ЛитМир - Электронная Библиотека

Через четыре часа Линган наконец смог всерьез заняться зонами памяти. До этого он искал скрытые зоны — если бы Строггорн пытался что-то спрятать, он бы разместил их на уровнях Вард-Структуры или эмоциональной сферы. Ничего не найдя, Линган почувствовал облегчение. Он уже давно понял, что даже если бы у Строггорна был злой умысел, провести коррекцию психики, не повредив работу такого нечеловеческого мозга, им бы не удалось. Теперь ему предстояло убедиться, сопоставляя действия Строггорна в различные моменты его жизни и исследуя его побуждения, что тот не представляет и потенциальной опасности в будущем. Это была сложная, монотонная работа. Линган выбирал воспоминание, затем находил ему подобное в прошлом и, сопоставляя, смотрел, как изменилось восприятие событий. Насколько он знал из своего опыта, только такая процедура могла достаточно точно проследить изменение личности в будущее. И все время получался один и тот же ответ, который сначала поразил его, но потом, много раз подтверждаясь, испугал.

Зону психотравмы Линган нашел сразу. Любое прикосновение к ней вызывало у Строггорна чудовищную боль, и Линган оставил ее на самый конец. Он сразу понял, что без помощи Лао здесь ему не обойтись.

Строггорн несколько раз просил передышки, и Креил, уже давно проснувшийся, приносил ему воды. У Строггорна были черные круги под глазами, но он мужественно переносил психозондаж и только иногда стонал.

ВАРД-ХИРУРГ — ОПЕРАТОРУ: — Диг, я закончил зондаж. Теперь подключи Лао, попробуем заблокировать психотравму, пока Строггорн у нас не свихнулся. Сразу давай дополнительную энергию, без нее здесь нечего делать. Предупреди Строггорна, сейчас ему будет совсем весело.

ОПЕРАТОР — ВАРД-ХИРУРГУ: — Линган, может быть ты отдохнешь?

ВАРД-ХИРУРГ — ОПЕРАТОРУ: — Если я сейчас отдохну, то точно не смогу оперировать.

Лао присоединился к Лингану, с удивлением осматривая зону психотравмы. Ее размеры были столь ужасающи, что он не понял, почему Строггорн до сих пор жив.

— Не удивляйся, Лао. У него фантастическая устойчивость психики! Всем бы нам такую. И Вард-Структура, как у меня. — Линган еще раз осматривал поврежденную зону. — Единственное, что можно сделать — поставить блоки, чтобы она ему не очень мешала. Может быть тогда, потихоньку, он с ней справится сам.

— Что это за воспоминания?

— Память о тех людях, которых он пытал и отправил на костер или умертвил другими способами. Костер — это вовсе не худшее, насколько я понял, — Линган сказал это спокойно, но Лао сразу стало не по себе. — Во всех подробностях, Лао. А там одних вариантов пыток несколько десятков и почти четыреста человек.

— Тебе не кажется, что нам необходимо заменить оператора? Креил уже проснулся. Когда-то он мне уже помогал со Строггорном.

— Ты прав. Диггиррену это знать совсем ни к чему. Нам и без этого хватит с ним проблем.

ВАРД-ХИРУРГ — ОПЕРАТОРУ: — Диггиррен, поменяйся с Креилом.

ОПЕРАТОР — ВАРД-ХИРУРГУ: — Почему?

ВАРД-ХИРУРГ — ОПЕРАТОРУ: — Можно без дурацких вопросов?

— У тебя есть идеи, как поставить блоки? — спросил Лао.

— Не знаю. Нужно ведь нормально, чтобы он мог их самостоятельно снимать и ставить. Строггорн говорит, что Странница уже несколько способов перебрала — и никакого результата.

— Крепкие у нее нервы! А ведь я ни разу не слышал, чтобы она что-нибудь сказала по поводу его прошлого. Наоборот, всегда за него заступается.

Они начали генерировать пучки пси-энергии, пытаясь ограничить зону психотравмы и подготовить ее к установке блоков.

ОПЕРАТОР — ВАРД-ХИРУРГУ: — Линган! Не знаю, что вы делаете, но ему это не выдержать. Строггорн сказал, что лучше бы вы сразу убили его, чем так мучить.

ВАРД-ХИРУРГ — ОПЕРАТОРУ: — Мы готовим место для установки блоков. Пусть терпит, он сам хирург — все понимает.

Креил посмотрел на приборы. Указатель болевого порога давно зашкалило, и ориентироваться было невозможно. Через несколько секунд Строггорн потерял сознание. Креил покачал головой и вызвал по телекому Джона Гила. Тот сразу же отозвался.

— Креил! Хорошо, что звонишь. Я тебя уже везде искал, но у Машины один ответ: Советник занят. Что-то случилось?

— Ты мне скажи, у нас есть новые обезболивающие, которые можно применить при психотравме?

— Это для кого, Варда?

— Ну, для меня, например?

— Можно попробовать. Разве ты болен? — Джон не мог понять, зачем это Креилу. — Только они не очень хорошие.

— Чем?

— После операции будет болевой синдром.

— После операции — черт с ним, что-нибудь придумаем. Привези прямо сейчас. Мы во Дворце Правительства. Большой операционный зал. — Креил отключился.

Джон приехал через двадцать минут, посмотрел на открытый купол и безжизненное тело Строггорна и покачал головой.

— Я так и подумал, что он доиграется!

— Это не сейчас, прошлое. Одна старая психотравма. Он все помнит, но ее никак не может заблокировать, поэтому она стала как незаживающая рана — все время причиняет ему боль. Обычные блоки не можем поставить, а там такое, что когда они просто притрагиваются — он кричит, а как только начали готовить место — сразу же отключился, — пояснил Креил.

— Плохо как. В бессознательном состоянии вы ему тем более ничего не поставите! — Джон начал вводить обезболивающее. Через несколько минут Строггорн очнулся и попросил попить. Джон принес ему воды. Диггиррена они заставили уйти, чтобы не травмировать его еще слишком молодую, по их понятиям, психику.

— Креил, они долго меня будут мучить? Уже часов десять прошло. Сколько можно? — Строггорн спросил это совсем тихо, до такой степени он был измучен.

— Не знаю, как пойдет. Джон, ты не посидишь за оператора? Думаю, надо им помочь.

Креил подключился к пси-креслу, вошел в мозг Строггорна и почти сразу нашел Лингана и Лао. Они удивленно посмотрели на него, и Креил объяснил, что за оператора — Джон Гил. Линган только кивнул, согласившись, что для Джона это не страшно. Креил осторожно подавал энергию, маленькими дозами и с большими перерывами, обходя зону психотравмы, и у него возникла идея.

— Линг, вы пробовали поставить блоки под другим углом? — спросил он.

— Это как?

— Горизонтально, например?

Линган переглянулся с Лао.

— Неплохая идея. Ты с этим сталкивался, Креил?

— У Тины в одном месте почему-то ставились только так, но она могла делать это сама. Я как-то спрашивал ее — почему? Но она не знала. В общем, попробуйте, а я возвращаюсь. Джону там одному не справиться.

— Я тоже теперь это припоминаю, — сказал Лао. — Когда оперировал ее. Боже мой, как это давно было! Больше ста шестидесяти лет назад! И ты хочешь, чтобы мы это вспомнили? Креил все-таки был ее мужем и много раз видел ее неправильные блоки.

Они начали изменять угол установки. Блоки не слушались, срывались, и требовалось огромное количество экспериментов, чтобы выявить необходимый угол. Линган подумал: неизвестно еще, что произойдет раньше: они поставят эти проклятые блоки или Строггорн свихнется от боли. Тот периодически терял сознание, и Джон добавлял обезболивание, снова и снова приводя его в чувство. Строггорн уже не кричал, а только хрипел — он давно сорвал голос. Его тело напрягалось от боли, и взгляд становился совершенно безумным. Джон внимательно следил за ним, временами требуя остановки и давая Строггорну передохнуть.

Когда одна из отчаянных попыток оказалась удачной и блоки встали на место, Лао и Линган сначала только обессиленно посмотрели на них. Угол был чуть больше двадцати градусов, и форма пси-блоков представляла собой октаэдр. Казалось, ничто не должно было удерживать их в таком ненормальном положении, однако теперь они надежно закрывали зону психотравмы.

— Будем проверять? — Линган смотрел на Лао. Ему было настолько плохо, что он всерьез подумал, как бы после операции не пришлось заниматься им самим.

— Нужно. Странница тоже ставила, а он говорит, как только снимал — их нельзя было поставить вновь.

— Попробуем. Но если это не то — будем делать перерыв и оперировать еще раз через несколько дней. Я больше не могу.

8
{"b":"1475","o":1}