информацию о планете, показать вид существ, которые ее населяют. — Строггорн в мозгу создал образ существа с Ригеля, с их бесконечными глазами и зубами, и все, включая охранников, вздрогнули. — Видите, даже у вас какая реакция! А вы люди подготовленные! С Дорном тоже все непросто. Как мы им объясним, зачем нам это нужно: использовать для возвращения Аоллы инопланетный корабль? Что у нас большая часть землян круглые идиоты и верят только в тот уровень техники, который имеют сами? А без шоу им в это не поверить никак? Будут проблемы с безопасностью. Подумаем еще.

— Когда это можно будет сделать?

— Не раньше, чем через ваши полгода. Она только что улетела, и дай Бог нам вписаться в этот срок, — Строггорн вспомнил, что Аолла несколько часов беседовала со Странницей, а он не имел ни малейшего представления о чем. Но на Дорне было не все гладко — это ясно. Перевыборы Президента прошли и прежний остался на второй срок — еще на сто лет, но Уш-ш-ш набирал все большую власть. Креил все-таки сказал Строггорну о том, что Аолле каждый раз все сложнее выбираться на Землю, а ведь должно было быть, правда, еще не скоро, голосование Совета по поводу помощи Земле. В случае принятия положительного решения, им тоже было нужно длительное время на подготовку и приставать с идиотскими просьбами к Дорну никуда не годилось. — Хорошо, попробуем договориться. — Думать о том, на какие унижения ради этого, может быть, придется пойти Аолле, ему не хотелось. Достаточно было того, что он увидел в ее голове прошлый раз. Все это выглядело мерзко, хоть она и не жаловалась, понимая, что Строггорн и сам все знает.

— Еще будут инструкции? — спросил Директор.

— Нет, но расскажите, что у вас здесь произошло?

— У нас была небольшая охота за одним из них. — Директор кивнул на охранника. — Хоть я кое-как и объяснил, что договорился с вами об их выдаче, у многих возникли к ним вопросы. Нам пришлось позволить его выкрасть, и он рассказал им об Аль-Ришаде. Конечно под «страшными пытками» и только то, что было в наших интересах. Ты не хочешь рассказать Советнику, какой гадостью они тебя пичкали?

— Я прекрасно выспался. Эти идиоты так и не поняли, почему на меня так все плохо действует. — Охранник усмехнулся. — Прогнали меня через рентген. Думали, что я железный, что ли? Вообще, они были почти уверены, что я не человек, Советник. Все это очень неприятно: нужно бы последить за их лидерами.

— Ты, конечно, выудил у них из головы имена? — усмехнулся Строггорн.

— Естественно, Советник, иначе зачем бы мне идти к ним в руки? С этой группировкой мы покончили. Часть теперь в психбольнице, двое — в тюрьме, остальные, из наиболее агрессивных — в коме. Так приказал Директор. Правильно?

— Правильно. Пока я не отменю приказ, вы должны ему беспрекословно подчиняться и защищать, — подтвердил Строггорн. — Кстати, Директор, вы уменьшили охрану. Почему?

39
{"b":"1475","o":1}