ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Ужас на поле для гольфа. Приключения Жюля де Грандена (сборник)
Великие Спящие. Том 1. Тьма против Тьмы
Призрачная будка
Сердце того, что было утеряно
Заложники времени
Мир вашему дурдому!
Уроки соблазнения в… автобусе
Мой любимый демон
Выбор в пользу любви. Как обрести счастливые и гармоничные отношения

Лора Андерсен

Земля

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

СОЮЗ ВРЕМЕН

Особая благодарность моему другу Кейнолу (Слай А. Аллес)

за помощь в подготовке части к публикации.

Полукруглый зал тонет в почти полной темноте. Только трибуна, выложенная красно-бардовым бархатом, вырывается в неровном свете вперед, парит в мрачной торжественности.

В глубине сцены слегка поблескивает на прозрачном голубом фоне знак Вечности, скорее напоминающий свастику.

Худощавый мужчина, закутанный в плотный черный плащ, с лицом, почти скрытым полумаской, нервно взбегает по ступенькам на сцену. Зал тысячью глаз неотрывно следит за каждым его движением. Мужчина встает за трибуну и поднимает в приветствии руку. Волна вздымает зал, тысячи тел – вскакивают, тысячи рук – взмывают в ответном движении. Минуту стоит тишина, толпа замирает. Легкий взмах руки – Он приказывает садиться. В его темно-серых глазах горит мрачный огонь. Он медленно – лицо за лицом, глаза в глаза, обводит взглядом зал. И, повинуясь повороту его головы, зал вновь затихает.

Тишина.

Каждый шорох был бы достоин осуждения зала. Теперь Он смотрит куда-то поверх голов, он – прозревает будущее. Его губы складываются в невидимую усмешку, тихий голос слышен в каждом уголке зала.

– Братья мои! – начинает он речь. – Мы собрались здесь после трагических событий последнего месяца. Нас стало меньше. Многие не смогли вернуться оттуда. – Его взгляд скользит поверх голов, по залу проносится полустон-полувсхлип. – Но, – его голос нарастает, – мы еще сильны! – Он успокаивает крики в зале жестом руки. – Сегодня, здесь и сейчас, ни секунды не медля, мы должны принять важное решение, от которого – не будем бояться высоких слов, – зависит наше будущее! Много лет мы были разрозненны, нас душили разногласия и расколы. Сейчас, перед лицом опасности, которая подстерегает нас, мы должны объединить наши ряды, чтобы действовать, чтобы дать отпор нелюдям, попирающим своими грязными ногами нашу святую Землю! – Многие вскакивают, выбрасывают руки в приветствии. – Да здравствует Лига Свободы Земли!

Зал скандирует: «Да здравствует Лига! Да здравствует Лига…»

– Долой нелюдей с Земли!

«Долой нелюдей с Земли!» – хором ревет зал.

Несколько минут нужно, чтобы успокоить толпу. Но теперь тела напряжены, глаза – твердо устремлены на оратора. Никаких сомнений, никаких колебаний – вот он новый Вождь!

– Наших врагов немного, – снова с негромкой ноты начинает оратор. – Чуть больше 60 тысяч.

Кто-то из зала не выдерживает, вскакивает, кричит с места: «А телепаты? Не дадим ковыряться в наших мозгах!»

Вождь успокаивающе поднимает руку, он-то знает, что их время еще не пришло.

– Это будет потом. Сейчас, главное, эти 60. А – самое главное – шестеро их верховных вождей… – Ему не дают закончить. «Но они же мертвы?» – недоумевает зал.

– Они БУДУТ мертвы, – улыбается Он. – Еще пару дней, и им придет конец.

– Слава… Да здравствует Лига… Мы с вами… Вождь… Веди НАС!

Он гордо вскидывает голову, пытаясь и впрямь прозреть будущее. Перед мрачным взором проплывают города, города, города…, ряды сторонников, вышагивающих в марше. Вот она – Власть!

Глава 1

Аль-Ришад. 1 февраля 2036 года единого времени

Огромная стела вознеслась на сорокаметровую высоту вверх, в Элиноре, столице Аль-Ришада, и там, на маленькой площадке, стояли шесть фигур Советников из мрамора. Их лица были подняты к небу, руки лежали на плечах друг друга, обнявшись, точно так, как ушли они вместе из этого мира.

Этель, жена Советника Диггиррена, не могла спать, долго ворочаясь с боку на бок. Это был последний день перед отключением аппаратуры, поддерживающей видимость жизни в телах Советников. Наступающее утро приносило боль вечной разлуки и уничтожало последнюю надежду. Все было готово к похоронам.

Уже месяц на Земле продолжался траур по погибшим. Так было решено на заседании глав государств всех стран. Немногие из них были хорошими людьми, но и у них остались жены, дети, матери, и что им было до преступлений, совершенных своими отцами и мужьями. Кроме того, Земля потеряла много смертельно больных людей, или просто уставших жить, которые использовали возможность и больше не вернулись назад.

Наверное, Этель задремала, потому что увидела себя вдруг в странном зале. Горел камин, освещая стены неровными отблесками огня. Шесть кресел стояли грозным полукружьем. Она увидела Советников, в полном облачении членов Совета Вардов. Было что-то очень ирреальное в этом пространстве. Где-то далеко пробило один раз, отчего Этель вздрогнула.

– Как холодно, Строггорн, – сказала Аолла, поежившись. Он встал и подошел к камину, подбросив дрова.

– Так лучше? – Он вернулся и посмотрел ей в глаза.

– Все равно холодно. Скоро это закончится?

– Очень скоро, девочка. – Линган возвышался горой на огромном кресле.

Строггорн сел на пол, рядом с ней.

– Я подсчитал, осталось не более суток, и все закончится. Для нас, во всяком случае.

– Слава Богу, – Диггиррен огляделся, словно ища кого-то. – Почему так долго?

– Из-за энергии. Как только ее отключат, система потеряет стабильность и мы исчезнем, – пояснил Строггорн. – Сделали глупость. Нужно было приказать сразу отключить аппаратуру. Я, дурак, надеялся, что возможен возврат. Слишком стабильная система. Никак не разрушить. Ты чего вертишься, Диг?

– Не знаю, словно кто-то наблюдает за нами, – Диггиррен повернулся и посмотрел прямо на Этель.

– Не смеши, система замкнутая, как сюда можно попасть?

– Этель? – Диггиррен приподнялся с кресла, в этот момент отчетливо часы пробили два раза.

– Диггиррен! – Этель истошно закричала, во весь голос… и проснулась на своей кровати. Она была вся в поту, и сначала никак не могла сообразить, что произошло. Все, что она видела, совсем не походило на сон. Этель встала и, набросив халат, подошла к телекому, набирая номер Лигалона, он сейчас выполнял обязанности Председателя Совета Вардов, как один из старейших людей страны. Его усталое лицо тут же возникло на объемном экране, и Этель подумала, что он тоже не спал в эту ночь.

– Что-то случилось, Этель? – Ему показался странным этот ночной звонок.

– Я хочу попросить отложить отключение аппаратуры на один день.

– Что это даст? Ты здорова, девочка? А то приезжай, посмотрю. Все равно не сплю.

– Я видела их.

– Кого?

– Советников. Есть такой зал, в Многомерности, с камином, я знаю, мне рассказывал Строггорн. Они были там, разговаривали.

– Тебе приснилось. – Лигалон покачал головой.

– Нет. Это не сон. Я сейчас приеду, вижу, так вы мне не поверите.

Этель быстро собиралась. Только Лигалон обладал достаточной властью, чтобы отложить все хотя бы на день. Когда она приехала к нему, пси-кресла были готовы к работе. Этель не пыталась возражать и спокойно позволила провести зондаж этого «сна», сняв защитные блоки. После этого Лигалон еще несколько минут сидел, задумавшись, а потом начал собирать Большой Совет прямо к себе домой. Сейчас в Большой Совет Вардов входило всего девять человек, и все они, несмотря на то, что была ночь, собрались в течение получаса. Этель подумала, что им всем было не до сна.

Члены Большого Совета обладали огромным опытом Вард-Хирургии и сейчас пришли к единому мнению: то, что видела Этель, не было сном, а являлось чистым проходом в Многомерность, и, значит, был шанс спасти Советников. Когда все разошлись, Лигалон долго сидел молча и только спустя примерно полчаса уточнил:

– Ты твердо решила идти туда? Десятимерность все-таки?

– Не Десятимерность. В каминном зале обычно 44 измерения.

– Это нереально, Этель. Ты погибнешь!

– Не знаю, может быть, но я единственный человек на Земле со встроенной нервной системой и, кроме того, вы же знаете – я не старею. Что-то еще сделано с моим телом. А вот достаточно ли этого, не могу сказать. – Она задумалась. – Диггиррен очень любил меня, и я видела его сегодня, он еще меня помнит, раз пытался позвать. Вы же знаете, что сказал Строггорн – изнутри им никак не разрушить возникшие связи, слишком стабильная система. Я попытаюсь, мне терять нечего. Ключ у вас?

1
{"b":"1476","o":1}