ЛитМир - Электронная Библиотека

– Она умерла? – спросил Линган. Время вернуло свой обычный бег.

– Не думаю, – Велиор всматривался в объемный экран, который должен был показывать, что происходит внутри живота Тины, но сейчас на нем лишь лился ослепительный свет. – Ладно, пошли посмотрим. Думаю, уже не опасно.

Он быстро поднялся с кресла, убрал защиту с операционного купола и вошел внутрь.

– Можете это вынуть? – он кивнул на расширитель.

Линган осторожно потянул, стараясь не причинить еще большие повреждения. Мозг Тины слабо излучал.

– Я думаю, она в коме, – и Велиор не успел закончить, как в операционной возникла нота органа. Она лилась на одной ноте и казалось пронзала бесконечность. – Пятый уровень, – констатировал Велиор.

– Перешел? На пятый? – у Лингана провалилось сердце от мысли, что они рисковали напрасно.

– Ты не понял, Линган. Он перейдет на пятый уровень, сразу, как только родится. Но мы могли сказать вам об этом раньше, если бы вы сообщили телепатему ребенка.

– И как это можно определить?

– Бесконечность… Нужно иметь пятый уровень развития для такой телепатемы. Как у Странницы… Или Нигль-И…

Линган вспомнил телепатему инопланетянина – странный непередаваемый звук, отдаленно похожий на звон тысячи колокольчиков, возникал на грани слышимости, но приносил точно такое же чувство бесконечности.

Они услышали легкий шум в аппаратной, и возникли телепатемы Строггорна и Аоллы: мужчина в золоте и женщина в красном. Аолла толкала носилки с лежащим на них Нигль-И.

Велиор мгновенно подошел и всмотрелся в лицо инопланетянина. Нигль-И лежал с закрытыми глазами и практически не ощущался телепатически.

– Что с ним? – спросил Велиор. Он поднял глаза на Строггорна. Казалось, тот едва держится на ногах.

– Все нормально, вроде. Хотя, я не могу быть уверен на сто процентов. Пришлось шить вслепую, мы же не способны видеть его тело, – ответил Строггорн. – Что с Тиной?

– Обошлось. Еще бы чуть-чуть, и спасать бы было некого! – Велиор был откровенно разозлен и не пытался этого скрывать.

– Если вы не возражаете, я бы ушел спать. Еще не очухался после передачи энергии, и эта операция… Нигль-И, наверное, мне теперь будет долго сниться!

– Боюсь, нам придется попросить тебя вправить Тине суставы, – сказал Линган.

– А что, больше некому это сделать? – удивился Строггорн.

– Когда ты увидишь, то поймешь, лучше тебя, даже такого уставшего, с этим никто не справится.

Строггорн пошатываясь, прошел под купол, по дороге глянул на показания аппаратуры.

– Я не знал Линган, что ты занимался такими делами! – раздался его голос уже из-под операционного купола. – Это как же вы ухитрились выломать ей суставы и при этом не убили от боли?

Он продолжал ворчать, Аолла села в кресло, зажала уши руками, больше всего боясь, что Тина закричит, и постаралась не думать о том, что делает сейчас Строггорн в операционной.

Он вышел с покрытым потом лицом и рухнул на свободное кресло.

– Всё, или вы мне разрешите уйти спать, или я усну прямо здесь!

Бесшумно раскрылись створки операционной, и появились Креил с Лао. Креил вопросительно посмотрел на Лингана с Велиором.

– Ваш ребенок будет жить, Советник, – устало сказал Велиор.

– Не понял. А Тина?

– Вы садитесь, Советник, я все равно хотел с вами поговорить. Кстати, не только хотел, но и обязан, как Эспер-Секретарь Галактики.

Креил послушно опустился в кресло.

– Вы совершили преступление, Советник, зачав этого ребенка, – сказал Велиор. – Не смотрите так изумленно. Земля не входит в Галактический Совет, и поэтому вы можете проигнорировать наши законы, но, тем не менее, я хочу, чтобы вы знали о том, что совершили преступление. Вы пожертвовали жизнью женщины, практически ребенка, для того, чтобы дать жизнь своему сыну. И вы не имели права это делать!

– Я и не собирался ничего такого делать! Это получилось случайно. Не считаете же вы меня таким зверем? – попытался оправдаться Креил.

– Это не имеет значения теперь.

– Почему? Тина жива? Я не понимаю, почему вы обвиняете в убийстве, которого не было?

– Потому что она погибнет. И никто не может этого изменить. То, что покаона жива, ничего не меняет.

– Я не понимаю вас, Велиор.

– Велиор имеет в виду линию жизни Тины, – вмешался в разговор Лао. – Я не все в этом понимаю. Ее жизнь оборвется очень скоро, а потом возникнет снова.

– Только оборвется жизнь существа, не достигшего даже первого уровня сложности, а возникнет снова – как минимум Третьего, а может и Четвертого! – добавил Велиор. – Я хотел бы знать одну вещь, Советник Креил. Смотрели ли вы свою линию жизни до того, как встретиться с Тиной? То есть, знали ли вы о том, что у вас может быть ребенок?

– Я ничего не знал! Да я никогда и не пытался смотреть линии жизни! Когда болел, это было невозможно, а когда выздоровел, даже не подумал об этом! Да и какой смысл, чем дальше от настоящего, тем больше неопределенности возникает!

– В вашем случае это не совсем так. Хотя, вы правы, пока Тина формально жива…

– На Земле как-то не принято хоронить живых людей. Когда возникает вероятность ее смерти?

– В день рождения Лиона. Это логично. Возможно, снова понадобится энергия. То есть, я бы посоветовал вам, как только Лион начнет изменяться к родам, связаться со мной.

– Что значит: «изменяться к родам»?

– Ну не будет же всегда так? – Велиор кивнул на экран, изображающий внутренности Тины. – Ребенок был зачат на Земле, в Трехмерности, родители – люди. В общем, он должен рано или поздно стать обычным земным ребенком. По крайней мере, внешне… – Велиор оборвал свою речь, заметив побледневшее лицо Креила.

– А если ребенок не был зачат в Трехмерности? – спросил Креил.

– Что вы имеете в виду? Многомерность? Вы хотите сказать…? – Велиор пристально посмотрел в глаза Креилу. – Советник, но вы хотя бы были в человеческом облике? Это очень серьезно… ребенок принимает облик отца или матери… но в вашем случае, отца.

– Я был… не совсем человеком…

– Тааак… – медленно подвел итог Велиор. – Ребенок был зачат в Многомерности, и вы НЕ были человеком… Тогда, я уже не знаю, кто должен родиться. И, тем более, как понять, когда он надумает это сделать.

– Есть ли еще какая-то возможность узнать, каким он может родиться?

– Вы же смотрели его генетику? Есть идеи?

– Лион не будет человеком, – убито сказал Креил.

– Ладно, не расстраивайтесь так, – сказал Велиор. – Он примет облик человека, как только родится. У Лиона будет врожденная способность к регрессии. Даже если человеческий облик не будет его родным, это неважно, он перестроит тело так, чтобы выглядеть человеком.

– И сможет поддерживать тело человеческим все время?

– Пятый уровень сложности. Честно говоря, уже с рождения он сможет выбирать себе любой облик. И не надейтесь долго удержать такое существо на Земле. Для них любая планета – лишь большая тюрьма.

– Что еще нам следует знать об этом Пятом уровне? – спросил Линган. Идея растить Лиона на Земле нравилась ему все меньше и меньше. – Существа этого уровня агрессивны?

Велиор удивленно посмотрел на него.

– Вы считаете меня агрессивным? Вы не понимаете некоторых вещей. Пятый уровень – это другая форма жизни. Отличная от первых Четырех. Так же, как Шестой.

– Что это значит?

– Начиная с Пятого уровня, существо теоретически может находиться в слиянии с Ором и остаться в живых при этом. А находиться в Слиянии с Ором означает контролировать его, стать частью его разума и принять на себя управление Вселенной!

– Отчего погибли родители Странницы? – задал Строггорн вопрос, который мучил его с момента передачи энергии Тине.

– Энергия. Стайол – это следующая ступень эволюции. Существо, которое может перемещаться даже в другие Вселенные! Не без риска, конечно. Вы должны понять. Когда я говорю, что уровень означает вовсе не уровень, а переход к другой форме жизни – это именно так и есть. Расширение физических законов, при которых это существо может жить. Посмотрите, и я и Нигль-И можем жить на других планетах. Почему вы не удивляетесь, с какой легкостью мы переходим в Трехмерность? Ведь ее физические законы радикально отличаются от законов наших мерностей. И что? При желании, я могу находиться на Земле в моем Естественном Облике! И не делаю этого, только, чтобы не пугать людей. Стайолы, это вообще особая форма жизни. Вы никогда не задумывались над тем, каким образом возникла Вселенная? А ведь их возникновение – обычный побочный эффект существования Стайолов.

101
{"b":"1476","o":1}